Я.П. Невелев
Невелев Яков Петрович. За чистый город и проядочную власть.
Главная О Невелеве Публикации Предприятия холдинга Банк вакансий Общественная деятельность Фотографии  Газета  "Уральский  Край"  Архив О сайте

Я никогда не

занимался торговлей.

Я производственник

Я.П. Невелев

1848 часов – и ты солдат

В Южном военном округе готовят профессионалов из призывников


Разведдиверсионная группа 22-й бригады вышла на учение.
Фото автора

В Южном военном округе проанализировали первые полгода существования новой войсковой структуры, управление которой осуществляет тоже сформированное лишь в октябре 2010-го Объединенное стратегическое командование «Юг». Подведенные итоги, похоже, вполне устраивают военных. И чтобы результаты проделанной работы стали достоянием широкой общественности, Минобороны организовало на днях очередной пресс-тур для журналистов ведущих российских СМИ по частям, дислоцированным в ЮВО. Обозреватель «Независимого военного обозрения» тоже был в числе приглашенных.

Напомним, что в состав ЮВО вошли не только войска бывшего Северокавказского военного округа (СКВО), но и соединения, части ВВС и ПВО, Черноморского флота и Каспийской флотилии, Железнодорожных войск, а также целый ряд воинских частей и организаций, ранее находившихся в непосредственном подчинении центральных органов военного управления. «Итогом проведенных преобразований стал существенный – более чем в два раза – рост боевых возможностей группировки войск и сил, расположенных на территории ЮВО», – заявил журналистам заместитель командующего войсками округа генерал-лейтенант Игорь Турченюк.

Реструктуризация прямо повлияла на масштаб задач, выполняемых в ходе боевой подготовки. В зимнем периоде обучения было запланировано и проведено свыше 200 командно-штабных и тактических учений, в том числе совместно с авиацией и флотом. Это превосходит показатели СКВО в… семь раз. В войсках очень заметно выросла интенсивность повседневной боевой подготовки. Даже расход горючего и боеприпасов увеличился в два раза.

Генерал Турченюк считает, что этим позитивным процессам максимально способствовало решение об освобождении воинских коллективов от необходимости решать несвойственные военнослужащим задачи по самообеспечению. Передача функций организации питания, банно-прачечного обслуживания, обслуживания вооружения и военной техники сторонним организациям (аутсорсинг) позволила уже сегодня сделать качественный прорыв в интенсивности и результативности боевой подготовки. Замкомандующего ошеломил неожиданным выводом: «В результате мы получили возможность даже в условиях годичного цикла обучения готовить по-настоящему профессиональных военнослужащих-специалистов». То есть из тех, кого на службу призвали? Генерал пояснил: личный состав сейчас занимается боевой подготовкой 5 дней в неделю по 8 часов, что даже с учетом сокращения срока службы по призыву до одного года составило 231 день. И если в прошлом за весь период службы солдат занимался 1504 часа, то сейчас – 1848 часов.

С цифрами, конечно, трудно спорить. Поэтому очень хотелось воочию убедиться, как превращаются в настоящих профессионалов военнослужащие по призыву.

ЗАСЛОН УЖЕ ПОСТАВЛЕН

В этом смысле самым, наверное, наглядным было посещение 34-й отдельной мотострелковой бригады (горной). Именно так – в скобках – обозначается ныне фактическая специализация войскового соединения, к формированию которого приступили в соответствии с указом тогдашнего президента Владимира Путина от 30 июня 2006 года.

Офицеры бригады в беседах с заезжими журналистами обязательно находят повод сказать, что поначалу ее называли еще и «президентской».

Они объясняют, что в отличие от других новых формирований, обычно возникавших на базе уже имевшихся старых, это соединение создавалось с нуля по личному настоянию главы государства и под его неусыпным контролем. Да и сумму на строительство во чистом поле военного городка и необходимой инфраструктуры выделили приличную – 15 млрд. рублей. В относительно короткий срок выделенные деньги в основном благополучно освоили. Уже 1 декабря 2007 года практически полностью укомплектованной и с небывалым доселе комфортом размещенной бригаде было вручено Боевое знамя, и она приступила к плановой боевой подготовке. По сей день все, кто приезжают сюда, в гарнизон Сторожевая-2 Зеленчукского района Карачаево-Черкесской Республики, испытывают неподдельный восторг от увиденного. Ничего подобного не было ранее нигде в Вооруженных силах, даже в самых «показательных» гарнизонах.

