Я.П. Невелев
Невелев Яков Петрович. За чистый город и проядочную власть.
Главная О Невелеве Публикации Предприятия холдинга Банк вакансий Общественная деятельность Фотографии  Газета  "Уральский  Край"  Архив О сайте

Я никогда не

занимался торговлей.

Я производственник

Я.П. Невелев

Децентрализация власти угрожает единству России

ФОТО: ИТАР-ТАСС

Говоря о модернизации, Дмитрий Медведев регулярно делает акцент на том, что ее главными условиями являются уход государства из экономики и децентрализация системы государственного управления. Выполнение первого условия должно обеспечить приток инвестиций и открыть простор для инициатив бизнеса, а перераспределение полномочий в пользу регионов и муниципалитетов повысит эффективность управления и избавит губернаторов от необходимости "бегать по московским кабинетам, для того чтобы решить какие-то элементарные вопросы".

Президент во многом прав: государство действительно взвалило на себя слишком много функций, собственности и полномочий и, похоже, не справляется с этой ношей. Тем не менее новации президента вызывают восторг далеко не у всех. Потому что многие прекрасно помнят, что происходило в стране в 90-е, как именно решали "элементарные вопросы" главы регионов, как пользовался свободой предпринимательства раскрепощенный бизнес и как криминал брал под контроль города и поселки.

Оценивая череду последних эксцессов, не стоит забывать, что большинство вскрывающихся сегодня гнойников начали вызревать еще в 90-е. Именно тогда в станице Кущевская сложилась оригинальная форма "самоуправления", базировавшаяся на полном взаимопонимании между криминальным бизнесом и местной милицией, прокуратурой и органами власти. Местные мафиози чувствовали себя настолько уверенно, что даже зверское убийство двенадцати человек стало предметом серьезного разбирательства только после того, как были задействованы ресурсы федерального центра.

Недавно ситуация повторилась в Сагре, где местные следователи поспешили назначить обвиняемыми тех, кто защищал поселок. Вмешательство Москвы позволило переквалифицировать дело на статью "бандитизм" и начать аресты членов ОПГ, нанятых "цыганом Красноперовым" для расправы или запугивания местных жителей. Затем в Благовещенске следователи чуть не довели дело до самосуда, отпустив из-под стражи насильника-педофила. Здесь тоже потребовался окрик из Москвы.

Подобные истории сыплются в последнее время как из рога изобилия. Но если в Кущевской, Сагре и Благовещенске порочный круг удалось прорвать, то по делу "Булгарии" местная мафия успешно держит оборону уже три недели. Правда, после того как в минувшую пятницу Медведев приказал "разобраться, изобличить и наказать всех виновных, включая организаторов этого бардака, а не только "стрелочников" и зиц-председателей", появилась надежда, что расследование, наконец, сдвинется с мертвой точки.

Теперь в пользу этих, мягко говоря, недееспособных властей собираются перераспределить полномочия федерального центра. О том, к чему это может привести, можно судить по ситуации в школьном образовании. С первого января этого года федеральный центр "даровал" школам статус независимых хозяйствующих субъектов и полностью передал их в ведение муниципальных властей. Результат последовал немедленно: финансирование многих школ резко сократилось, возникли проблемы с выплатой зарплаты учителям, а некоторые учебные заведения остались без света и отопления.

Все это происходит под разговоры об эффективности системы местного самоуправления, которая, как принято считать, прекрасно работает в западных странах. Этот миф базируется на незнании европейской и американской фактуры, но в любом случае у нас дела обстоят намного хуже: в России региональные и муниципальные власти не чувствуют ответственности за подведомственные им территории и населяющих их людей, а ведут себя как наместники, получившие угодья на кормление. Происходит это потому, что, в отличие от западных стран, в нашей нет устойчивых традиций самоуправления.

Последний очаг подобной самостоятельности был ликвидирован в 1570 г. с разгромом Новгорода, и с тех пор в течение столетий в ведении верховной власти находились все вопросы управления. Если европейские университеты вырастали на базе монастырских школ, а Гарвардский университет был учрежден "свободными гражданами города Кембридж", которые, как написано на мемориальной доске, "собрались и решили, что настало время позаботиться об образовании наших детей", то в России университеты создавались по императорскому указу и финансировались из государственной казны.

Институт земства, введенный в ходе реформ Александра II, стал единственным опытом местного самоуправления. Но он просуществовал всего 53 года, и все вернулось на круги своя. Да и сами земства, по признанию министра внутренних дел Ланского, были учреждены для того, чтобы "вознаградить дворян за потерю помещичьей власти путем предоставления им первенство в местной хозяйственной администрации". Отсюда высокий имущественный, а с 1890 г. и сословный ценз. Т.е. земства представляли интересы обеспеченного и образованного класса, в то время как значительная часть населения оставалась неграмотной, знать не знала ни о каком самоуправлении и воспринимала земское начальстве как "новых господ".

К перестройке народ уже был другим, и поначалу люди с интересом отнеслись к расширению своих прав. Однако очень быстро выяснилось, что даже избранные губернаторы и главы муниципальных образований озабочены своими личными делами и в лучшем случае покармливают подведомственных им людей, чтобы те не бунтовали. По той же схеме действовал и федеральный центр, который, к тому же, не имел рычагов реального воздействия на местную власть. Дело дошло до того, что региональные законы зачастую противоречили Конституции, в Совете Федерации сформировалась губернаторская фронда, а местные власти почти открыто действовали в связке с криминальным бизнесом. Руководителей, которые не вписывались в эту систему, выкидывали из власти или попросту убивали. В результате к лету 1999 г. Россия ходила ходуном и находилась на грани распада.

Именно для сохранения единства страны и обуздания повсеместного беспредела федеральный центр попытался сосредоточить в своих руках основные рычаги управления. Нельзя сказать, что это позволило решить все проблемы, тем более что сам центр тоже далеко не безупречен, а новая генерация управленцев занялась не зачисткой порочной системы, а приватизацией созданных ею инструментов обогащения и коррупции. Тем не менее, центральная власть стала сильнее и на деле показала, что может контролировать ситуацию и оперативно реагировать на разнообразные эксцессы.

Теперь Медведев пошел по второму кругу. Он пытается совершить качественный рывок через уход государства из экономики, перераспределение административных полномочий и создание каких-то правильных институтов. Дело, безусловно, хорошее, но в нынешней ситуации все эти прекрасные институты вместе с экономическими свободами и новыми полномочиями будут тут же приватизированы мафиозными структурами, которые никуда не делись и готовы не только занять место государства в экономике, но и подмять под себя любые дополнительные полномочия.

Да и время для этих новаций выбрано не самое лучшее. Мир трясет, западные партнеры явно теряют адекватность, а в самой России наблюдается раскол элит и попытки националистов и сепаратистов всех мастей оседлать протестные настроения, рост которых фиксируют социологи. При таком раскладе даже незначительное ослабление центральной власти может похоронить столь критикуемую ныне стабильность, и ситуация пойдет вразнос. Разнузданные аппетиты бизнеса, помноженные на безответственность и алчность местных властей, региональный сепаратизм и подбадривающие сигналы извне моментально создадут взрывоопасную смесь, которая взорвет единство страны и поставит под вопрос само ее существование.

© Наталья СЕРОВА 02.08.2011Первоисточник публикации.