Я.П. Невелев
Невелев Яков Петрович. За чистый город и проядочную власть.
Главная О Невелеве Публикации Предприятия холдинга Банк вакансий Общественная деятельность Фотографии  Газета  "Уральский  Край"  Архив О сайте

Я никогда не

занимался торговлей.

Я производственник

Я.П. Невелев

У России чешется "подбрюшье"

http://pics.utro.ru/utro_images/5/spacer.gif

В среднесрочных прогнозах, касающихся будущего Средней Азии, фигурируют три главных сценария: исламизация по афганскому или арабскому сценарию, явное или неявное поглощение Китаем и относительно спокойная жизнь под фактическим протекторатом Запада. Но главный вопрос текущей повестки дня: рванет или не рванет вслед за Магрибом? Мнений, как водится, два, и каждое обосновывается массой аргументов.

Правда, сама постановка вопроса о "примере Магриба" является не вполне корректной. Зачем среднеазиатским странам оглядывать на далекую Африку, когда перед глазами есть пример Киргизии, где насильственная смена власти произошла уже дважды, в 2005-м и 2010-м. И оба раза там было все, чем обычно сопровождаются подобные события: бунт "улицы", бегство "тирана", погромы, смертоубийства и венчающие этот цикл демократические выборы. То есть, если уж говорить об аналогиях, речь нужно вести не о "египетском сценарии" применительно к Средней Азии, а о тиражировании "киргизского сценария" в арабском мире и его возможном повторении в самой Киргизии и соседних с ней государствах.

"Рвануть" в Средней Азии действительно может – для этого хватает объективных предпосылок. Население региона молодеет, а "издержки" образования и безработица формируют запрос на националистические и религиозные ценности. Картину дополняет чудовищная коррупция, война кланов, фактическое отсутствие социальных лифтов, резкий контраст между городом и деревней и прочее. Ситуацию осложняет близость Афганистана, наличие экстремистского подполья, межнациональные конфликты и территориальные разногласия, борьба за водные и иные ресурсы, нехватка электроэнергии и продовольственная проблема, обострившаяся на фоне кризиса.

Следующий вопрос: где начнется? Судя по комментариям экспертов, первыми могут взорваться Таджикистан и все та же Киргизия. Секретарь Совета безопасности Таджикистана говорит о возможности дестабилизации ситуации в стране за счет активизации террористического подполья, которое связано с Афганистаном и неплохо финансируется наркоторговцами. Одновременно страна изнемогает под грузом бытовых и инфраструктурных проблем; например, только 48% населения Таджикистана обеспечены чистой питьевой водой.

Значительная часть населения живет за счет наркотрафика и денег, которые присылают таджикские гастарбайтеры из России. Еще в прошлом году обострилась продовольственная проблема, и сегодня Таджикистан проедает резервные запасы продовольствия. На этом фоне оппозиционные силы уже начали готовиться к выборам президента, намеченным на 2013 год. Главная цель оппозиционных движений, как старых, так и только создаваемых, – не допустить переизбрания Эмомали Рахмона, возглавляющего страну с 1992 года.

Не лучше ситуация в Киргизии, которая на этой неделе празднует первую годовщину Апрельской народной революции. Никаких существенных перемен за прошедший год не произошло: та же бедность, та же грызня северных и южных элит, драки в парламенте. По словам местных политологов, разрыв между политическими элитами и откровенно презирающими их рядовыми гражданами продолжает увеличиваться. При этом президент страны публично говорит о росте влияние ваххабитских групп, о ячейках исламистского движения "Акрамия" в Ошской области, около двух тысяч членов которого уже выявлены органами национальной безопасности.

Все это, разумеется, похоже на Египет или Ливию, но в арабском мире свергают тиранов, замеченных в длительном сотрудничестве с США и Европой, а в Средней Азии такие режимы только формируются. После тяжелых раздумий и метаний между Россией, Китаем и Западом среднеазиатские лидеры сделали выбор в пользу последнего. Одним из признаков новых веяний стал реформаторский зуд, охвативший руководство всех четырех государств. В Таджикистане заговорили о модернизации и обратились к ОБСЕ с просьбой о помощи в реформировании таджикской милиции. В Узбекистане начались структурные реформы, формально расширяющие полномочия правительства и парламента. В Туркмении демонстративная демократизация началась еще четыре года назад, сразу после смерти Туркменбаши и избрания президентом Гурбангулы Бердымухаммедов. В Киргизии вся политика – сплошные реформы.

Одновременно бросается в глаза большое число общих или патронируемых Западом проектов. Этот процесс продолжается уже несколько лет, но сейчас он приобретает некоторую завершенность. Туркмения давно подключилась к энергетическим, транспортным и строительным проектам в Афганистане, но только сейчас, на фоне ценового конфликта с Китаем и снижения поставок газа в Россию, с определенностью заявила о намерении принять участие в проекте Nabucco. В свою очередь, Таджикистан готов поставлять электроэнергию в Пакистан в рамках проекта CASA-1000. Французские фирмы меняют облик туркменской столицы, возводя современные здания министерств и офисные центры для государственных учреждений.

Заключен новый договор об эксплуатации американской базы в киргизском Манаме. Исправно функционирует немецкая авиабаза в узбекском Термесе. Государства Средней Азии все сильнее втягиваются в обеспечение военного транзита в Афганистан. Речь идет не только о доступе к ресурсам Средней Азии или чисто утилитарном использовании ее территории в транспортных целях, но и о связывании ее с соседними Афганистаном и Пакистаном в единый регион – Центральную Азию. Этот стратегический проект интересен тем, что в случае успеха под контролем у США и их союзников окажется огромная территория, расположенная в центре Азии и упирающаяся одной стороной в Китай, а другой – в Россию.

Эта перспектива беспокоит Пекин, который вложил немалые средства в Пакистан и Среднюю Азию, опутав ее паутиной своих проектов. Китай является не только крупнейшим инвестором, но и потребителем среднеазиатских ресурсов. Нейтрализовать китайское влияние в Средней Азии будет непросто, тем более что Китай не готов сдаваться без боя, подтверждением чего стало широко анонсированное решение Пекина до конца 2011 г. отказаться от использования доллара в международной торговле. В нынешнем контексте это заявление выглядит как объявление торговой войны. Но, скорее всего, речь идет о демонстративной угрозе, приглашающей к торгу: мы готовы обрушить доллар, но не сделаем это, если вы прекратите давление и перестаньте гнать нас из Африки, Средней и Юго-Восточной Азии.

Все это "перетягивание каната влияния" идет в рамках нынешнего статус-кво, и поэтому ни США и Европа, ни Китай не заинтересованы в раскачивании ситуации в среднеазиатских государствах. Не нужно это и России, которая получила предложение играть в команде Вашингтона и вряд ли решится от него отказаться. При таком раскладе нет смысла затевать новые революции и отстранять нынешних лидеров государств Средней Азии. Они, разумеется, могут повторить судьбу Мубарака или бен Али, но позже, когда реализуют все поставленные перед ними задачи, либо при нештатном развитии событий, когда, исчерпав все иные аргументы, главные игроки начнут действовать по принципу "так не доставайся же ты никому".

© Наталья СЕРОВА 07.04.2011Первоисточник публикации.