Я.П. Невелев
Невелев Яков Петрович. За чистый город и проядочную власть.
Главная О Невелеве Публикации Предприятия холдинга Банк вакансий Общественная деятельность Фотографии  Газета  "Уральский  Край"  Архив О сайте

Я никогда не

занимался торговлей.

Я производственник

Я.П. Невелев

Дуэт и толпа

 

 

В России продолжается обсуждение двух экспертных докладов, один из которых должен помочь избранию Дмитрия Медведева на новый срок, а второй разъясняет, почему это непременно приведет к масштабному политическому кризису. Обозреватель "Власти" Дмитрий Камышев разглядел в этих предсказаниях признаки паники, охватившей российскую элиту в связи с кризисом управляемой демократии.

 Опубликованные с разницей в две недели доклады Института современного развития (ИНСОР) и Центра стратегических разработок (ЦСР), считающихся мозговыми центрами соответственно президента и правительства, кажется, несравнимы по определению. Первый ("Обретение будущего. Стратегия 2012") — это обширный план построения в России светлого модернизированного завтра. Второй ("Политический кризис в России и возможные механизмы его развития") — относительно краткое, но весьма угрожающее штормовое предупреждение. Однако рассматривать эти документы лучше все-таки в комплексе — хотя бы потому, что на фоне оптимизма ИНСОРа пессимизм ЦСР выглядит особенно эффектно.

Что происходит

Полное совпадение у авторов докладов обнаруживается, пожалуй, лишь в выборе стоящей перед Россией главной цели: удержаться в "пуле мировых лидеров" (ИНСОР) и "уже к началу 2020-х гг. завершить переход в группу экономически развитых стран" (ЦСР). В схожих выражениях оценивается и текущее состояние страны: очевидный регресс в экономике и политике, сопровождающийся все возрастающим недовольством граждан.

Различий же гораздо больше, причем как по форме, так и по содержанию. Доклад ИНСОРа — это, по сути, полноценная программа кандидата в президенты, охватывающая все основные направления внутренней и внешней политики. Тогда как документ ЦСР — это всего лишь план ближайших экстренных действий, что-то вроде инструкции МЧС по ликвидации последствий неумолимо надвигающегося стихийного бедствия. Но именно поэтому доклад ЦСР выглядит интереснее, ведь он не про то, что может быть, а может и не быть, а про то, что непременно произойдет и уже происходит на протяжении последних восьми месяцев.

Происходит же, по мнению экспертов ЦСР, следующее.

Во-первых, налицо "катастрофическое снижение" доверия к Дмитрию Медведеву, Владимиру Путину и "Единой России", начавшееся "на пике веры в непотопляемость" их рейтингов. Поскольку динамика изменений одинакова для всех "ключевых лейблов российской власти" (см. график), это означает, что "тенденция касается не того или иного конкретного лица, а политической системы в целом, что свидетельствует о процессе ее делегитимизации". Приостановить или повернуть вспять эту тенденцию могло бы возобновление быстрого и устойчивого роста экономики, но его в среднесрочной перспективе, увы, не ожидается — зато, напротив, прогнозируется "серьезный бюджетный кризис" при сохранении высоких темпов инфляции.

Во-вторых, согласно собственным исследованиям ЦСР, "набирает силу тенденция роста рейтинга "проголосую за кого-то третьего, не за Медведева или Путина"" (см. график). Из чего неумолимо следует, что "без жесточайшего контроля за составом кандидатов (на президентских выборах-2012.— "Власть") и других мер "административного ресурса" Медведев избран быть не может" — как, впрочем, и любой другой "преемник Путина". (В этом ЦСР категорически расходится с ИНСОРом, который настаивает на безальтернативности Медведева как кандидата от "партии прогресса".) А "для организации победы Путина потребуется гораздо более жесткое использование административного ресурса, чем когда-либо ранее". Что опять-таки ускорит "процесс делегитимизации власти", фактически лишив нового президента "возможности эффективно исполнять свои функции в условиях объективно очень сложной ситуации".

Наконец, в-третьих, количественные изменения в отношении народа к власти подкрепляются и качественными. Как отмечают эксперты ЦСР, в ходе проводимых ими исследований в рамках фокус-групп как никогда массово звучат фразы типа "начальники считают нас за быдло". При этом "тезис о том, что положение в стране улучшается, практически исчез из обсуждений", а "подавляющим мнением" стала мысль о том, что "в стране все плохо". В этих условиях вероятное возвращение Путина в Кремль может привести к разочарованию многих нынешних сторонников тандема "в обоих политиках и даже во всей политической системе России" — и, как следствие, к массовой неявке на выборы или протестному голосованию.

