Я.П. Невелев
Невелев Яков Петрович. За чистый город и проядочную власть.
Главная О Невелеве Публикации Предприятия холдинга Банк вакансий Общественная деятельность Фотографии  Газета  "Уральский  Край"  Архив О сайте

Я никогда не

занимался торговлей.

Я производственник

Я.П. Невелев

Москва застряла в песочнице

ФОТО: AP

http://pics.utro.ru/utro_images/5/spacer.gif

Скандал, спровоцированный выдвижением в Черное море американского крейсера "Монтерей", оборудованного противоракетной системой "Иджис", можно рассматривать как жирную черту, подведенную под прошедшими на прошлой неделе переговорами об участии России в создании общеевропейской ПРО. Российский МИД, где, судя по всему, давно ждали подходящего случая, чтобы акцентировать свою точку зрения – отреагировал незамедлительно.

Диагноз внешнеполитического ведомства выглядит предельно четким и адекватным: "под прикрытием разговоров о сотрудничестве в области ПРО в Европе идет формирование той самой противоракетной конфигурации, об опасных последствиях которой мы неоднократно предупреждали наших американских и натовских партнеров. Причем делается это демонстративно, как бы показывая России, что никто не намерен считаться с ее мнением".

Тот же вывод можно было сделать и по итогам прошедшего на прошлой неделе саммита Россия - НАТО, посвященного созданию общеевропейской ПРО. Более того, все было ясно еще в ноябре прошлого года, когда Москве предложили сотрудничество по ПРО и тут же отвергли ее предложение о секторальном принципе организации круговой обороны и единых центрах анализа информации и принятия решений. После этого тему можно было закрыть, потому что в ходе многолетних конфликтов вокруг размещения элементов американской ПРО в Восточной Европе Россия добивалась только одного: исключить использование европейской противоракетной обороны для перехвата российских межконтинентальных баллистических ракет.

Считалось, что без соблюдения этого условия невозможно сохранить ядерный паритет, положенный в основу нового договора по СНВ. То есть Россия фактически добивается возвращения в 70-е гг. прошлого века, когда договор об ограничении стратегических вооружений (ОСВ-1) принимался в одном пакете с договором по ПРО. Но за последние сорок лет многое изменилось, и США в 2001 г. в одностороннем порядке вышли из старого договора по ПРО именно потому, что он мешал строительству европейской ПРО. Разумеется, это не понравилось Москве, справедливо полагавшей, что американские противоракетные комплексы в Восточной Европе будут использоваться для давления на Россию, а не защищать Европу от мифической угрозы со стороны Ирана. Отсюда – дикая истерика Москвы по поводу планов размещения элементов американской ПРО в Чехии и Польше.

Обама попытался разрядить обстановку, и переход к политике "перезагрузки" сопровождался отказом Вашингтона от польского и чешского проекта. Затем был заключен новый договор по СНВ, а в ноябре 2010 г. на Лиссабонском саммите НАТО была принята новая стратегическая концепция Альянса, утверждавшая, что "НАТО не представляет никакой угрозы для России" и стремится к "подлинному стратегическому партнерству" с Москвой. Буквально на следующей день России предложили сотрудничать с НАТО в создании европейской ПРО, и Москва в лице президента Медведева, специально приглашенного в Лиссабон, это предложение приняла.

Но дальше протокольных заявлений о намерения дело не продвинулось. И на то есть серьезные причины. Главная из них состоит в том, что США не собираются отказываться от своих планов, касающихся третьего и четвертого позиционного района ПРО, и предпринимают конкретные шаги в этом направлении. Уже заключено соглашение о размещении элементов американской ПРО в Румынии. Активно развивается проект базирования систем ПРО на морских платформах. Первые корабли, оснащенные противоракетными системами, уже появились в Адриатическом, Эгейском и Средиземном морях. В дальнейшем планируется заход подобных судов в Балтийское и Баренцево море. На 2018 - 2020 гг. запланировано размещение в восточноевропейских странах новых образцов противоракет, способных перехватывать межконтинентальные баллистические ракеты, выпущенные с территории России.

Все это происходит под разговоры о том, что США имеют полное право создавать антиракетный щит в евроатлантическом пространстве без оглядки на кого бы то ни было. Эта точка зрения укоренилась в общественном мнении, поэтому никаких отступлений от нее ждать не приходится. Даже если бы Обама был в принципе готов на какие-то уступки, он не самоубийца, чтобы на фоне серьезных внутренних проблем подставиться в последний предвыборный год под обвинения в предательстве интересов своей страны.

