Я.П. Невелев
Невелев Яков Петрович. За чистый город и проядочную власть.
Главная О Невелеве Публикации Предприятия холдинга Банк вакансий Общественная деятельность Фотографии  Газета  "Уральский  Край"  Архив О сайте

Я никогда не

занимался торговлей.

Я производственник

Я.П. Невелев

Е.Ройзман: «Мой «пиар» - пять тысяч операций против наркоторговцев»

 

В Свердловском облсуде начался процесс против банды, напавшей год назад на поселок Сагра

В истории о нападении вооруженной банды на поселок Сагра перевернута еще одна страница. В Свердловском областном суде начались слушания по этому резонансному делу, о котором хоть кино остросюжетное снимай. А если учесть и то, как шло следствие и как, вероятно, будут идти судебные разбирательства — вполне потянет на многосерийный детектив.

На скамье подсудимых — члены банды, руководимой находящимися в заключении Иваном Лебедевым и Кахабером Чичуа. Как водится, самые громкие резонансные дела начинаются с бытовухи. Так случилось и на сей раз: невзлюбили сагринцы недавно поселившуюся рядом с ними цыганскую семью Лебедевых. Почему невзлюбили — догадаться несложно: те немедленно начали осваивать приютивший их поселок как рынок сбыта наркотиков, что и было
установлено следствием.

Лебедевы оказались гордыми и терпеть «гнет» от коренных жителей не пожелали. Каким-то образом (каким — отдельная история) согласовали со своим родственником Иваном (отбывавшем на тот момент наказание за наркоторговлю в колонии) организованное нападение на поселок, чтобы припугнуть соседей, мешающих их прибыльному бизнесу.

За родственником Иваном дело, понятно, не стало, к тому же «угнетаемое» семейство предусмотрело даже бюджет «за беспокойство» - 30 тысяч рублей. Сочувствующий родне Лебедев через своего подельника на воле Шоту Катамадзе и организовал то самое нападение на поселок, которое — не окажи сагринцы должного сопротивления — завершилось бы, вероятнее всего, страшной резней. Атака, впрочем, была отбита, один из членов напавшей банды Фаиг Мусаев был убит. Тут бы и поставить точку в саге, доверив следственные будни оперативникам. Но красиво бывает на бумаге, а реальность оказалась вопиюще будничной.

Реакция местной правоохранительной системы оказалась по меньшей мере странной — если, конечно, исходить из представлений о нормальной работе правоохранителей. Полицию почему-то совсем не заинтересовал факт визита в поселок нескольких десятков вооруженных до зубов мужиков на кортеже из тринадцати авто. По логике местных правоохранителей выходило так, что несколько сагринцев, предварительно выпив, вызвонили откуда-то группу кавказцев, чтобы устроить, видимо, нечто вроде пейнтбола.

Правда, в такой версии усомнились на федеральном уровне. Опять же не вдруг, а после того, как о конфликте уже нельзя было замолчать — в век победившего Интернета это невозможно физически, и тем интереснее, на что надеялись местные полицейские, пытаясь представить все какой-то пусть не безобидной, но все же шалостью. Стоит ли удивляться тому, что жителям едва не покоренной Сагры пришлось в итоге обращаться к известному борцу с наркомафией Евгению Ройзману.

Маховик истинного следствия наконец-то начал раскручиваться, происшествием в уральском поселке серьезно заинтересовалась Москва, делать и далее вид, что сельские мужики «с пьяных глаз» не разобрали добрых намерений гостей, было больше невозможно.

На скамье подсудимых теперь 23 члена банды. Их линия защиты банальна - «ехали себе тихо, никого не трогали», но вот коварному Евгению Ройзману вдруг захотелось всероссийского пиара. А что там накопало следствие — это, мол, вопросы к следствию. Свои тезисы, изложенные с ошибками, но крупными буквами на листках бумаги подсудимые демонстрировали присутствующим на процессе журналистам: «Обвинение сфабриковано, нас сделали крайними», «Наш бандитизм — это пиар Ройзмана», «Массовые беспорядки в лесу разве бывают?» и в том же духе.

Суд, впрочем, эти утверждения и риторические вопросы интересовали постольку поскольку. Интереснее изложенных на бумаге слов, написанных явно под диктовку адвокатов, были слова звучавшие. Так, сотрудник местного отделения партии «Единая Россия» Кардаш Фаттахов потребовал удалить из зала заседаний всех журналистов, а член семьи Лебедевых, которая, напомним, по показаниям сагринцев, промышляла в поселке наркотиками, и вовсе заявил, что «работал во славу Господа».

В беседе с обозревателем KM.RU руководитель екатеринбургского фонда «Город без наркотиков» Евгений Ройзман дал ответ на обвинения в самопиаре и напомнил о том, как шло расследование нападения на Сагру:

- У меня есть еще один очень большой личный «пиар» — пять тысяч успешных операций против наркоторговцев. И таких дел, как в Сагре, у меня далеко не одно. Ну что ж, если это такой самопиар... Полагаю, я понятно объяснил свое отношение к этому «обвинению»?

- Как так получилось, что сагринцы были вынуждены в итоге обратиться за помощью в «Город без наркотиков»?

- Реально в Сагру ехал отряд карателей, они ехали ломать, ставить на колени, ехали убивать тех, кто восстал против наркоторговли в их поселке. Местные жители — трое мужиков и один парень молодой, вчетвером, - их встретили, потом еще бабы набежали — всего девять человек было. Они этот отряд и остановили, началась перестрелка, в результате которой каратели верещали как зайцы и бежали через лес. Мужики на самом деле все были трезвые — взрослые, нормальные, обычные люди. Но на следующий день местные силовики попытались эту историю подать уже как обычную пьяную драку. Мужиков русских «закрыли», сказав им буквально: «Вы не знаете, кого вы убили — это (Фаиг Мусаев. — Прим. KM.RU) племянник вора в законе Заура, сознавайтесь во всем, иначе всем вам капец, они вам не простят».

Тогда-то их родственники и приехали ко мне. Говорят: «Как же так? На нас напала банда, их никого не ищут, мы сопротивлялись и нас же «закрывают», милиция на стороне банды». Я спрашиваю: «В прокуратуру обращались?», они: «Обращались, даже заявление не стали принимать». Ни хрена себе! Мы выслушали жителей поселка, попытались понять, что происходит, обзвонили всех силовиков и выяснили, что у них одно единственное желание — просто жопу прикрыть, чтобы все было тихо.

Тогда мы поехали в Сагру, взяли камеры с собой и записали всех людей, которые были участниками событий, нашли патроны, нашли сим-карты, телефоны. Эти фотографии членов банды обошли потом весь Интернет, они же все вместе фотографировались. Все добытые материалы нам удалось передать в Следственный комитет, продолжили работу и, наконец, вынесли ситуацию на федеральный уровень. И вот тогда включилась Москва, приехал Бастрыкин и заявил начальнику местного ГУ МВД по Свердловской области буквально: «Вы хоть понимаете, что бы было, если бы банда прорвалась в деревню?». СКР плотно включился в работу, в Сагру из столицы приехала очень сильная бригада следователей, местные работали с ними в полную силу, было мощное оперативное сопровождение. И вот результат — банда на скамье подсудимых.

© Мартынюк Виктор 06.08.2012Первоисточник публикации.