Я.П. Невелев
Невелев Яков Петрович. За чистый город и проядочную власть.
Главная О Невелеве Публикации Предприятия холдинга Банк вакансий Общественная деятельность Фотографии  Газета  "Уральский  Край"  Архив О сайте

Я никогда не

занимался торговлей.

Я производственник

Я.П. Невелев

Евгений Ройзман: «Все еще только начинается»

 

  

Того «Правого дела» — c лидером Михаилом Прохоровым и одним из самых ярких активистов Евгением Ройзманом — больше нет. Из партии они ушли. Но не собираются уходить из политики. И видимо, именно поэтому информационная атака на них продолжается. НТВ, которое еще неделю назад было чуть ли не главным орудием «информационного сопровождения» партийной деятельности Прохорова со товарищи, развернуло стволы на 180 градусов для обстрела теперь уже соратников Прохорова. Больше всего досталось Евгению Ройзману. В пятницу безымянные авторы* выплеснули на зрителей ТВ фильм «Неправое дело», в котором представили Ройзмана чуть ли не родным братом дьявола. Потом в дело вступил и телеканал «Россия». Наш разговор с Ройзманом состоялся за несколько часов до выхода в эфир мощно разрекламированного пропагандистского фильма НТВ. С него и начали.

— Что происходит? И ты, и Прохоров ушли из партии, вроде бы пора угомониться. Почему тебя продолжают мочить?

— Это только начало! (Смеется.) Паранойя не лечится. Они боятся. Очень боятся. А когда человек чего-то очень боится, он не способен принимать адекватные решения. Страх — плохой советчик. Они не понимают, что этот наезд, по большому счету, работает на меня, на то дело, которым я занимаюсь. У нашего народа в подкорке сидит не обращать внимания и скептически реагировать на то, когда по телевизору кому-то поют дифирамбы. И наоборот, если кого-то начинают поносить одновременно по всем каналам, люди начинают прислушиваться. И делать выводы, прямо противоположные тем, на которые рассчитывали заказчики.

— А кто заказчик?

— Как кто? Сурков.

— А чем ты так страшен Суркову? Почему тебя надо бояться?

— А это надо у него поинтересоваться.

— Поинтересуемся… Сам-то что думаешь? Это не связанно с фондом «Страна без наркотиков», о создании которого ты объявил в середине августа?

— Не о создании, а уже о начале работы фонда. Они очень задергались, когда появилась «Страна без наркотиков».

— И думаешь, попытаются не допустить, чтобы фонд развернулся?

— Не получится. Фонд уже пойдет независимо от них, это же народный проект, его уже поддержали миллионы людей, потому что проблема употребления наркотиков беспокоит многих. Их беспокоит, что они не могут контролировать фонд. Не могут на него влиять. А номер телефона фонда (8 953 000-09-53) уже знают практически во всех городах России. А где еще не знают, узнают очень скоро. Мы начали собирать и обобщать информацию, есть такие места, где ситуация с наркотиками просто катастрофическая.

— Вот и объяснение продолжения пропагандистской вакханалии против тебя! Сегодня фонд, завтра на базе фонда — движение, а там и до партии — один шаг.

— Ну это же не моя вина, что те, кто должен искоренять наркоманию, не умеют или не хотят работать. Надо честно признать, что официальная борьба с наркоманией — это профанация.

— А может, нет никакой реальной борьбы? А есть имитация. Не зря же бытует мнение, что наркоманию крышуют силовики.

— Повторюсь: они просто не хотят или не умеют работать. Потому что за последние годы очень сильно упал интеллектуальный уровень силовиков. Они разучились думать головой. Это просто катастрофа.

— В блогосфере гуляет мысль, что операция по изгнанию из «Правого дела» Прохорова родила новую фигуру всероссийского масштаба — Евгения Ройзмана. Что Ройзман против наркомании сегодня — это как Навальный против коррупции. Как оцениваешь подобное сравнение?

— Я к Алексею по-доброму отношусь. Он в своей теме специалист, поднимает очень серьезные темы. Поэтому-то его и боятся. Он делает ту работу, которую должны делать государственные институты. Но не делают. А он один со своей небольшой командой подменил огромную армию чиновников в погонах и без, которые должны контролировать госзакупки, разоблачать коррупционеров, бороться с бюрократическим произволом.

— Вот-вот. Навальный — профи в своей антикоррупционной сфере, Ройзман — в своей, антинаркотической. Не это ли причина панического страха перед Ройзманом?

— А чего меня бояться? Я простой человек, живу в Екатеринбурге, занимаюсь своим делом.

— Кстати, о деле. Говорят, что «Страну без наркотиков» финансирует Михаил Прохоров. Это правда?

— Неправда. Я разговаривал с Мишей, он сказал, что поддерживает этот проект, сказал, что могу обращаться к нему в любое время. Но такой необходимости нет. Этот проект не такой затратный, как кажется.

— Но оказался очень эффективным, насторожившим официальных наркоборцев.

— А это правда. У нас появились сторонники по всей стране, их миллионы. Но это только во-первых. Второе. Я власти неподконтролен, я внесистемный, давить на меня бесполезно. Да, я простой человек. Но в то же время я не маленький человек. Я гражданин России в полном смысле этого слова, а в России много людей, которые тоже хотят быть гражданами, то есть людьми, с которыми власть считается.

— Только пока не знают, как этого добиться. А ты показываешь как.

— И это страшно для власти. Потому что они привыкли иметь дело с теми, с кем можно не считаться. А если люди начнут ощущать себя гражданами, они перестанут мириться с тем, что вокруг происходит.

— И объединяться в новую партию, о создании которой заявил Прохоров?

— Я так далеко не заглядываю. Сегодня речь идет только о фонде «Страна без наркотиков».

— Но тем не менее, если к вам с Прохоровым еще и Навальный подтянется? Страна без коррупции и наркотиков — это тянет если и не на национальную идею, то на очень серьезную заявку на идею, способную объединить миллионы. А Прохоров, помнится, заявил, что Сурков «приватизировал всю политическую систему». А вы вполне можете стать терминаторами-разрушителями этой системы. Вот и объяснение информационной вакханалии в отношении тебя.

— Похоже, что так оно и есть.

— Чего ждать от Прохорова и Ройзмана в ближайшее время?

— За Михаила не скажу, я же хочу взять паузу, буквально дней на десять. Мы же никуда не торопимся, у нас много времени, но у нас появился азарт, который надо куда-то направить, появились единомышленники, очень сильные люди, с которыми мы сможем сделать очень много полезного для нашей страны.

* Программа вышла без титров, поэтому осталось тайной имя авторов сценария, режиссеров, редакторов и других участников коллектива, форсированно работавших над подготовкой программы.

© Ирек Муртазин 20.09.2011Первоисточник публикации.