Я.П. Невелев
Невелев Яков Петрович. За чистый город и проядочную власть.
Главная О Невелеве Публикации Предприятия холдинга Банк вакансий Общественная деятельность Фотографии  Газета  "Уральский  Край"  Архив О сайте

Я никогда не

занимался торговлей.

Я производственник

Я.П. Невелев

«Полиция» и ЕГЭ должны уйти вместе с Медведевым

 

Новому президенту, кто бы им ни стал, придется решать проблему нелепых нововведений последних лет

Вне зависимости от того, кто станет новым президентом России, ему придется определяться не только со своей долгосрочной стратегией и позицией по более или менее спорным вопросам политических трансформаций. Есть пусть и не столь принципиальные, но «разогретые» общественным резонансом, накопившиеся как минимум за последние четыре года вопросы. По инициативе президента Медведева в указанный период был принят ряд не всегда стратегических по значимости, но явно спорных, а в общем и целом – нелепых решений, делающих жизнь в стране менее комфортной и добавляющих в нее разного рода неудобства и несуразности.

Одно из таких решений, вполне неполитическое, о последствиях которого заговорили и врачи, и социологи, – это отказ от перехода России на зимнее время, в результате чего отставание нашей страны от астрономического времени увеличилось с часу до двух. Но главное – это не «астрономические», а вполне земные, человеческие последствия, которые имел данный абсурдный шаг. Теперь многие россияне, по их признаниям, просто не высыпаются и чувствуют себя дискомфортно. Мягко говоря.

В этом случае, как и во многом другом, что инициировал Дмитрий Медведев, наблюдается его чуть ли не горбачевское стремление «внести свой вклад». При этом все делается на уровне «изменения ради изменения», без анализа реальных последствий и, в результате, с исключительно нелепым и негативным результатом.

Не менее «яркая», хотя и реже вспоминаемая «модернизационная» новация Дмитрия Анатольевича, – запрет на производство и продажу обычных ламп накаливания мощностью от 100 ватт и выше. Взамен россиянам предложены т. н. энергосберегающие лампы и маломощные «лампочки Ильича», которые тоже планируется запретить в течение ближайших трех лет.

Формально это решение обосновывалось уверениями в том, что свет обычных лампочек вреден для глаз, они более энергозатратные и вообще весь мир (точнее, Западная Европа) уже перешел на энергосберегающие лампы. На практике все обернулось тем, что потребителю приходится платить за новую лампу в 5-10 раз дороже, чем за старую, причем яркие лампы из числа «энергосберегающих» вообще практически нельзя найти в продаже.

Другая, более значимая и более раздражающая новация Медведева – переименование милиции в «полицию». Против этой идеи выступало практически все российское общество: кто-то искренне возмущался, кто-то от души смеялся над инициаторами переименования. Одни смеялись потому, что понимали: в результате переименования «запорожца» в «мерседес» получится не «мерседес», а смешной «запорожец». Другие возмущались потому, что для них слово «полиция» ассоциировалось с полицаями – предателями и пособниками гитлеровцев во время Великой Отечественной войны. А игнорировать историческую память народа о войне невозможно, что тоже должен был учитывать президент. Но не учел. Третьи возмущались потому, что переименование милиции в «полицию» смахивает на возврат к дореволюционной, монархической России и потому неприемлемо для такой категории россиян опять-таки по идеологическим соображениям. Сами сотрудники милиции (по крайней мере, многие из них), как пишут СМИ, по этому поводу лишь матерятся и говорят, что теперь ждут, когда их переименуют в жандармерию. Почему «милиционер» показался Медведеву менее звучным или, наоборот, более неуместным термином, чем «херр полицай» или «господин полицейский», никто, скорее всего, уже не узнает.

Наконец, самое значимое, откровенно вредное (и на взгляд специалистов, и на взгляд рядовых граждан), вызывающее неприкрытое раздражение и неприятие общества, но, тем не менее, скандально и упрямо продавливаемое в последние годы начинание власти – это пресловутый единый госэкзамен (ЕГЭ). Как известно, с 2009 года ЕГЭ является единственной формой выпускных экзаменов в российских школах и основной формой вступительных экзаменов в российские вузы. Причем самое интересное, что едва ли не вся страна ругается, а лишенный, похоже, всякой адекватности профан в кресле министра образования (Андрей Фурсенко. – Прим. ред.) упрямо настаивает на своем. Это невзирая на многочисленные скандалы с ЕГЭ, на то, что аргументы в пользу ЕГЭ как «эффективного инструмента в борьбе с коррупцией» не выдерживают никакой критики, на то, что до сих пор ни один человек не смог представить хотя бы минимальное объяснение того, зачем нужен т. н. Болонский процесс, с которым многие эксперты увязывают введение в России ЕГЭ, кроме заявлений, что «вся Европа идет к этому». Хотя на самом деле многие университеты Европы этому сопротивляются. Но даже если бы действительно вся Европа шла к этому, абсолютно непонятно, почему в России что-то должно делаться лишь на том основании, что это делает кто-то другой. Хотя в случае с отказом от перехода на зимнее время российский президент, наоборот, проигнорировал европейскую тенденцию. Логики, опять же, никакой.

