Я.П. Невелев
Невелев Яков Петрович. За чистый город и проядочную власть.
Главная О Невелеве Публикации Предприятия холдинга Банк вакансий Общественная деятельность Фотографии  Газета  "Уральский  Край"  Архив О сайте

Я никогда не

занимался торговлей.

Я производственник

Я.П. Невелев

Ответственность безответственных

С чем власть и оппозиция приходят к новому политическому циклу

Такое впечатление, что если нынешнее руководство останется у власти, через 15 лет, оно по-прежнему будет кивать на 90-е, не признавая свою ответственность за то, что, имея сверхблагоприятнейшую внешнеэкономическую конъюнктуру, сделало далеко не всё. Показательно, что последнее обновление на сайте «приоритетные национальные проекты» датировано 18 мая 2009 года...

Власти, безусловно, ответственны за то, что было, есть и будет в стране.

Российский случай – нечто особенное.

Нынешнее руководство вот уже более 12 лет у власти. Давайте посмотрим, что у него с ответственностью. Благо прошедшая кампания по выборам президента страны даёт богатую пищу для размышлений. Владимир Путин получил власть, что называется, «на блюдечке с голубой каёмочкой» от уходящего Бориса Ельцина.

Все основные тяжелейшие институциональные рыночные реформы были проведены. Признаемся: с неоправданно высокими издержками они были проведены.

И вот эта тяжесть реформ (что и говорить, настрадались люди) станет, как оказалось, одним из прочных оснований для нынешних властей. Люди естественным образом соизмеряли и соизмеряют свою нынешнюю жизнь с тем, что было в 90-е годы прошлого века. И сравнение,  с чисто материальной точки зрения, естественно, не в пользу 90-х.

Хотя уровень жизни стал явно выше в 2000-е годы (что при таких-то ценах на нефть совсем неудивительно), оказалось, что власти умудрились в эти годы, мягко говоря, недоработать.

Уровень коррупции стал безобразно высоким. Но для Станислава Говорухина – руководителя избирательного штаба Владимира Путина – такая коррупция оказалась, как известно, достижением, потому как она стала «цивилизованной».

Инфраструктура страны продолжает оставаться вызывающе недоразвитой. Вдумайтесь только:

за 2001-2010 годы страна получила от экспорта нефти, нефтепродуктов и газа почти 50 трлн. рублей (!), а с дорогами у нас по-прежнему ситуация аховая.

Кстати, это примерно в 5 раз больше, чем российские доходы от экспорта энергоносителей в столь нелюбимые нынешними властями 90-е годы прошлого века.

Да что там с дорогами. Когда недавно в Брянске ребёнок погиб, провалившись в канализацию из-за того, что она изношена до аварийного состояния – это что?

Что нам говорят власти по поводу нерешённости этих и других проблем? Готовы ли они нести ответственность?

И близко ничего нет. Мы вновь слышим о том, сколь тяжёлая ситуация была в стране к концу 90-х годов прошлого века, что у нас, к примеру, пограничники на Северном Кавказе в землянках жили и т.п.

Такое впечатление, что если нынешнее руководство останется у власти через 5-10-15… лет, оно по-прежнему будет кивать на 90-е, не признавая свою ответственность за то, что, имея сверхблагоприятнейшую внешнеэкономическую конъюнктуру, сделало далеко не всё, чтобы превратить Россию в богатую и процветающую страну.

Оно, естественно, никогда не признается, что ответственно за провал, к примеру, задачи по удвоению ВВП к 2010 году – главной задачи первой десятилетки XXIвека. Власти стараются об этом не вспоминать, упражняются в том, как подсчитать рост экономики в долларах США, но факт есть факт:

задача удвоения ВВП была выполнена всего лишь на 59,5%, а не на 100%, если уж так хотели удвоить.

Не станут власти брать ответственность и за то, что приоритетные национальные проекты (помните, как много о них говорили, когда Дмитрию Медведеву надо было избираться президентом в 2008 году) забудут, так и не сделав образование и здравоохранение по-настоящему национальными приоритетами.

Весьма показательно, что

последнее обновление на сайте «приоритетные национальные проекты» датировано 18 мая 2009 года (3 года назад!).

Это к вопросу о том, были ли нацпроекты  чисто конъюнктурным мероприятием, приуроченным к выборам, или нет.  Более серьёзное доказательство:

запланированно снижение доли расходов на образование во всех расходах федерального бюджета с 5,1% в 2011 году до 3,4% в 2014 году, а такая же динамика по здравоохранению — с 4,6% до 3,2%.

Итак, нынешние власти не хотят брать ответственность за недостатки, которые списываются на прошлое. Мало того, и в политической сфере за нынешние проблемы они склонны перекладывать ответственность на других.

Кто реально ответствен сегодня за разделение на «чужих», которые с «контрацептивами», и «своих»? Вместо объединения людей, мы видим  классическое «разделяй и властвуй». И, опять же, никакой ответственности. И это касается не только прошлого и настоящего. Это касается и будущего.

Когда в условиях неопределённости экономической ситуации принимаются явно популистского характера решения по росту расходов социального и оборонного характера, принимаются обязательства по проведению разного рода чемпионатов, саммитов и т.п. – это свидетельство безответственности. Когда в решениях по политической реформе наблюдаются шараханья из стороны в сторону – это тоже безответственность.

Вы посмотрите на  те законопроекты, которые призваны сегодня обновить политическую жизнь страны (возвращение выборности губернаторов, либерализация порядка создания и регистрации политических партий и т.п.). Ведь практически всё это – возврат к ранее существовавшей системе.

