Я.П. Невелев
Невелев Яков Петрович. За чистый город и проядочную власть.
Главная О Невелеве Публикации Предприятия холдинга Банк вакансий Общественная деятельность Фотографии  Газета  "Уральский  Край"  Архив О сайте

Я никогда не

занимался торговлей.

Я производственник

Я.П. Невелев

За себя и за того «форбса»

 

Единороссы заблокировали закон о профессиональных пенсиях. Это значит, что все мы и дальше будем вместо олигархов оплачивать «пенсионный соцпакет» сотрудников их компаний

 

 

На прошлой неделе один из лидеров думских единороссов — Андрей Исаев заявил, что законопроект о профессиональных пенсиях не будет принят в обозримой перспективе, потому что он излишне увеличит налоговую нагрузку на бизнес. Исаев не уточнил, что речь шла только о крупном олигархическом бизнесе. Это значит, что нагрузка еще долго останется на плечах всех россиян, позволяя крупному капиталу и дальше генерировать сверхприбыль за наш счет.

Те, кто тратит на обед эквивалент месячной пенсии среднестатистического пенсионера, никогда не поддержат идею профессиональных пенсий. Проще выписать некролог законопроекту «Об обязательных профессиональных системах в РФ», чем лишить себя десертного кофе. А выкушав, вновь задуматься о способах снижения социальных расходов. Помощь бизнес-дольщиков из правительства и Думы приветствуется.

В недавнем докладе Минздравсоцразвития об итогах пенсионной реформы отмечалось, что численность получателей досрочных пенсий (работников, занятых на работах с вредными, тяжелыми и опасными условиями труда, а также работников Крайнего Севера и приравненных к ним местностей) достигла 34% от числа пенсионеров по старости, или 10,5 млн человек. В структуре новых оформлений трудовых пенсий 42,5% составляют лица, на назначение пенсий которым пенсионный возраст не влияет, — более 73% «досрочников» продолжают работать, причем три четверти — на тех же рабочих местах.

Цифры большие, но оправданные: Россия мнит себя государством социальным, перераспределяющим материальные блага по принципу социальной справедливости. Впрочем, тезис этот по меньшей мере спорный. И вот почему.

Форма собственности предприятий, на которых «досрочники» работали, в процессе «либеральных» рыночных реформ во многих случаях преобразовалась в частную, однако государство по-прежнему, как пишет Минздравсоцразвития, «фактически субсидирует новым собственникам привлечение работников в неблагоприятные производственно-технологические и климатические условия». Каким образом? Прежде всего за счет сохранения для таких предприятий (читай: их собственников) тарифов «стандартных» пенсионных взносов.

Меньше себестоимость — больше прибыль. А пенсии пусть платят государство и все российские пенсионеры по старости, ежемесячно недополучающие за счет присутствия в их рядах без вины виноватых досрочников до 35% от размера трудовой пенсии.

Интересная получается картинка: людей завлекают на вредные производства или на Севера перспективой досрочной пенсии, но выплачивать ее должны не «капитаны бизнеса» путем перечисления дополнительных страховых сумм, а все мы.

Кстати, сами олигархи неоднократно называли пенсии милостыней, подаянием и искренне недоумевали, чем это пожилой люд так недоволен. Пенсии ж растут, нефть дорожает — так чего вам еще надо? И вообще, налоговую и страховую системы надо менять лет через 50, не раньше. Государство при этих словах где-то за углом довольно ухмылялось.

История вопроса

Досрочное пенсионное обеспечение в «государстве рабочих и крестьян» определялось задачами, в разные периоды стоявшими перед страной. В 1925 г. было объявлено о досрочном выходе на пенсию «по выслуге» народных учителей, в начале 30-х гг. — медицинских, ветеринарных работников, агрономов, работников гражданского воздушного флота, а в 1932 г. был утвержден первый «Временный список вредных профессий, дающих право на понижение стажа и повышение пенсий».