Поэтому в ходе подготовки последнего саммита представители НАТО предложили России отказаться от попыток выработать четкие формы сотрудничества, координации и обмена информацией и вести диалог о взаимодействии между двумя независимыми системами ПРО. Москва согласилась, но снова захотела получить реальные, юридически оформленные гарантии того, что западная ПРО не будет направлена против российских межконтинентальных ракет. В частности, было предложено заключить договор, описывающий архитектуру и параметры будущей системы ПРО, в том числе, допустимое количество и типы ракет-перехватчиков, их скорость, а также места размещения ракет и радиолокационных станций.

Генсек НАТО отверг эту идею, сославшись на то, что подобный договор будет включать "сложные юридические формулировки, которые трудно будет согласовать и ратифицировать во всех странах НАТО". Вместо этого России предложили заключить "соглашение по политическим принципам и задачам для будущего сотрудничества по ПРО" и ограничиться "политическим гарантиям того, что наши системы не будут подрывать безопасность друг друга". То есть речь идет о ничем не подкрепленных политических декларациях. На фоне того, что происходило вокруг проблемы ПРО последние десять лет, и последних событий в Африке это выглядит откровенным издевательством.

Недовольство России нашло отражение в заявлениях российского министра обороны Анатолия Сердюкова и постоянного представителя РФ при НАТО Дмитрия Рогозина. Оба политика признали, что разногласия носят концептуальный характер, и отметили, что переговоры зашли в тупик из-за позиции США. Тем не менее на итоговом брифинге Сердюков завил, что "поиск вариантов, которые бы удовлетворили и Россию, и НАТО, будет продолжен, потому что другого пути у нас просто нет". То есть стороны будут искать компромисс, который в принципе невозможен, когда действуешь по принципу: процесс – все, результат – ничто.

Этот прием, основанный на втягивании противоположной стороны в диалог, базирующийся на пустых декларациях, является фирменным инструментом американской политики в отношении России. Именно по этой схеме в течение многих лет прокручиваются такие знаковые темы, как вступление России в ВТО, отмена поправки Джексона-Вэника и прочие. В целом создается впечатление, что Вашингтон соорудил некую специальную песочницу для Москвы, в которую – чтобы малыши не заскучали – периодически подбрасывает новые игрушки в виде переговоров по ПРО или такие лакомства, как отказ от строительства ее элементов в Польше и Чехии. Цель, в общем, понятна, – занять детишек, чтобы не лезли во взрослые дела.

Москва эту игру принимает, потому что при нынешнем соотношении сил открытая конфронтация чревата большими неприятностями, а дружба, пускай и сдобренная известной дозой лицемерия, лучше доброй ссоры. Во имя этой дружбы Москва поддерживает санкции против Ирана, втягивается в военное сотрудничество по Афганистану, не препятствует принятию резолюции по Ливии и фактически поддерживает позицию Запада в отношении Каддафи. А чтобы партнеры не наглели сверх меры, из песочницы время из времени раздается очень грозный рык: "Размещу "Искандеры" в Калининградской области", "Не превышайте полномочия резолюции СБ ООН", "Сирию не отдадим"...

После неудачных переговоров по ПРО рык принял форму откровенной угрозы: "Придется развивать средства прорыва противоракетной обороны, соответствующие наработки у России есть, да и обойдется это гораздо дешевле, чем создание системы ПРО". То есть, потеряв надежду договориться, определенная часть российского истеблишмента пытается поставить Россию в один ряд с Северной Кореей, которая чуть что обещает нанести ядерный удар. Но это даже не смешно, потому что такая линия вряд ли получит поддержку со стороны президента.

В сложившейся ситуации Москве остается либо смириться с судьбой и вслед за Европой встраиваться в фарватер американской политики, либо каким-то образом менять всю внешнюю политику, забыть о 70-х гг. прошлого века, адекватно оценить существующий расклад и начать собственную, принципиально новую игру. Но для этого надо как минимум вылезти из песочницы. А к этому российское руководство, судя по всему, не готово.

©Наталья СЕРОВА 14.06.2011Первоисточник публикации.