Примеры нововведений периода президентства Дмитрия Медведева, на мой взгляд, принадлежат к категории «новаций», с одной стороны, принимаемых, грубо говоря, по обезьяньему принципу, т. е. по принципу бездумного копирования, с другой – навязываемых властью стране в большей степени, чем официальные результаты тех же выборов.

Отказ от перевода стрелок на зимнее время привел к тому, что основная часть людей – те, у кого рабочий день начинается в 8, 9 и даже 10 часов утра, – теперь должны не только вставать затемно, но и проводить бóльшую часть времени до отъезда на работу в темное время суток, а то и само время в пути, т. е., во-первых, находиться в диссонансе с естественным биоритмом, во-вторых, активнее, нежели прежде, жечь свет по утрам, расходовать больше электроэнергии и, соответственно, больше за нее платить. Есть категория граждан, чьи материальные издержки еще весомее. Это те, кто откликнулся на призыв власти экономить энергию и самостоятельно установил двухтарифные электросчетчики в своих домах и квартирах. Устройства, выпущенные до августа прошлого года, автоматически переходят на сезонное времяисчисление. Перепрограммирование счетчиков стало заботой самих граждан, которые вынуждены были либо договариваться со сбытовиками, либо платить по более высокому одноставочному тарифу уже в минувшем декабре.

Понятное дело, здоровье дороже, а на появившиеся (или усилившиеся) проблемы со здоровьем после отказа от перевода стрелок жалуются, согласно результатам соцопросов, многие россияне. Не говоря уже о школьниках, которым теперь приходится проводить часть уроков по утрам на фоне тьмы за окном.

На бытовом, а также на политически-кулуарном уровне в качестве объяснения шага, предпринятого Медведевым, используется версия о том, что решение было пролоббировано собственниками энергетических компаний, заинтересованными в повышении сбыта энергии и, следовательно, получаемых прибылей.

Что касается продвижения «энергосберегающих» лампочек в российские широкие массы, то здесь, помимо вышеприведенных доводов, заявлялось также, что хотя сами эти новые супер-пуперлампочки стоят дороже старых, но затраты на них в итоге будут окупаться благодаря возможности их чуть ли не вечного использования. Плюс новые лампы полезнее для зрения.

На деле выяснилось, что «медведевки» перегорают не реже, если не чаще, чем старые «ильичевки». Одно из еще наиболее лояльных объяснений этого заключается в том, что «энергосберегающие» лампы не приспособлены к характерным для российских энергосистем скачкам напряжения и попросту их не выдерживают. Чтобы избежать этого, на каждую из таких чудо-ламп нужно ставить предохранитель, что и технически сложно, и хлопотно, и вообще нелепо. К тому же, согласно данным некоторых исследований в западноевропейских странах, свет «энергосберегающих» ламп вреднее для зрения, чем свет ламп накаливания.

Теперь – о милиции, переименованной в «полицию». Не говоря о том, что было ясно изначально (само по себе переименование ни в лучшую, ни в худшую сторону не меняет качество работы правоохранительных органов), приходится констатировать, что результаты проведенных спустя значительное время после переименования опросов показали, что название «полиция» по-прежнему вызывает сильную антипатию у граждан страны. Так, по данным исследования Левада-центра, 78% респондентов считают названия «милиция» и «милиционер» более близкими и понятными и лишь 9% опрошенных испытывают схожие чувства к «полиции» и «полицейскому». При этом, по мнению 14% опрошенных, в последовавший за переименованием период данная структура стала работать хуже, чем раньше, по мнению 6% респондентов – лучше. 75% участников опроса считают, что работа милиции-«полиции» не изменилась.

Отношение общества к ЕГЭ, надо думать, достаточно наглядно продемонстрируют в т. ч. весенние опросы, хотя и без всяких опросов заметно, что общественное негодование в этой связи уже давно дошло до крайнего предела. Владимир Путин стал все чаще говорить о своем неоднозначном отношении к данной мере, а лидер «Справедливой России» Сергей Миронов пообещал отменить ЕГЭ (как, впрочем, и вернуть зимнее время) в случае своей победы на выборах. Хотя очевидно, что и за этим катастрофическим по своим последствиям для и без того разрушенной системы отечественного образования решением стоят заинтересованные в нем силы, поэтому отменить его будет не так-то просто.

Тем не менее, тому, кто станет новым президентом, придется решать проблему этих аллергенных нововведений и еще до выборов внятно обозначить свою позицию по отношению к ним – будет ли он сохранять эти нелепости, навязанные стране в последние годы, или выполнит требования общества и освободит его от этого кошмарного абсурда.

©Черняховский Сергей 30.01.2012Первоисточник публикации.