Я.П. Невелев
Невелев Яков Петрович. За чистый город и проядочную власть.
Главная О Невелеве Публикации Предприятия холдинга Банк вакансий Общественная деятельность Фотографии  Газета  "Уральский  Край"  Архив О сайте

Я никогда не

занимался торговлей.

Я производственник

Я.П. Невелев

Право на оружие – главное отличие гражданина от раба

Вооруженный народ – гарантия современной государственности и республиканского строя

В России в очередной раз вспыхнули споры о возможности легализации гражданского оружия, иначе говоря, имеют ли право простые граждане на приобретение и ношение короткоствола. МВД и другие правоохранительные органы по традиции против, гражданское общество – за.

При этом у обеих сторон есть свои аргументы. Силовики вспоминают частые случаи в США, когда какой-нибудь школьник расстреливает одноклассников или псих приходит с ружьем на премьеру кинофильма и оставляет после себя гору трупов (так было буквально несколько дней назад на премьере «Темного рыцаря»).

На днях в Совете Федерации был представлен доклад, в котором говорится, что в случае легализации короткоствола его могут приобрести 10,7 млн человек. Попросту говоря, правоохранители боятся нашествия психов с оружием. Сторонники же короткоствола говорят, что глупо отказывать законопослушным гражданам в приобретении оружия, коль скоро им уже обладают бандиты.

Действительно, правовая система России устроена таким образом, что преступник может пользоваться оружием сколько ему заблагорассудится. Гражданин же не может даже сопротивляться напавшему на него негодяю под угрозой уголовного преследования. Если в дом залез грабитель и хозяин его пристрелил, то по российским законам защищавшемуся грозит неиллюзорный срок.

Логика проста: сначала дай себя убить, а уже потом вызывай полицию. Закон стоит на стороне вооруженного преступника против гражданина. Самооборона – более тяжкий грех, чем даже убийство. Практика показывает, что убийц, особенно если это гости из кавказских республик, правоохранители склонны отпускать на следующий же день. А вот если вы оборонялись – на вас заведут уголовное дело.

Но разве сложно разрешить гражданам владеть оружием? Сложно. И дело не в психах с пистолетами. Вопрос этот политический и касается статуса жителей России.

Дело вот в чем. Отцы-основатели США не случайно добавили в Конституцию Вторую поправку, гарантирующую гражданам право владеть оружием. Им хотели создать прочный республиканский строй, который будет гарантирован от прихода к власти диктатора. Но ведь диктатор может быть хитер, рассуждали они. Тиран соберет дружину, подкупит чиновников и захватит власть. Что может быть гарантией против этого? Право народа на восстание. Но ведь народ безоружен, а гвардия тирана вооружена, не так ли? Тогда «право народа хранить и носить оружие не может ограничиваться».

Т. е. право на оружие тесно связано со статусом гражданина. Вооруженный человек свободен. Он может защитить себя и свою семью от преступника. Совместно с другими людьми он может и защитить государство от тирана. Поэтому любая диктатура прежде всего обезоруживает народ.

В любом американском фильме мы видим, что представители ФБР или полиции просят у хозяина дома разрешения войти. Почему так? Потому что вторжение на частную территорию без ордера на обыск незаконно, и хозяин имеет право обороняться. Американское законодательство по умолчанию становится на сторону владельца дома, застрелившего грабителя, ибо грабитель по определению не имеет права вторгаться на чужую территорию без согласия хозяина.

Недавно в сети появился ролик: пожилой американец стреляет в двух грабителей, вторгшихся в интернет-кафе. Молодые парни «негритянской национальности» решили поживиться содержимым кассы. Махали пистолетами, пытались уложить посетителей на пол. Американский старичок выгнал обоих, стреляя по ногам. В дальнейшем оба незадачливых грабителя были задержаны. Защищавшемуся пожилому американцу никаких обвинений предъявлено не будет.

Представим, что было бы, если бы аналогичная история произошла в России. Во-первых, старичка обвинили бы в превышении мер необходимой самообороны. Он должен был дождаться, пока его убьют или покалечат, а затем торжественно звонить в полицию. Во-вторых, неизбежно и обвинение в экстремизме и нападении на невинных юношей другой национальности. Собрались бы правозащитники и как дважды два разъяснили бы, что старичок тяжко оскорбил национальные традиции юношей, начав сопротивляться. Они сказали бы, что старичок – американский алкоголик, дорвавшийся до своего поганого виски и потому устроивший стрельбу на пустом месте. Разумеется, оба грабителя были бы отпущены с униженными извинениями (в т. ч. им были бы возвращены пистолеты), а старичок сел бы в тюрьму на много лет...

Короче говоря, вопрос о гражданском оружии лежит в поле политической философии. Гражданин современного государства должен иметь право на оружие в доказательство того простого факта, что он не раб. Если же оружия нет, граждане превращаются в «население», т. е. в бесправных полурабов, над которыми можно ставить любые социальные эксперименты от приватизации до либеральных реформ.

Право на оружие – традиционное право господ со времен средневековья. Мушкетер-дворянин был вооружен, а кабатчик – нет. В современном обществе, где статус господ распространен решительно на всех, право психически здоровых и лояльных членов общества на оружие не должно оспариваться. Гражданин имеет право на защиту как от преступников, так и от тиранов.

Право на оружие – такое же основополагающее право, как и свобода слова, и оно находится в тесной связи со всеми гражданскими правами просто потому, что иначе их нечем будет защищать. Вооруженный народ – гарантия современной государственности и республиканского строя. Когда-нибудь это поймут и «дорогие россияне». И когда поймут – тогда и станут гражданами в том высоком смысле, который вкладывали в это слово философы Нового времени.

© Святенков Павел 26.07.2012Первоисточник публикации.