В итоге авторы доклада ЦСР приходят к неутешительному для Кремля и Белого дома выводу: федеральные выборы 2011-2012 годов "в любом случае нанесут очень сильный удар по легитимности власти вследствие очевидного факта политического манипулирования". А начавшийся политический кризис "рано или поздно перейдет в открытую и острую форму" и уже через 10-15 месяцев (то есть к январю—июню 2012 года) может "по своей интенсивности превзойти период конца 1990-х и вплотную приблизиться к эпохе конца 1980-х годов".

На президентских выборах 1996 года появилась "третья сила" в виде Александра Лебедя. Возможно, подобное случится и в 2012-м, тем более что рак и щука уже есть

Фото: Павел Кассин, Коммерсантъ

Что делать

 Масштаб предлагаемых экспертами мер по спасению родины, конечно, несопоставим. ИНСОР мыслит глобальными категориями в духе радикального либерализма, от фактического восстановления "ельцинской" избирательной системы до создания контрактной армии и расформирования МВД и ФСБ. ЦСР же ограничивается точечными инициативами в русле умеренной демократизации. Но если ИНСОР известен как раз громкими, но сомнительными с точки зрения практической реализации инициативами, то проекты ЦСР до сих пор было принято считать вполне реалистичными. Между тем многие нынешние задумки ЦСР выглядят чуть ли не революционными.

Так, невинное вроде бы предложение об "обновлении политического контента и выдвижении новой когорты политических лидеров" на самом деле подразумевает ряд немыслимых по нынешним временам шагов. В частности, речь идет об "отказе от попыток любой ценой добиться парламентского большинства для "Единой России"" и "формировании после выборов коалиционного правительства, опирающегося на поддержку двух или более партий" (по образцу кабинета Евгения Примакова образца 1998 года). Кроме того, ЦСР выступает за "создание партии, выражающей интересы среднего класса Москвы и других крупных городов", а также "перераспределение функций между президентом и парламентом" в пользу последнего.

Для более успешной "обкатки новых лидеров" эксперты ЦСР даже считают возможным "увеличить интервал между парламентскими и президентскими выборами, осуществив перенос последних на лето или осень 2012 года". А в том случае, если запустить процесс политической трансформации до выборов не удастся, а депутаты и президент все-таки будут избраны "с широким использованием административного ресурса", целесообразны досрочные парламентские и президентские выборы, которым непременно должно предшествовать обновление и омоложение руководства ведущих российских партий.

На совершенно логичный вопрос, что же в таком случае заставит уже избранную, пусть и "не вполне легитимным способом", власть добровольно пойти на перевыборы, у представителей ЦСР тоже нашелся убедительный, по их мнению, ответ. Они уверены, что "избранный с усиленным применением административного ресурса президент будет политически ослаблен и столкнется с фактической невозможностью эффективного управления страной", поскольку "любые его действия будут встречать жесткое сопротивление населения". А такая перспектива, по убеждению экспертов, способна подвигнуть к решительным переменам любого уважающего себя правителя.

Что это значит

 Вообще-то ничего принципиально нового в этих выводах нет: во всяком случае, радикальные критики существующего режима уже не раз рисовали и более мрачные картины будущей путинской России. И даже если бы подобную антиутопию сочинил тот же ИНСОР, это, наверное, мало кого бы удивило. Удивительным же представляется именно тот факт, что это исследование опубликовала структура, созданная в 1999 году как мозговой центр будущего президента Путина (см. справку справа). Так что нынешнему премьеру, наверное, впору обидеться: вот, мол, работают люди фактически под крылом правительства, регулярно получают деньги от государства — а потом пишут такое, что привычнее было бы услышать от какого-нибудь Бориса Немцова и прочих "поураганивших в 1990-е годы".

Впрочем, у более независимых экспертов по поводу обоих упомянутых докладов могут возникнуть и другие мысли. Например, что эти исследования, похоже, отражают мнение немалой части российской элиты, всерьез озабоченной своим будущим после 2012 года. Только если одна группа товарищей искренне верит, что для решения всех проблем достаточно переизбрать на второй срок модернизатора Медведева, то другая подозревает, что в стране ничего реально не изменится до тех пор, пока не уйдут и Путин, и Медведев, и прочие потенциальные путинские преемники. Но и те и другие уверены, что с управляемой демократией нужно срочно что-то делать, потому что некогда прочная система, основанная на безупречной работе миллионов винтиков в строгом соответствии с заложенной в них программой, дает все более очевидные сбои и вообще, похоже, вот-вот пойдет вразнос.