Список тот состоял из 136 профессий, а право на пенсионное обеспечение на льготных условиях возникало при достижении мужчинами и женщинами возраста 50 лет при наличии 20-летнего трудового стажа, из которых не менее 10 лет должно было приходиться на подземные или другие вредные работы.

После победы в Великой Отечественной войне страна нуждалась в скорейшем восстановлении народного хозяйства. И в1947 г. система льготного пенсионного обеспечения распространилась на угольную промышленность, геологию и черную металлургию, в 1948 г. — на асбестовую, химическую, рыбную промышленность, цветную металлургию, промышленность районов Севера, в 1949 г. — на золотоплатиновую, алмазную, нефтедобывающую и нефтеперерабатывающую промышленность, железнодорожный транспорт и отдельные сельскохозяйственные профессии. В этом месте детки и внучата нынешних финансово-промышленных тузов должны хором взреветь: «Спасибо товарищу Сталину за наше счастливое детство!»

К 1956 г. система льготного пенсионного обеспечения охватила связь, морской и речной флот, энергетику и электрификацию, промышленность искусственного волокна, электротехническую, кинопленочную, торфяную, лесную и бумажную промышленность. В 1972 г. были разработаны показатели предоставления льготного пенсионного обеспечения на основе гигиенической классификации условий труда, на основании которых в Списки 1 и 2 производств, работ, профессий, должностей и показателей, дающих право на льготное пенсионное обеспечение, дополнительно включили свыше 500 профессий и должностей с числом занятых до 1,5 млн человек.

Действующие в настоящее время списки были утверждены постановлением Совета министров РСФСР от 2 октября 1991 г. № 517 «О пенсиях на льготных условиях по старости (по возрасту) и за выслугу лет», по которым право на льготное пенсионное обеспечение получили работники более чем 1,7 тыс. профессий и должностей. Иных профессий уже нет, другие заменила автоматика, а списки неприкосновенны по сей день.

Тут уже либералы постарались, за прошедшие 20 лет практически уничтожив экономическую и социальную науку. Пересматривать злосчастные Списки сегодня просто некому: ни Минздрав, ни НИИ труда и социального страхования, ни тем более РСПП с такой задачей объективно не справятся. Силенок не хватит. Хотя финансирование освоят.

Могильщики

В 1995 г., когда российский олигархат только формировался, правительство одобрило Концепцию реформы системы пенсионного обеспечения. Характерной чертой концепции стало рассмотрение профессиональных пенсионных систем (ППС) как механизма, обеспечивающего выплату дополнительных пенсий к пенсиям по обязательному пенсионному страхованию. ППС могли формироваться на базе негосударственных пенсионных фондов (НПФ) по отраслевому или территориальному признакам, допускалось как солидарное, так и накопительное финансирование ППС, а взносы должны были платить работодатели, что подталкивало последних к совершенствованию условий труда. Добавим, что концепцией наравне с обязательным допускался добровольный характер участия в ППС.

Ту концепцию составляли настоящие профессионалы (многим из них — светлая память). Не чета нынешним «специалистам», путающим социальные взносы с налогами. Одно из подтверждений высокого качества концепции — современный зарубежный опыт формирования ППС. Например, в Скандинавских странах, Нидерландах или Канаде ППС являются добровольными, в Австралии, Франции и Швейцарии — обязательными, а в Великобритании или Германии — смешанными. Причем взносы в ППС уплачивают работодатели и лишь иногда, в незначительных объемах, работники, как в Чили.

Сегодня институт ППС получил настолько широкое распространение, что при его помощи будущие пенсии формируются для 90% всех занятых в экономике, как в той же Швеции. При этом подавляющая часть застрахованных к вредным и опасным производствам никакого отношения не имеет.

