Я.П. Невелев
Невелев Яков Петрович. За чистый город и проядочную власть.
Главная О Невелеве Публикации Предприятия холдинга Банк вакансий Общественная деятельность Фотографии  Газета  "Уральский  Край"  Архив О сайте

Я никогда не

занимался торговлей.

Я производственник

Я.П. Невелев

Марш согласователей

 

 

 

 Есть такая профессия «согласователь» — принимать на себя тяготы общения с чиновниками. За большие деньги

 

Едва ли не первое, о чем заговорил Сергей Собянин в своей речи перед вступлением в должность мэра Москвы, это коррупция и бюрократия, способные, по его словам, девальвировать многие преимущества Москвы. Продолжая, Собянин заявил о необходимости тотальной ревизии административных барьеров. Каждый чиновник, по убеждению мэра, должен знать, что его действия находятся под контролем граждан. Процесс ротации начался незамедлительно. Информация о том, кто отправлен в отставку, а кто назначен, поступала как сводки с полей в эпоху бурного социализма. Что же до бюрократических барьеров, то здесь вариант «с места в карьер» вряд ли возможен. Очень красноречиво высказался на эту тему один из наших собеседников, владелец небольшого автопарка маршрутных такси: «Да эту конструкцию (речь об административных барьерах. — Прим. ред.) с какой-то патологической фантазией наши чиновники сооружали десятилетиями. Ее же не снести, скорей она снесет».

Свою историю москвичка Ирина Терехова называет бюрократическим маразмом: «Мы решили перенести газовую колонку в подсобное помещение. Согласование длилось 10 месяцев, собрали три папки бумаг, оплатили какое-то дикое количество квитанций, получили массу разрешений, непонятно на что. А под самый финал узнали, что ко всему прочему нужна справка из ЖЭКа о составе семьи. За четыре года, что я живу в своей квартире, ни я этого ЖЭКа, ни он меня в глаза не видели. Все, что касается моей семьи, отражено в паспорте, свидетельствах о браке и о рождении ребенка. При чем здесь ЖЭК и почему именно ему доверили подтвердить состав моей семьи?». На каком-то этапе Ирина, как она сама признается, «из вредности» решила считать все кабинеты, которые приходилось посещать (и не по одному разу). На выходе получилось — 29!

Термин «пакет документов» — это же наше всё! Бумаги должны быть осязаемы, они должны складироваться в папки и расти в количестве. Чтобы занять всех тех, кто их «рассматривает», визирует, отклоняет, и главное — перекладывает с места на место. В вопросе разведения бумажной волокиты наши бюрократы преуспели настолько, что возмущение сменяется каким-то священным трепетом.

Взять хотя бы самую простую ситуацию, с которой сталкивался практически каждый. Нам о ней рассказал москвич Алексей Бельский, решивший прописаться в своей новой квартире: «Я узнал, какие нужны документы, даже 208-й приказ изучил. Пришел прописываться, а у меня кроме паспорта и заявления о регистрации потребовали основание для вселения в жилое помещение, собственником которого я являюсь по факту. А еще: свидетельство о государственной регистрации права собственности, договор купли-продажи, договор уступки права требования, акт приема-передачи квартиры и т.д. Я б не удивился, если бы сказали принести справку о разрешении находиться на собственной жилплощади!» Но окончательно нашего собеседника «добила» сотрудница паспортного стола, которая вернула ему заявление. Последовавший за этим диалог воспроизвожу дословно:

— У вас тут в дате рождения девятка похожа на восьмерку, переписывайте.

— Я очень похож на человека, который родился в 1863 году?

— Не знаю, когда вы там родились, я смотрю на то, что написано.

— А логику включить не пробовали?

— Мужчина, мы здесь с документами работаем!

