Я.П. Невелев
Невелев Яков Петрович. За чистый город и проядочную власть.
Главная О Невелеве Публикации Предприятия холдинга Банк вакансий Общественная деятельность Фотографии  Газета  "Уральский  Край"  Архив О сайте

Я никогда не

занимался торговлей.

Я производственник

Я.П. Невелев

В России умерщвляется на 60% больше детей, чем рождается

Справка KM.RU

Законы дореволюционной России аборты осуждали. Российское уложение о наказаниях считало аборт убийством и наказывало за него тюремным заключением на срок от 4 до 5 лет с лишением прав. В Уложении 1903 года срок наказания был снижен до трех лет. С началом XX века в некоторых кругах русского общества начали говорить об изменении законодательства об абортах. Решениями XI Пироговского съезда (1910), Съезда акушеров-гинекологов (1911), XII Пироговского съезда (1913), Съезда русской группы Международного союза криминалистов (1914) было рекомендовано исключить наказание женщин вообще, а наказывать только врачей, выполняющих аборт по корыстным соображениям (по материалам «Свободной энциклопедии»).

Аборты включены в перечень «услуг», финансируемых за счет ОМС, т. е. наших налогов

У министра здравоохранения и социального развития Татьяны Голиковой есть потрясающий талант: говорить о безрадостном с оптимизмом. Не оттого ли и во вверенной ей сфере хоть все и грустно, но выглядит порой сущим анекдотом, пусть и «черноюморным»?

Например, уже избитая тема демографии. Поднималась она на высшем уровне, надо сказать, неоднократно, оба члена тандема отметились тут яркими, если не сказать яростными речами, призывавшими положить конец безобразию и переломить ситуацию. И ведь, справедливости ради, стоит сказать, что дело не ограничивалось одними лишь разговорами: ассигнования на подъем рождаемости выделялись, выделяются и будут выделяться от года к году во все большем объеме (речь идет прежде всего о родовых сертификатах). Не имея толковых идей по реальному стимулированию рождаемости (а идеи-то – на поверхности!), власть решила просто «покупать» рождение новых граждан. Не сказать бы, что совсем уж неэффективно: статистика рисует вполне оптимистическую картину, которая немедленно была взята на вооружение властными и околовластными популистами. Да только гладко все оказалось исключительно на бумаге.

Казалось бы, прописные истины. Среднестатистическая молодая супружеская пара, желающая в наши дни завести ребенка, начинает думать в первую очередь не о том, кого бы они хотели – мальчика или девочку, а о том, какие затраты им предстоят в обозримом будущем. Оно и понятно: уютную «однушку» можно комфортно делить на двоих, но когда появляется ребенок – рано или поздно начинаешь задумываться о расширении жилья. Пеленки с распашонками по нынешним ценам также влетят в копеечку. А дальше – детский садик, подготовка к школе и прочие хлопоты, ложащиеся бременем на невеликий бюджет молодой семьи. В ответ на это власть говорит молодым: нате вам сертификат, нате вам материнский капитал; вы его, кстати, теперь можете использовать в качестве ипотечного взноса. Как будто бы этот взнос отменит обязанность ежемесячно выкладывать немалую сумму.

Но эти вопросы далеки от г-жи Голиковой. И лишь когда в изложении даже придворных статистиков ситуация с абортами становится плачевнее некуда, министр спохватывается и начинает произносить речи о необходимости минимизировать демографический кризис.

Минимизировать же предполагается в условиях, когда реклама операции по прерыванию беременности легко доступна, в т. ч. совсем юным девочкам, а государство включает данную «услугу» в перечень, финансируемый за счет обязательного медицинского страхования (ОМС). Знай, налогоплательщик, что согласно новому закону «Об охране здоровья» рубль-два из твоих отчислений уйдут на убийство зачатых, но еще не рожденных младенцев.

Директор Института демографических исследований Игорь Белобородов приводит ужасающую цифру ежегодно совершаемых в России абортов – 2-2,5 млн прерываний беременности, причем на любых сроках. «Хотя Минздрав может показать снижение (допустим, в ближайшем отчете будет 1,2 млн), но надо понимать, что есть огромный пласт частных клиник, и их звериная функция детоистребления действует на полную катушку. Законы Российской Федерации там соблюдаются не так уж часто. Порой прерывание беременности на любом сроке – это лишь вопрос уплаченной суммы», – заявил демограф в радиоэфире.

При этом, хотя статистика и показывает появление за прошлый год 1,7 млн маленьких граждан, г-н Белобородов предлагает повременить с оптимизмом: «Аборты давно перекрывают рождаемость: даже по официальной статистике – примерно на 60%. Это не считая фармакологических безоперационных абортов на ранних сроках».

Вот такая получается картина: хочешь – рожай, не хочешь – гуляй и убивай. И, главное, легко можно оправдаться, кивнув в сторону ближайшего чиновничьего гнезда местного значения: хотелось бы дитя, да условий не предоставляют. И все будто довольны: в муниципалитете – что площадь не клянчат; молодые муж и жена – что погулять еще можно, карьеру сделать; врачи в женских консультациях и частных абортариях – что есть работа и зарплата… А министр Голикова довольнее всех, потому что цифры при всем раскладе чудесным образом рисуются лучше некуда.

Ситуацию с абортами и демографической политикой властей комментирует протоиерей Максим Обухов:

– Я вообще не вижу, чтобы предпринимались какие-то особые усилия для снижения числа абортов. Произносятся лишь какие-то слова, обусловленные выборами. А на самом деле для того, чтобы хотя бы несколько снизить число абортов, меры вообще не предпринимаются, даже незначительные. Патриархом Кириллом ранее были выдвинуты предложения, но они в итоге не были приняты законодателями. Говорили и о том, что нужно создать центры кризисной беременности, но их до сих пор нет, хотя их можно было бы создать уже давно. Кроме того, уже давно и много раз говорилось о том, чтобы инициатива проведения аборта не шла от врача.

Т. е. существуют же меры, которые не требуют вообще никакого финансирования: достаточно лишь привести в действие административные рычаги, и одно это уже может уменьшить число абортов. Кроме того, так и не решена проблема финансирования абортов из средств налогоплательщиков. А это уже не лезет ни в какие ворота, когда на детоубийство тратятся средства, идущие по линии обязательного медицинского страхования.

Стоит обратить внимание на то, что аборты – далеко не единственная демографическая проблема. Говоря об абортах, мы как будто забываем, что есть еще химические – медикаментозные способы прерывания беременности без операции. Так что говорить о каком-то снижении числа абортов явно не приходится. Достаточно зайти на сайт государственных торгов и увидеть, что оборудование для абортариев закупается на государственные деньги. Так что я не вижу со стороны властей желания принять меры для снижения числа абортов.

© Мартынюк Виктор 30.01.2012Первоисточник публикации.