Я.П. Невелев
Невелев Яков Петрович. За чистый город и проядочную власть.
Главная О Невелеве Публикации Предприятия холдинга Банк вакансий Общественная деятельность Фотографии  Газета  "Уральский  Край"  Архив О сайте

Я никогда не

занимался торговлей.

Я производственник

Я.П. Невелев

Москва повторяет ошибку Каддафи

Нынешняя ситуация на Северном Кавказе выглядит особенно зловеще на фоне новостей из Ливии. За многие годы все уже привыкли, что и там и там непрерывно что-то происходит. Пока в Ливии шла вялотекущая война кланов, на российском Кавказе регулярно что-то взрывали, кого-то убивали и похищали. В Африке нарыв уже прорвался, нам это еще предстоит, и можно быть уверенными в том, что позиция западных союзников России и мировых СМИ будет такой же, как в августе 2008 года, а проблемы, которые придется решать, окажутся на несколько порядков серьезней.

Этот пессимизм возникает из осознания тупика, в который зашла политика Москвы на Северном Кавказе. Все началось с "чеченизации", принятой на вооружение в конце второй чеченской войны. Ахмад Кадыров, ставший в октябре 2003 года президентом, был противником ваххабизма и четко обозначил свою позицию еще во времена Масхадова: "Если нас заставляют выбирать между Россией и ваххабизмом, мы выбираем Россию". Понимая, что только силой ситуацию не удержать, Москва стала щедро спонсировать строительство мирной жизни и минимизировала вмешательства в дела республики.

Одновременно был запущен процесс укрепления вертикали власти и унификации законодательной базы, т.е. возвращения российских регионов в зону действия Конституции РФ. Плоды этих усилий немедленно сказались на ситуации в Дагестане, который, при всей сложности внутренней ситуации, был вполне лоялен Москве. Но роспуск Национального совета при президенте Дагестана лишил элиты привычной площадки для урегулирования противоречий, а клан нового президента был слишком слаб, чтобы контролировать ситуацию. И республика пошла вразнос. На практике элитные разборки были неотличимы от акций террора, борьба с социальными причинами которого требовала средств. В эту игру включились элиты Ингушетии, куда передислоцировалась часть недобитых боевиков, и всех остальных республик.

Некоторое время довольны были все: боевики зарабатывали на войне элит, а для поддержания реноме время от времени устраивали собственные акции, кланы решали свои проблемы и тоже зарабатывали, а Москва считала или делала вид, что обустраивает нормальную жизнь на проблемном Кавказе. Большие деньги сплотили сильные элитные группы вокруг бюджетных кормушек, что привело к выдавливанию из бизнеса и политики "нетитульного" и не связанного с ведущими кланами населения. Но не остановило террора - ни заказного, ни политического. Теперь в ответ федеральная власть принимает решительные меры, а ее представители произносят грозные речи.

Фактически Москва повторяет тактику ливийского лидера Каддафи, который тоже имел дело с пережитками родоплеменного строя и в течение многих лет тоже покупал лояльность племенных вождей и населения, жестко подавляя любые попытки бунта. Разница состояла лишь в том, что в Ливии с ее специфической "народной демократией" значительную часть благ получало население, а на российском Кавказе - элиты. Но проблема в том, что покупка лояльности формирует ее рынок, а где рынок, там могут найтись другие покупатели. Ливийский лидер уже хлебает это полными ложками, и рано или поздно те же проблемы настигнут Россию.

Судя по публикациям в англоязычных СМИ, материалам чеченского досье Wikileaks и комментариям зарубежных экспертов, американцы уже не первый год плотно работают с местными элитами, учитывая особенности клановых, тейповых и родственных отношений. Крупных предпринимателей приглашают в совместные проекты, а наиболее продвинутой части населения предлагаются помощь в создании предприятий малого бизнеса, образовательные программы, тренинги и сотрудничество в рамках Community Connections, признанной "самым эффективным методом для выявления будущих, свободных от пропагандистских шор лидеров". Организаторы этих программ исходят из того, что "на Северном Кавказе реальная власть распределена между лидерами кланов, и это создает горизонтальную властную систему, являющуюся альтернативой центральной вертикали, которую тщетно пытается насадить Москва". То есть ставка - что в Ливии, что на российском Кавказе - делается на горизонтальные связи и выведение элит и значительной части общества из-под контроля центральной власти.