Начав по распоряжению президента в октябре 2004 года строительство городка для будущей 34-й бригады, военное ведомство смогло к концу 2007 года продемонстрировать более 150 действующих объектов, возведенных по самым современным технологиям и оборудованных с особым изыском. Причем военные подчеркивают, что все это стало возможным благодаря постоянному вниманию к проекту в тот период главы государства. Однако сегодня в соединении стараются больше не величать свою бригаду «президентской». Во всяком случае, пока…

Воздерживаются, потому что к настоящему моменту не все здесь сложилось именно так, как задумывалось. И в первую очередь это относится к комплектованию соединения.

Ведь поначалу была поставлена задача заполнить штат бригады солдатами и сержантами контрактной службы. Предполагалось, что все без исключения горные стрелки, независимо от звания и должности, должны быть истинными профессионалами. И в принципе этой цели достигли. Почти 5 тыс. военнослужащих, прибывших на комплектование бригады, как минимум прошли первичную горную подготовку в специально организованных учебных подразделениях. А многих военкоматы в разных концах страны набрали среди людей, занимавшихся спортивным или промышленным альпинизмом и уже прошедших службу по призыву. Исходя из этого, Минобороны создало им в Сторожевой-2 такие условия для жизни, службы и боевой учебы, чтобы они действительно чувствовали себя здесь как дома, достигали высочайшего профессионализма и полностью отвечали своему предназначению. Миссия на 34-ю бригаду, как, впрочем, и на вторую такую же, сформированную в селе Ботлих в Дагестане, возлагалась особая.

Замысел по созданию специальной горной бригады и размещению ее в Зеленчукском районе Карачаево-Черкесской Республики был, что называется, выстрадан. Трагические события, происходившие на Северном Кавказе в течение двух последних десятилетий, показали, что хорошо подготовленных для действий в горах подразделений Вооруженные силы РФ не имеют. И коли уж решили их создавать, то станица Зеленчукская подходила для этого как нельзя лучше. Относительно недалеко – наиболее неспокойные районы, и дороги к ним отсюда есть. Горы – вот они рядом, вокруг, само выбранное место дислокации находится на высоте 1010 м над уровнем моря. Да и российско-грузинская граница – всего в нескольких десятках километров к югу. Она проходит по Главному Кавказскому хребту, где 20 перевалов, по которым можно попасть в Абхазию и Грузию. Главные из них – Клухорский и Марухский – до сих используются как маршруты горного туризма, хотя многое там по понятным причинам сейчас запущено и заброшено. Скажем, по Клухорскому перевалу вьется полузасыпанная Военно-Сухумская дорога. А ведь было время, когда высшие советские руководители любили проехать по ней аж до самого Сухума. Впрочем, перевалы вполне еще пригодны для перехода крупных военных формирований. Но смогут ли таковые сегодня пройти?

«Знаете, наше соединение, как и ботлихское, – это большая фига всем тем, кто еще надеется повторить на Кавказе что-то вроде Чеченской войны, – уверял обозревателя «НВО» один из руководителей 34-й бригады. – Извне они попытаются прийти, внутри попробуют сгруппироваться – у них нет ни единого шанса развернуть сколько-нибудь значительные боевые действия. Тут же будут блокированы и уничтожены силами нашей бригады. Ну а с мелкими группами бандитов и без нас справляются спецподразделения других силовых структур».

Офицер, конечно, посетовал, что после решения нынешнего Верховного главнокомандующего о существенном сокращении числа контрактников в армии пришлось и в горной бригаде отказаться от комплектования только ими. Сейчас в соединении служит по контракту менее половины личного состава, большая часть – по призыву. За установленный для призванных солдат год службы очень непросто подготовить хороших горных стрелков. И все же… «Мы люди военные. Нам поставлена задача – выполним ее непременно», – регулярно повторяет подчиненным офицерам командир 34-й бригады генерал-майор Артур Шемайтис. Его формула принята здесь как безусловное руководство к действию, как приказ. Благо выручила отменная учебно-тренировочная база, созданная все же для основательной подготовки контрактников.