Сбои в системе действительно происходят все чаще, от переклинивания отдельных винтиков (вроде неожиданных откровений рядовой сотрудницы Хамовнического суда о втором процессе над Ходорковским и Лебедевым) до явных затруднений с прохождением вроде бы отчетливых сигналов сверху (когда, скажем, большинство россиян вопреки прозрачным намекам начальства видит в арабских революциях не происки западных спецслужб, а протест населения против деятельности "коррумпированных деспотических режимов"). К таким же сбоям, видимо, следует отнести и те самые опросы, на основании которых ЦСР сделал вывод о наступившем кризисе. Ведь для некоторых дружественных Кремлю социологических служб признать факт столь неприличного падения рейтингов тандема — это все равно что католикам отказаться от догмата непогрешимости папы. И в условиях исправно функционирующей системы подобные отклонения желаемого от действительного обычно легко приводятся в соответствие с заданными сверху параметрами.

Ну а самым свежим примером такого рода можно считать настоящую войну, развернувшуюся между Следственным комитетом и Генпрокуратурой в связи с историей о крышевании подмосковными прокурорами игорного бизнеса. Ведь ради победы над конкурентами СКР не побоялся покуситься на святое, намекнув на причастность к этому делу сына генпрокурора Юрия Чайки (см. материал "Междоусобица родителей"). Что вряд ли могло бы произойти, если бы слаженное вращение властных шестеренок по-прежнему координировалось из единого центра.

Что теперь будет

 Реакцию властей на два нашумевших доклада можно попытаться предсказать исходя из вышеописанных особенностей восприятия обоих "мозговых центров". То есть предложения ИНСОРа, скорее всего, лишь в очередной раз примут к сведению, как это было с его предыдущими докладами, а вот к инициативам ЦСР, возможно, по привычке отнесутся внимательнее. А уже после этого примут окончательное решение, выбрав один из трех основных вариантов — похерить, поверить или переосмыслить.

С первым вариантом понятнее всего, ведь экспертами ЦСР он уже предусмотрен: в случае нежелания руководства страны осуществить "необходимые политические действия" "рано или поздно произойдет обвальное ухудшение ситуации, которая приведет к потере управляемости, переходу кризиса в конфронтационный формат и, возможно, дезинтеграции страны". От более подробного описания ужасов "обвала вплоть до развала" авторы доклада скромно воздержались.

Второй вариант предусматривает несколько большее число ответвлений. Но поскольку поверить в готовность власти в полной мере реализовать предложения ЦСР все же крайне затруднительно, логичнее предположить, что меры по "политической трансформации" будут применяться выборочно. Тем более что некоторые признаки такой полуреформы обнаружились еще до обнародования доклада.

К примеру, в прошлогоднем заявлении первого заместителя главы президентской администрации Владислава Суркова о том, что в следующей Госдуме у "Единой России" уже не будет конституционного большинства (см. статью "Свет в конце тандема" во "Власти" N 1-2 от 17 января 2011 года), можно усмотреть готовность Кремля к "более честным" выборам в парламент. А упорные слухи о том, что партию "Правое дело" вскоре возглавит некий федеральный чиновник, вполне коррелируют с призывом ЦСР к "созданию партии, выражающей интересы среднего класса". В то же время на скорое воплощение идей о коалиционном правительстве или перераспределении функций между президентом и парламентом рассчитывать вряд ли стоит.

Но самый неожиданный для экспертов результат может получиться, если власти пойдут по третьему пути и не просто прислушаются к докладу ЦСР, а творчески его переосмыслят. Ведь в этом документе есть как минимум одна мысль, греющая душу любого верного путинца: организовать возвращение в Кремль нынешнего премьера, какой бы административный ресурс для этого ни понадобился, все-таки легче, чем добиться переизбрания на второй срок действующего главы государства. И значит, единственная надежная гарантия стабильности власти — это выдвижение в президенты Владимира Путина. А уж с "делегитимизацией власти" и прочими мнимыми последствиями "нечестных" выборов он как-нибудь справится — в конце концов, свою способность "мочить в сортире" любых врагов Путин доказывал уже не раз.

Кстати, весомым аргументом в пользу третьего варианта можно считать состоявшееся одновременно с обнародованием доклада ЦСР переизбрание Владимира Чурова председателем Центризбиркома. Символизм этого события подкреплялся еще и тем, что переизбран был не только Чуров, но и все прежнее руководство ЦИКа. А вот медведевец Борис Эбзеев, с которым некоторые наблюдатели связывали надежды на реформу избирательной системы, остался рядовым членом комиссии. Так что российские избиркомы ко второму пришествию Владимира Путина, надо полагать, уже готовы.

© Журнал 06.04.2011Первоисточник публикации.