О том, как реагирует на эти вызовы Москва, можно судить по суете, начавшейся после серии нападений и терактов в Кабардино-Балкарии. Для местной власти все это стало такой неожиданностью, что даже после введения в некоторых районах республики режима КТО и выездного заседания Национального контртеррористического комитета (НАК) под председательством президента, боевиков пропустили в центр Нальчика. Ничего удивительного в этом нет, потому что контрразведка не работает, агентурной сети нет, а стратегия борьбы с терроризмом, в основе которой лежат пять принципов, сформулированных год назад Медведевым, нацелена на борьбу с проявлениями терроризма и подрыв его социальной базы.

В результате обществу с известной периодичностью предъявляются пароксизмы борьбы за безопасность, авралы контртеррористических операций и решимость продолжать социально-экономическое развитие региона. При этом игнорируются три важных соображения. Во-первых, то, что терроризм является всего лишь инструментом, который кто-то использует в определенных целях. Во-вторых, тот факт, что социальную базу террора составляют молодые люди, с головой погрузившиеся в ислам. Именно некоторые из них становятся "бойцами джихада", и их не интересуют ни рабочие места, ни светские образовательные программы. Да и в целом местная молодежь совсем не стремится работать, хотя хочет зарабатывать, а учиться, то есть покупать дипломы, предпочитает в Москве и других городах центральной России. И третье – направляемые на Северный Кавказ деньги благополучно разворовываются элитами, не устающими демонстрировать свою лояльность Москве.

Все это характерно и для Кабардино-Балкарии, руководство которой было настолько увлечено собственным бизнесом и распределением бюджетных средств, что даже на фоне серии громких убийств и терактов прошлого года совершенно не думало о каких-то мерах по обеспечению безопасности. На заседании НАК об этом прямо сказал глава ФСБ Бортников. Более того, стоит отметить, что помимо регулярных отстрелов известных людей и терактов республику будоражат конфликты вокруг земельной реформы и инициатив националистов, пиком активности которых стала "балкарская голодовка" лета-осени 2010 года в Москве, в ста метрах от Кремля.

Ситуация в КБР требует детального анализа, но в целом создается впечатление, что на фоне бездействия власти там работает команда профессиональных провокаторов. По республике ходят чудовищные слухи о художествах правящей команды, якобы причастной к последним подрывам и убийствам. Рядовые граждане рассказывают о "ваххабитских списках", в которые вносят молодых мусульман, а потом "их трупами отчитываются за проведение антитеррористических операций". А когда после февральских терактов в некоторых населенных пунктах стали создавать народные дружины, группа "балкарских старейшин" сразу же назвала их "карательными отрядами" и "эскадронами смерти", и тут же, как бы подтверждая самые страшные опасения, в республике объявились "Черные ястребы" – подпольная организация, обещающая "истребить исламское подполье".

Аналогичных историй хватает и в других республиках, но ничто не способно поколебать решимость Москвы продолжить политику заливания региона деньгами. Эти транши уже называют данью, которую платит Москва Кавказу. Значительная часть этих средств тратится на скупку земли и бизнеса в других регионах, главным образом, в Ставропольском крае, в восточной части которого уже не осталось русского населения. Аналогичного эффекта ожидают от проекта организации в других регионах рабочих мест для жителей Северного Кавказа.

Еще большее раздражение вызывают бесконечные истории о том, как под давлением кавказских диаспор милиция освобождает задержанных, следователи не возбуждают дела, а суды выносят вызывающе мягкие приговоры. Фактически в стране уже действуют две правовые системы: одна, удивительно мягкая, для диаспор, другая, действующая по всей строгости УК, для всех остальных. Такая практика опасна не только тем, что развращает правоохранительные органы и дискредитирует президента Медведева, пришедшего к власти под лозунгом "закон превыше всего".

Гораздо хуже другое: система горизонтальной власти, противопоставленной федеральному центру и законами РФ, вышла за пределы Северного Кавказа и распространяется по всей стране. Исправно платя за лояльность северокавказских элит, российская власть покупает ослабление своего влияния на территории всей страны, подрыв базовой лояльности значительной части граждан РФ и основ государственного строя. При этом никто не гарантирует Москве бесперебойных поставок лояльности из северокавказских республик. Этот дефицитный товар может уйти к другим покупателям, что будет означать превращение Северного Кавказа в аналог ливийской Киренаики, ставшей центром вооруженного мятежа протии властной вертикали, выстроенной Муамаром Каддафи.

© Наталья СЕРОВА 09.03.2011Первоисточник публикации.