Я.П. Невелев
Невелев Яков Петрович. За чистый город и проядочную власть.
Главная О Невелеве Публикации Предприятия холдинга Банк вакансий Общественная деятельность Фотографии  Газета  "Уральский  Край"  Архив О сайте

Я никогда не

занимался торговлей.

Я производственник

Я.П. Невелев

Москва упала и не отжалась

Внешнеполитические итоги года

ФОТО: ИТАР-ТАСС

Главным внешнеполитическим достижением 2011 года стало завершение многолетних переговоров о вступлении России в ВТО, но этот успех в первую очередь касается экономики. По всем остальным направлениям, в том числе по трем главным: Запад, Азиатско-Тихоокеанский регион и страны СНГ – ситуация представляется достаточно неопределенной с явным креном в сторону осложнений.

В уходящем году внешнеполитическая линия Москвы формировалась под влиянием разбалансировки ситуации в мире и в ожидании перемен, связанных с предстоящими президентскими выборами. Общее направление этих перемен было обозначено критическими замечаниями Путина по поводу ситуации в Ливии, его статьей о Евразийском союзе, неуступчивостью Москвы по Сирии и жесткими заявлениями Медведева по ПРО.

Если же посмотреть на итоги года в контексте главных приоритетных направлений внешней политики РФ, придется признать серию провалов и досадных пробуксовок. В отношениях с США хэппенинг "перезагрузки" закончился ее публичными похоронами, отказом США выполнять договоренности по ДОВСЕ и угрозами Москвы выйти из договора СНВ, заключение которого считалось главным внешнеполитическим достижением Медведева и Обамы.

Причиной раздражения Москвы стала лицемерная позиции Вашингтона по проблеме ПРО. Осенью этого года, т.е. через год после Лиссабонского саммита, на который Медведева заманили обещаниями реального сотрудничества в деле создания Единой системы европейской безопасности, Вашингтон открыто признал то, что уже давно являлось секретом полишинеля: США активно развивают собственную систему ПРО и не собираются обращать внимание на протесты и предложения России. Между тем новый этап развития американской ПРО подразумевает размещение комплексов слежения и ударных сил на территории Польши, Румынии, Турции и Испании и ввод в действие РЛС и ракетных носителей водного базирования. В уходящем году подобные платформы были замечены в Беринговом море, есть информация о планах распространить эту практику на Северный Ледовитый океан. Американские военные корабли, снабженные противоракетными системами, проводили учения в Средиземное море, а один из них этим летом уже заходил в Черное море. Объекты слежения, размещенные на Западном побережье США, в Гренландии, в Афганистане, на Аляске, завершают картину круговой осады. Получается, что на фоне разговоров о сотрудничестве в области ЕвроПРО американская сторона сделала еще один шаг в направлении нейтрализации ядерного потенциала России и лишения ее единственной реальной защиты от военного нападения. События "арабской весны" и агрессивная экспансия США в разных регионах мира показали, что шутки кончились, риски растут, а реального ответа на них у России нет.

Несколько лучше обстоят дела на европейском направлении, хотя ни о каких заметных сдвигах речь не идет. Безвизовый режим, которого с упорством, достойным лучшего применения, уже много лет добивается Москва, российским гражданам пока не светит. Тень американской ПРО и роль европейских лидеров в надругательстве над суверенитетом Ливии отравляют атмосферу бесконечных саммитов "Россия-Евросоюз", на которых так и не удалось согласовать программу российско-европейского сотрудничества.

Европа оказалась заложницей проблемы ПРО, на что вполне прозрачно намекнул Медведев, открывая Калининградскую РЛС. Пародируя представителей НАТО, он сообщил лидерам европейских стран, что радар предназначен "не против них, а для них", как и комплексы "Искандер", которые в любой момент могут быть установлены в районе Калининграда. Все это совсем не похоже на благостные настроения годичной давности, но и до лобовых конфликтов дело пока не доходит, и скорее всего не дойдет, потому что у Европы хватает своих проблем, а ее отношения с Москвой цементирует зависимость от российского газа.