Война в горах требует незаурядного мастерства.
Фото автора

Обозревателю «НВО» довелось наблюдать упражнения воинов 34-й бригады на скалодроме в спортзале, занятие подразделения на полосе препятствий, затем действие разведгруппы в условиях реальной горной местности. Не скажу, что все солдаты выглядели как высококлассные горные стрелки. Но поскольку знаю, что большинство из участников мероприятий прослужили чуть больше полугода, готов признать: обучены они неплохо. Видимо, и впрямь сумеют уже поставить заслон любому противнику.

НА КОГО ПОЛОЖИТЬСЯ?

Примерно такое же сегодня соотношение призывников и контрактников (60 на 40) в 22-й гвардейской отдельной бригаде специального назначения. Хотя здесь уровень профессионализма военнослужащих должен быть еще выше, поскольку данное соединение предназначено вести войсковую разведку в интересах всего округа и проводить спецоперации. Подразделения бригады почти всегда действовуют автономно, в отрыве от основных сил соединения. Надежность каждого воина в разведывательно-диверсионной группе должна быть стопроцентной. Или даже больше.

О том, что именно так было, когда и эта бригада комплектовалась полностью контрактниками, говорит такой факт. Командир 22-й бригады извинился, что не называет свои имя и фамилию. Попросил также не обижаться на военнослужащих, которые тоже не захотят представляться. «Мы закончили свое практическое участие в действиях на территории Чеченской Республики в 2010 году, а до этого, начиная с 1999 года, достаточно много времени провели там, успешно выполнив немало очень непростых задач, – рассказывал командир бригады спецназа. – Поэтому среди офицеров, да и сержантов, которые не первый год служат в армии, большой процент прошедших ту войну, проверенных в реальном деле. Но последние события показывают, что не все закончено в наших отношениях с недавним противником и не все там довольны нашим присутствием и тем, чем мы там занимались, а при необходимости будем заниматься дальше».

Конечно же, комбриг имел в виду обострившийся вдруг интерес чеченских властей к офицерам, воевавшим на Северном Кавказе. Что лукавить, в органах власти в Грозном хватает амнистированных боевиков. Вполне довольные развитием своей судьбы, нынешним положением, они почему-то истово возжелали совсем других перспектив для тех, кто выполнял свой воинский долг в составе федеральных войск, нагло запрашивают персональные данные на этих военнослужащих. И хотя у тех все еще нет твердой уверенности в защищенности от подобных «наездов», командир бригады в них-то как раз ничуть не сомневается: получат новую боевую задачу – беспрекословно отправятся ее выполнять. А вот как быть с молодыми, призванными на год солдатами? На них можно положиться?

В городке 22-й бригады спецназа удалось поговорить со священником, уже около года окормляющим воинов этого соединения, семьи военнослужащих. Иерей Олег Романенко рассказал, что солдаты чаще всего обращаются к нему перед служебной командировкой: «Очень боюсь, батюшка, укрепите духом». По словам священнослужителя, душевное смятение весьма распространено среди солдат, проходящих службу по призыву.

«Многие пришли из православных семей, и вообще тех, кто считает себя православным христианином, в бригаде не менее 90%, – утверждает иерей. – Оставить их без пастырского попечительства никак нельзя. Особенно солдат-первогодков. Ведь каждый из нас когда-то испытывал, наверное, это щемящее чувство оторванности от дома, от родных, тяготился новыми непривычными порядками, непривычной средой, а то и реальной угрозой жизни. Куда обращаться? «Господи, помоги», – сам себе говорит человек. И вдруг появляется священник, которому в таинстве исповеди можно излиться…»

К сожалению, Олег Романенко помогает молодым солдатам укрепиться духом исключительно на подвижнической основе. Должность войскового священника в штате бригады уже есть, часовня на территории городка почти достроена, крест на золотом куполе установлен. Да в штат соединения иерея все никак не зачислят, несмотря на его участие в сборах 30 отобранных епархией кандидатов на службу в войска, благословление на службу именно в этом гарнизоне. Ездит сюда священник периодически за десятки километров из своего нынешнего прихода. Просто в Минобороны все никак не могут определиться: нужны ли Вооруженным силам штатные священники и помогут ли они растить настоящих воинов из призывников?