В 2002 г., когда законопроект о ППС был внесен в Думу, он был уже де-факто обречен. Предпринимательская мотивация в умах чиновников и депутатов, жажда наживы в поведении профсоюзных боссов и научного сообщества были настолько велики, что даже щадящие дополнительные страховые взносы в 2—8% от ФОТ в зависимости от вредности и опасности условий труда рассматривались как посягательство на либеральные устои экономики. Российская бюрократия знает тьму способов замотать любую положительную инициативу, но когда речь идет об отработке теневой зар-платы, стена из бизнес-холуев становится непрошибаемой.

На прошлой неделе думский Комитет по финансовому рынку вынес окончательный приговор ППС — их создание в текущих условиях нецелесообразно, поскольку приведет к повышению налогового бремени для хозяев вредных производств. К коллегам присоединился и глава Комитета по труду и социальной политике, по совместительству — первый зампред ФНПР А. Исаев (упаси бог, подозревать Андрея Константиновича и его сотоварищей в продажности): «Такой законопроект есть, но его принятие приведет к увеличению нагрузки на работодателей». Правительство, на которое пеняли некоторые депутаты (нашли на кого роптать), и вовсе умыло руки: принятие законов — прерогатива Госдумы. А раз так, какой с нас спрос?

Для сведения депутатского корпуса. Доля ФОТ в себестоимости продукции крупнейших российских предприятий, культивирующих вредные, тяжелые и опасные условия труда, в среднем составляет около 15%. Увеличение страховой нагрузки за счет введения ППС приведет к росту себестоимости опять же в среднем всего на 0,3—1,2%. Что легко компенсируется модернизационными усилиями, мероприятиями по охране труда и уменьшением масштабов воровства.

Отработали?

Итоги

На днях премьер Путин заявил, что сохранение коэффициента замещения (отношения средней пенсии к средней зарплате) является для правительства «стратегическим ориентиром». Учитывая рост численности пенсионеров, массовый исход бизнеса в тень и наличие почти 50% имеющих льготы плательщиков взносов в Пенсионный фонд, выполнить «ориентир» будет невозможно. Если только не платить пенсии напрямую из бюджета, как было во времена СССР. Чем это кончилось, все знают.

Первая десятка российских миллиардеров сплошь состоит не только из поклонников офшорных зон, но и из приверженцев вредных, тяжелых и опасных производств: «нефтянки», газовой отрасли, черной и цветной металлургии, горнодобывающей и угольной промышленности. Их суммарное состояние «Форбс» оценил в $168,2 млрд, что составляет более половины всех доходов федерального бюджета. Нынешняя система олигархического госуправления сама себя высекать не будет.

Все разговоры о внедрении ППС в системе обязательного социального страхования от несчастных случаев на производстве и профзаболеваний, администрируемой Фондом соцстраха, — блеф. Выплата пенсий из Фонда соцстраха всем вышедшим на трудовую пенсию досрочно будет сопряжена с такими льготами для их работодателей, что дыра в бюджете фонда только увеличится.

Сегодня в олигархических кругах и сфере чиновничьих прилипал усиленно муссируется идея о законодательном ограничении стажа нахождения на вредных и опасных работах. Отпахал 20 лет в забое (на скважине, у прокатного стана), получал необлагаемые пенсионными взносами надбавки за вредность — и свободен, найдешь применение своим талантам в «безопасной» экономике. А на пенсию выйдешь вместе со всеми, без надбавок за утраченное здоровье. Надо полагать, после выборов этот вариант с подобающим в таких случаях пиар-блеском и будет исполнен.

Забудьте о росте пенсий благодаря введению ППС, уменьшению теневого сектора, поощрению пенсионных накоплений, увеличению верхнего предела взносооблагаемых доходов, перечислению процентов от инвестирования средств Фонда национального благосостояния. Повышение пенсий зависит лишь от экономической щедрости наших олигархов и их коррупционных ставленников. Молитесь за их здравие, и тогда вам, может быть, воздастся.

©Никита Кричевский 14.04.2011Первоисточник публикации.