Я.П. Невелев
Невелев Яков Петрович. За чистый город и проядочную власть.
Главная О Невелеве Публикации Предприятия холдинга Банк вакансий Общественная деятельность Фотографии  Газета  "Уральский  Край"  Архив О сайте

Я никогда не

занимался торговлей.

Я производственник

Я.П. Невелев

Россия сделала очередной шаг к пропасти

Россия и ВТО

Пожалуй, главным событием саммита Россия-ЕС, проходящего в бельгийской столице, стал показ очередной серии мыльной оперы под названием «Вступление Российской Федерации во Всемирную торговую организацию». Как стало известно, глава Минэкономразвития РФ Эльвира Набиуллина и еврокомиссар по торговле Карел Де Гюхт подписали меморандум о взаимопонимании по условиям присоединения России к ВТО. А после завершения переговоров с министром финансов РФ Алексеем Кудриным его итальянский коллега Паскаль Лами произнес сакраментальную фразу о том, что Россия «как никогда близка» к вступлению в ВТО, которую мы периодически слышим уже на протяжении 17 лет. При этом представители Еврокомиссии по торговле высказали мнение, что порядком затянувшийся «переговорный сериал» может все-таки завершиться к концу следующего года.

Напомним, что еще в начале текущего года российские переговорщики по ВТО предсказывали, что это счастливое (для них) событие случится примерно годом ранее. Так или иначе на этот раз стороны (Россия и ЕС) подписали меморандум о взаимопонимании, в котором продекларировано отсутствие разногласий по ключевым вопросам. Таким, как размер экспортной пошлины на древесину и железнодорожным тарифам. Как сообщает Интерфакс, Россия отказалась от планов повышать экспортные пошлины на лес в следующем году, а после присоединения к ВТО и вовсе обязалась их снизить.

Таким образом, нетрудно сделать вывод, что как минимум одна отрасль экономики России может быть принесена в жертву либерально-монетаристской идее фикс. После отступления по линии лесопромышленного комплекса «последний рубеж обороны», который пока еще защищают российские переговорщики, теперь проходит в рамках дискуссии по размеру субсидий сельскому хозяйству, размеру квот на импорт мяса в РФ, ряду ветеринарных и фитосанитарных мер.

Впрочем, есть еще один фактор, который может оказать услугу реальному сектору российской экономики. Речь идет о клинической русофобии грузинского президента, который с присущим ему остервенением продолжает упорствовать в своем стремлении максимально осложнить путь России к членству в ВТО. Правда, в данном случае частное проявление фирменной русофобии Саакашвили имеет под собой вполне рациональные объяснения, поскольку связано с банальным желанием грузинского президента выбить из Москвы максимальное количество (по большей части совершенно невыполнимых) уступок в обмен на снятие грузинского вето на присоединение России к ВТО.

О ходе переговорного процесса по вступлению России в ВТО и позициях его основных участников рассказывает эксперт Центра политической конъюнктуры Дмитрий Абзалов:

— Прежде всего следует отметить, что Россия завершила очень продолжительные переговоры с Европейским союзом. При этом мы пошли на целый ряд уступок. В первую очередь речь идет о лесопромышленном комплексе. Как известно, наша страна приняла на себя определенные обязательства, связанные с продлением моратория на повышение пошлин на экспорт кругляка. Это решение в пользу Финляндии и Швеции. Кроме того, были приняты важные решения по агропромышленному комплексу. В этом секторе Россия собирается ограничить объем субсидий, выделяемых нашим государством российским сельхозпроизводителям. По последним данным, верхняя планка зафиксирована на уровне $9 млрд. И это достаточно небольшая сумма. Правда, стоит учитывать, что это ограничение в полной мере заработает только с 2014 года.

Конечно, при правильной стратегии за три года можно отстроить инфраструктуру отрасли. Причем в случае с АПК много будет упираться не в производственные мощности как таковые или переработку, а в две проблемы, которые проявились в этом году. Первое — это земля. Необходимо упростить процедуру возвращения земель в категорию сельхозназначения, а также упростить процедуру их аренды. Второе — это транспортная инфраструктура. У нас просто не хватает мощностей для того, чтобы отправить на рынок зерно и сельхозпродукцию. Классический пример — это ситуация на юге России, где в течение последних нескольких месяцев заморожено 10 млн тонн зерна, которое так и не удалось вывести в Центральную Россию.

Проблема в том, что в российских портах недостаточно имеющихся железнодорожных путей, терминалов (особенно зерновых). Для того чтобы построить эти объекты с помощью госсубсидирования и софинансирования, у нас есть примерно года три. Затем на российский рынок придут крупные иностранные компании. Они, в принципе, уже здесь присутствуют, но пока только в переработке – «Данон», «Пепсико», который покупает «Вимм-Билль-Дан».

Третье направление, состояние которого очень сильно зависит от вступления в ВТО,— это финансовый сектор. Ранее предполагалось, что нерезиденты смогут зайти в наш страховой бизнес, но при этом не смогут полноценно войти в банковский сектор. Но, судя по последним договоренностям, в обоих секторах мы получим переходный период. Причем, судя по предварительным договоренностям, страховым компаниям придется сложнее. Потому что сейчас иностранные компании в этой сфере не могут открывать полноценные представительства.

Что же касается банковского сектора, то здесь будет немного проще в силу некоторых ограничений на перемещение капитала, которые будут накладываться. Плюс сохранится высокий уровень регулирования этой отрасли, что позволит оставить российским компаниям больше конкурентных преимуществ.

Вообще, с предполагаемым вступлением России в ВТО связан целый ряд очевидных рисков. Первый заключается в том, что вступление в эту организацию может осложнить ситуацию в национальных секторах экономики, которые очень серьезно зависят от финансирования. Это розничная торговля, сельхозпроизводство, транспортировка (в первую очередь, авиаперелеты), машиностроение. Понятно, что нерезиденты с «длинным кредитным плечом», которые имеют возможность привлекать на более выгодных условиях значительные финансовые средства, получат важное конкурентное преимущество перед отечественными производителями.

Второй момент связан с тем, что вступление в ВТО может привести к сложностям в экономической интеграции на постсоветском пространстве. Речь идет о функционировании уже существующего Таможенного союза. Теперь нашим властям придется синхронизировать два эти процесса. Более того, поскольку ТС — это лишь начало длинного пути, который должен завершиться созданием Единого экономического пространства, то понятно, что будет необходимо согласовывать с членами ВТО и этот вопрос тоже. Как будут взаимодействовать между собой все эти структуры — это открытый вопрос. Проблемы начинаются уже сейчас. Например, Россия собирается вступать в ВТО, а Белоруссия к этому еще не готова. Соответственно, вопрос создания ЕЭП может быть отодвинут.

Третий момент заключается в том, что вопрос вступления в ВТО без соблюдения определенной этапности в этом процессе может привести к проблемам для наших нынешних торговых партнеров. Например, сейчас мы поставляем в ЕС в основном сырье, а в обмен получаем продукцию высокотехнологичного сегмента. Для того чтобы не превратиться окончательно в сырьевой придаток, нужно создать условия трансферта западных технологий в Россию, чтобы в нашу страну было выгодно переносить высокотехнологичные производства. Кроме того, нужно, чтобы наша страна также имела возможность выхода на соответствующие европейские и мировые рынки. Поэтому пока я вижу опасность, что мы откроем свои рынки, а встречных преференций не получим.

© Кирилл Говоров 10.12.2010Первоисточник публикации.