Работа на втором по приоритетности – азиатско-тихоокеанском – направлении практически заморожена. За влияние на государства этого региона сражаются Китай и США, и Россия оказалась в положении третьего лишнего. С другой стороны, провальная политика Вашингтона в Афганистане и Пакистане подталкивает страны Центральной Азии к союзу с ШОС, влияние в которой сбалансировано между Москвой и Пекином. На последнем саммите этой организации кроме постоянных членов присутствовали представители Афганистана, Пакистана, Ирана и Индии. Т.е., проигрывая Китаю и США на азиатском рынке вооружений, Россия сохранят привлекательность в качестве силы, заинтересованной в поддержании стабильности в регионе.

Существенное влияние на позиционирование России в Центральной Азии оказывает ситуационное сближение Москвы и Пекина, равным образом озабоченных бесцеремонностью США. Россия и Китай солидарно голосовали в СБ ООН по Ливии и Сирии, в повестке дня двусторонних встреч фигурируют вопросы стратегического сотрудничества, и в целом Москва, похоже, уже склоняется к отказу от линии 2009-2010 гг.: "крепкий тыл на Западе перед лицом неизбежной войны с Китаем". В поле умозрительных выкладок китайская угроза сохраняется, но объективная ситуации подталкивает Москву и Пекин к более тесному сотрудничеству.

Третье приоритетное направление – отношения в СНГ – можно оценить как провальное. Россия на глазах теряет государства Средней Азии. Туркмения, давно сотрудничавшая с США в проектах восстановления Афганистана, готова слить свои углеводороды на Запад с обход России. Узбекистан и Туркмения становятся винтиками проекта Нового Шелкового пути и готовятся принять американский контингент из Афганистана и Пакистана. В Киргизии сразу после избрания "пророссийского президента" вопрос о закрытии американской базы в Манасе был в очередной раз заморожен, а сам избранник оказался в компании президентов Грузии и Турции.

На территории Казахстана – одного из трех членов Таможенного союза и главного союзника России в регионе – начались беспорядки, напоминающие восстание в Бенгази. Отношения с Белоруссией отчасти восстановлены, но цена, которую заплатил Минск, провоцирует Лукашенко на новые выпады в адрес России. Отрезанная от России Армения все сильнее испытывает влияние Грузии, руководство которой одержимо идеей создания закавказского союза.

Украина безвозвратно потеряна: единственный вопрос, по которому сходится нынешняя украинская власть и оппозиция, в том числе самая непримиримая, – это европейский выбор. В этом раскладе России отводится роль дойной коровы, а любая попытка Москвы добиться адекватной компенсации воспринимается как покушение на "незалежность". Неблаговидная роль Москвы в скандалах вокруг выборов в двух непризнанных республиках – Южной Осетии и Приднестровье – в очередной раз подтвердила готовность чиновников жертвовать стратегическими интересами России ради благоденствия своих кланов.

Прагматичная политика по отношению к партнерам по СНГ, заявленная в 2009 г., обернулась в 2011-м ростом антироссийских настроений. На фоне этого раздрая создается впечатление, что путинский проект Евразийского союза несколько запоздал. Цена реанимации Содружества может оказать для России слишком высокой, и не только в плане финансовых затрат, но и потому, что смена курса неизбежно натолкнется на жесткие контрмеры, риски будут расти, и у России может не хватить сил и ресурсов для того, чтобы переломить ситуацию.

Ситуация выглядит крайне запущенной, и России придется потратить немало сил для преодоления негативной инерции, возникшей из-за трехлетней игры на понижение. Последние действия властей ее не переломили, и если в конце прошлого года Медведев говорил о том, что Россия больше не претендует на звание сверхдержавы, то к концу этого года она уже не тянет и на статус региональной державы.

В этой ситуации грозный рык Медведева в адрес Запада ничего не меняет: он скорее похож на тактическую разводку с целью выведение из-под удара следующего президента, которым, судя по всему, станет Путин.

© Наталья СЕРОВА 28.12.2011Первоисточник публикации.