Я.П. Невелев
Невелев Яков Петрович. За чистый город и проядочную власть.
Главная О Невелеве Публикации Предприятия холдинга Банк вакансий Общественная деятельность Фотографии  Газета  "Уральский  Край"  Архив О сайте

Я никогда не

занимался торговлей.

Я производственник

Я.П. Невелев

«Единую Россию» нужно победить не на словах, а на деле

Позиции ЕР серьезно ослабли, но одними лишь самоуверениями в том, что она уже побеждена, партию власти не одолеть

Теперь об этом не принято писать, но в 1939 году, в канун сентябрьского вторжения Германии в Польшу, польские официальные СМИ грозно обещали в кратчайший срок расправиться с немецкими войсками и рассуждали о том, через сколько дней или недель польское знамя будет водружено над Рейхстагом. Чванливая шляхта точила сабли и готовилась делить восточногерманские земли. А поделив, намеревалась бросить свои колонны на Украину, осуществляя мечту о Великой Польше «от моря и до моря». Притом, что еще совсем недавно наивно намеревалась расчленять СССР на пару с Рейхом. И когда вермахт нанес свой удар по недавнему «союзнику», польская армия не сдержала его и на две недели.

Кстати, советский фильм 1938 года «Если завтра война» тоже не принято сегодня показывать на экранах. А в этом фильме, чей сюжет сфокусирован на теме готовности Красной армии дать отпор агрессору, из подземных укрытий вырывались истребители, преграждая путь люфтваффе, небо темнело от туч тяжелых бомбардировщиков, а многотысячные колонны быстроходных танков неслись по шоссе на Запад, в то время как по полям бесчисленная конница гнала бегущих немецких солдат. Оно, конечно, так в конце концов и произошло, только гнать пришлось не от Бреста на Запад, а в том же направлении, но от Сталинграда, и несколькими годами позднее. Правда, тогда и в СССР, и в Германии штабным офицерам и генералам, предсказывавшим долгую и трудную войну, приходилось платить за это опалой.

А теперь перемахнем через полвека с гаком в лето 1993 года, когда оппозиционная пресса с упоением рассказывала о том, как собираются на Красной площади тысячи протестующих, и как бежит в аэропорт Ельцин со своими приближенными, и как за городом его собственная охрана сдает Ельцина преградившим им путь и перешедшим на сторону народа войскам... А еще был и 1996 год, когда чиновники из правительства и Кремля, совсем не уверенные в победе Ельцина на грядущих президентских выборах, по данным некоторых источников, уже оговаривали в структурах КПРФ свое ближайшее будущее в случае победы Зюганова на выборах... И был 1999 год, когда те же чиновники почти в открытую перебегали под знамена блока «Отечество – Вся Россия» (избирательный блок, созданный в середине 1999 года. – Прим. ред.), готовя ковровые дорожки для нового президента и, разумеется, нового премьер-министра. Тогда лагерь, объединившийся вокруг Примакова и Лужкова, начиная минимум с июля, чуть ли не непрерывно праздновал будущую победу. Только они праздновали «победу», а в Кремле готовились к схватке, потому что понимали, чем для них может обернуться эта гипотетическая победа блока «Отечество – Вся Россия». Дальнейшее известно: считавшийся фаворитом выборов блок «Отечество – Вся Россия» в ходе избирательной кампании потерял значительное количество сторонников, переориентировавшихся на Межрегиональное движение «Единство» («Медведь»), получившее поддержку популярного премьер-министра Владимира Путина.

Это все вспоминается, когда сегодня слышатся заявления тех или иных оппозиционных комментаторов и активистов о катастрофическом падении рейтинга «Единой России» и о ее неизбежном поражении на выборах 4 декабря. Тот, кто начинает готовить стол для праздничного приема в честь победы слишком рано, рискует приготовить его для генералов вражеской армии.