Вопрос: а зачем надо было это всё делать, чтобы сегодня отыгрывать назад? Кто за это ответствен? И вот только не надо говорить о том, что на определённом историческом этапе развития страны отменяемые ныне реформы были оправданы. Что было оправдано? Отмена выборов губернаторов после теракта в Беслане в 2004 году якобы в целях борьбы с терроризмом?

Ладно, с ответственностью и с отсутствием таковой у нынешних властей всё более или менее ясно.

А что с оппозицией?

Оппозиция, как известно, у нас есть системная и несистемная. С одной стороны, оппозиция находится в выгодном положении с точки зрения бремени ответственности. Это с особой наглядностью показала прошедшая кампания по выборам президента страны. Можно обещать что угодно, но, будучи не у власти, не нести за это никакой ответственности.

Нас самих весьма впечатлили результаты собственных подсчётов того,

сколько стоили предвыборные обещания социального характера недавних соискателей поста президента: Сергей Миронов – 124,5 трлн. рублей, Геннадий Зюганов – 110,6 трлн. рублей, Владимир Жириновский – 80,9 трлн. рублей.

Всё это, мягко говоря, никоим образом не соответствует экономическим возможностям страны. У оппозиции несистемной ответственность другого рода. Она ответственна за то, чтобы её действия не были использованы властями для упрочения своих позиций. В России в прошедшие месяцы всё получилось с точностью до наоборот.

Нам может не нравиться хамство руководителя избирательного штаба кандидата в президенты от партии власти Станислава Говорухина по отношению к оппозиции, к тем, кто выходил на Болотную и Сахарова. Но нельзя не признать справедливость его слов о том, что эти митинги позволили мобилизовать путинский электорат.

Почему так произошло? Почему был допущен столь очевидный тактический просчет со стороны оппозиции? Потому что после первых митингов на Чистых прудах и Болотной появилась неоправданная эйфория. Всё, мол, народ пробудился. Ура!

Народ действительно пробудился, и власти испугались. Появился целый пакет предложений по политическим преобразованиям. Но и власти достаточно быстро поняли: митингующие - это идеальный образ врага, «оранжевая угроза», наймиты Запада (а тут еще так «кстати» оппозиционеры сходили к американскому послу). «Бородино» Михаила Лермонтова тоже можно вспомнить.

Укрепить этот образ, рекрутировав известных «брызжащих слюной» деятелей, задействовав TV- пропаганду, оказалось делом техники. Конечно, надо было сразу сделать все, чтобы властям было затруднительно реализовать такой сценарий. Лозунгом митингов должно было стать «Мы против революций», а не только «За честные выборы». А лучше всего: «За честные выборы, без революций».

Хождение к американскому послу в это время – тоже ошибка. Да-да, конечно же, в этом нет ничего такого. Я не об этом. Я о том, как это могло быть преподнесено в средствах массовой информации, как это могло быть использовано в деле создания образа «оранжевого» врага. Преподнесли, воспользовались. Пройдут выборы – встречайтесь сколько хотите.

Кстати, понятно, почему на Поклонной не упоминали про «Единую Россию». Но почему на демократических-то митингах «вдруг» забыли про нее и про то, что у этой партии есть лидер – главный кандидат на пост Президента России.

В общем можно констатировать: демократическая несистемная оппозиция пока оказалась не готова противостоять реваншистским действиям властей. И здесь важно понять, что выборами 4 марта все не заканчивается. Этот реванш будет набирать силу (посмотрите, как сегодня выхолащивается суть некоторых законопроектов по политической реформе).

Поэтому очень важно грамотно и эффективно противостоять ему. Мы слишком долго шли к пробуждению в декабре 2011 года, чтобы позволить снова вогнать себя в летаргический сон политической апатии и безразличия.

Наконец, об ответственности Михаила Прохорова. Казалось бы, а с него-то какой спрос. Ну, «выстрелил», что называется. Есть ответственность, и ответственность очень большая. Ответственность эта другого рода. Она не за сделанное на властном уровне и даже не за обещания. Кстати, последние всё-таки были скромнее (7,7 трлн. рублей). Ответственность эта за … надежду. Тот, кто даёт надежду на то, что наша страна всё-таки может быть по-настоящему демократической, в которой не народ существует для власти, а власть для народа, тот возлагает на себя реально очень большую ответственность.

Вряд ли такая надежда есть у тех, кто голосовал за Геннадия Зюганова, Сергея Миронова или Владимира Жириновского. Это – уходящие фигуры, какая уж тут надежда. Время безжалостно работает против них. Каждый день и каждый час.

Уходящим является и Владимир Путин. Да, его уход несколько затягивается, о чём он сам, думается, в будущем станет жалеть. Но его сторонники – это сторонники стабильности, напоминающей, скорее, застой. Вот за неё и голосовали.

На что уж тут надеяться, власть и так прочно в одних руках. А потом её вновь можно передать в соответствии, как вновь признаются, с давними договорённостями.

Получается, что всё-таки Михаил Прохоров дал надежду. Может, скорее, надежду на надежду. Пусть пока ещё небольшому количеству людей. Но уже этого достаточно, чтобы констатировать: ответственность за будущее лежит и на нём. Вот ведь как получается: ещё не у власти, а отвечать придётся. Впрочем, только пройдя через этот этап, можно чего-то добиться.

© Игорь Николаев 21.03.2012Первоисточник публикации.