МЕРА ДОВЕРИЯ

А ведь есть в округе соединения, где сейчас практически все солдаты и младшие командиры набраны по призыву всего на год. Скажем, 19-я отдельная мотострелковая бригада. В ней, похоже, уже и не мечтают, что контрактники когда-нибудь составят здесь заметную часть личного состава. Между тем в соединении прекрасно знают разницу между призывниками и контрактниками на поле боя. Бригада принимала участие в обеих чеченских кампаниях, входила и в Южную Осетию во время грузинской агрессии.

Создалось впечатление, что в этом соединении больше, чем где-либо в другом месте, поверили в силу сугубо организационных решений. Оспаривать установленный теперь принцип комплектования военнослужащими по призыву считают занятием совсем бессмысленным. Оказавшись в таких условиях, включили накопленный боевой опыт и стараются устроить все у себя именно так, как необходимо на войне. Не пытаясь, кстати, подвергать даже минимальному сомнению и «правила игры», предложенные им сверху.

Например, помощника командира 19-й бригады по материально-техническому обеспечению подполковника Сергея Замчалова кто-то из журналистов спросил: «С аутсорсингом лучше стало, чем было раньше?» Офицер спокойно ответил: «Время покажет – лучше это или хуже. Но мы стремимся к тому, чтобы все действительно хорошее из заложенного в этот способ обслуживания войсковых частей приносило пользу уже сегодня». И показал, где и как у него в парке боевых машин проводит плановое обслуживание и ремонт техники сторонняя организация. А еще объяснил, что призванные солдаты – водители армейских автомобилей, техники подразделений регулярно работают вместе с гражданскими мастерами, обучаются у них. Потому что аутсорсинг действует исключительно в месте постоянной дислокации соединения, а в поле солдатам придется самостоятельно проводить обслуживание и возможный ремонт техники.

После таких пояснений уже не вызывало удивления стоящая недалеко от ворот парка колонна БМП-3 и нескольких специальных машин. Все полностью укомплектованные, видно, что потрепанные в ходе эксплуатации, но в почти идеальном состоянии, под завязку заправленные, готовые по первой команде сорваться с места.

Начальник штаба 19-й бригады полковник Павел Долгов рассказал, что это – усиленная ротная тактическая группа. Поскольку бригада является соединением постоянной готовности (со сроком готовности к боевому применению 1 час), а также в связи со сложившейся обстановкой в Северокавказском регионе, ротная тактическая группа включает в себя мотострелковое подразделение, инженерно-саперное, артиллерийское, подразделения технического и тылового обеспечения. В течение 30 мин. в состоянии выйти из парка в исходный район, где получает уточненную задачу, находится в готовности к боевому применению в любом направлении. Такая группа применяется обычно для блокирования района, в котором спецподразделения ликвидируют небольшую банду. Непосредственно в бой может вступить лишь в том случае, если нужно оказать огневую поддержку спецподразделениям или при внезапном прорыве бандитов, при их выходе прямо на посты тактической группы.

Одно только смутило в 19-й бригаде. Возврат к комплектованию частей и подразделений преимущественно призванными военнослужащими заставил вернуться и к некоторым былым, далеко не самым лучшим способам организации службы. На Тарском полигоне командир минометной батареи капитан Евгений Кругляков сказал мне, что после занятий с подчиненными заступает ответственным офицером по батальону, будет ночевать в казарме. Ему вменяется в обязанность помогать внутренним нарядам в поддержании порядка в расположении подразделений, контролировать выполнение распорядка дня. Сколько ни боролись в минувшие годы с практикой назначения ответственных, она вновь в ходу. Все-таки не доверяют полностью офицеры призванным солдатам и сержантам.

©Олег Владыкин 07.07.2011Первоисточник публикации.