Конечно, в себя и своих избирателей нужно верить, своих сторонников нужно подбадривать. И, конечно, нельзя давать загипнотизировать себя легендой о непобедимости противника. Только при этом нужно сохранять холодную голову и трезво оценивать ситуацию, потому что когда твои сторонники, обнадеженные уверениями в слабости противника, столкнутся с ним реальным, не дрожащим и готовым к бегству после первого удара, а вполне организованным, еще вопрос, кто дрогнет и побежит в этой ситуации.

«Единая Россия» – это, конечно, не партия, и агитировать за себя избирателей ей, в общем-то, нечем. Это – административная машина и административная армия, рейтинг которой в реальности серьезно упал, но не испарился полностью. Она ослабла, но по-прежнему сильнее каждого из своих противников. У нее есть масса своих проблем. Она неумна и к реальному политическому противостоянию на равных особо не готова... но кто сказал, что борьба будет на равных? Поступающая каждый день из разных регионов информация представителей оппозиционных партий и независимых экспертов о грубых нарушениях со стороны ЕР и беспардонном использовании партией власти административного ресурса для давления на конкурентов и обеспечении выгодного для ЕР результата свидетельствует об обратном.

«Единая Россия» делает много глупостей. Она раздражает и отталкивает. Только вот не всех. Ее ослабление – это ослабление примерно на 20-30% от того, что было четыре года назад. Это много, но все равно и с этими цифрами (которые она, впрочем, не желает признавать) ЕР сегодня, повторяем, сильнее каждого из своих оппонентов, взятых по отдельности. Буквально на днях газета РБК Daily опубликовала данные соцопроса, организованного партией «Справедливая Россия» и соццентром Российской Академии государственной службы (РАГС) при президенте РФ. Согласно этим данным на 17-22 ноября, «Единую Россию» готовы поддержать на выборах 4 декабря 39,9% россиян (приводятся результаты тех, кто решил идти на голосование и определился с выбором).

За КПРФ намерены проголосовать 22,1% опрошенных, за ЛДПР – 17,2%, за «Справедливую Россию» – 15,1% респондентов. При таком раскладе справедливороссы, коммунисты и либерал-демократы наберут в сумме определенно больше 50% голосов (тем более если за них проголосуют пока не определившиеся со своими предпочтениями избиратели) и победят ЕР, что называется, за явным преимуществом. Добиться этого очень сложно, но можно, даже в условиях предвыборного административного прессинга, которому подвергаются оппозиционные партии. Но добиться победы можно не одними лишь уверениями и самоуверениями в том, что ЕР уже побеждена.

В 2003 году, по предварительным прогнозам, КПРФ должна была набрать порядка 32% голосов, а ЕР – примерно 22-24%. И КПРФ, поделив среди своего актива казавшиеся проходными места, стала радостно ожидать победы. А власть тем временем работала на обеспечение нужного ей результата, как и в прошлые кампании. И в итоге ЕР получила 37%, а КПРФ – 12%.

То, что избиратели, безусловно, стали меньше доверять партии власти, не означает автоматической победы оппозиции. Партии власти избиратели и раньше мало доверяли, но по совокупности причин многие все-таки голосовали за нее.

Говорить о том, что сегодня в обществе произошел решительный перелом настроений, пока преждевременно, хотя все предпосылки такого перелома очевидны. Но чтобы добиться такого перелома, нужно очень много работать, в т. ч. в оставшиеся до выборов дни. Нужно найти путь к избирателям не только на уровне обновленной лексики (что тоже необходимо и что происходит), но и в прямом смысле слова – найти контакт с избирателями, прийти к ним в квартиры и подъезды, обходить дом за домом.

Сегодня у оппозиции есть выбор: видеть в каждом мерцании зарницу падения ЕР, а потом уверять, что все результаты были сфальсифицированы (пусть и тысячу раз обоснованно, но не слишком эффективно в смысле достижения конкретного результата), или, исходя потом, ходить по подъездам и до сипоты в горле объяснять свою позицию, завоевывать избирателя. Первое – легче. Второе – сложнее.

© Черняховский Сергей 25.11.2011Первоисточник публикации.