 Другой из весьма распространенных случаев касается перепланировки. Задумали вы в своей квартире осуществить ее, да еще и набрались гражданского мужества узаконить. Пытаться сделать это самостоятельно — поступок, достойный восхищения, но практически обреченный на неудачу. В «службе одного окна» на Юго-Западе столицы разговариваю с женщиной по имени Светлана, она здесь уже четвертый раз: «Полтора месяца наши документы пролежали на согласовании, а потом их вернули. Жилищная инспекция выдала предписание: не соответствуют. Оказывается, шумные работы мешали соседям. Теперь нам постоянно звонят из СЭС, приезжают замерять уровень шума. Уже год живем в постоянном напряжении. Участковый поговорил с соседями, никто не против ремонта, но нужны письменные согласия едва ли не со всего дома. Видимо, дают понять, что вопрос надо «закрыть». Женщина откровенно признается, что пожалела о своем решении пойти законным путем из-за этой волокиты. А поняв, что курсируя по кабинетам и договариваясь с чиновниками, имеет все шансы остаться в квартире с ремонтом, но без работы и нервов, обратилась к согласователю.

Человек, овладевший этой новой для нас профессией, наделен какими-то уникальными способностями. Ведь это он собирает необходимые документы, обходит все нужные инстанции, стоит в очередях, получает бесконечные разрешения. Но главное — избавляет своего нанимателя от встреч с чиновниками. Ну, чем не волшебник? Только за деньги.

В описанной истории на весь процесс согласования ушло 11 месяцев. Было собрано и получено два десятка различных документов: из БТИ, ЕИРЦ, ЖСК, Мосжилинспекции, СЭС, газовой службы, АПУ, пожарного надзора. Потребовались также техническое заключение, проект перепланировки, разрешение на ее проведение, согласие всех собственников… Впрочем, не стану приводить весь список, иначе мало кто дочитает материал до конца.

Для того чтобы находиться на расстоянии от бюрократов, хозяева квартиры заплатили согласователю около 110 тысяч рублей. Но эта цифра весьма приблизительная, потому что по ходу дела вам предоставят массу возможностей ускорить процесс за дополнительную, естественно, плату. Но и в этом случае согласование растянется на долгие месяцы. Кроме того, надо иметь в виду, что требования разных инстанций могут меняться, как погода весенним днем, и откровенно противоречить друг другу. А еще надо запомнить, что у чиновников есть свои принципы. Собрали вы пакет документов — сдаете — ждете разрешения. Получили разрешение — начинаете собирать следующую партию. Только так и не иначе, потому что принцип: зачем организовывать процесс параллельно, если последовательно он окажется гораздо длиннее.

А малые предприниматели с бюрократами? Они же связаны узами практически родственными. «Собираетесь открывать свое даже самое малюсенькое предприятие, приготовьтесь к тому, что станете дойной коровой. Причем надолго», — так охарактеризовал положение дел предприниматель, пытавшийся запустить цех по производству мясных полуфабрикатов. Только на получение вывески, а это уже практически завершающий этап, может уйти несколько месяцев. Отдельная сложность — взаимодействие инстанций, участвующих в общем процессе. Они, как правило, выдают свои разрешения по отдельности, общего порядка прохождения всех инстанций нет. «Пока берешь одну бумажку, другая теряет срок годности, и все начинается сначала», — говорит наш собеседник. Причем сроки процедуры часто не выдерживают сами чиновники.

В результате на открытие, скажем, производственного предприятия может уйти от 200 до 450 дней, а расходы будут колебаться от 2 до 10 млн рублей. Чтобы запустить предприятие ЖКХ, потребуется от 10 месяцев до полутора лет. Ну, а средств — от миллиона рублей и выше. Надо иметь в виду, что стоимость реальная и официальная отличаются в разы. Чисто теоретически разрешение на вывеску можно получить за одни деньги, на практике — в 10 раз дороже.

Наконец, лицензирование. Сколько недосказанности и неоднозначности в этом процессе! Ну, не прописано в подзаконных актах четко того, что может помешать в выдаче лицензии. Ну, нет конкретного перечня бумаг, которые необходимо представить для ее получения. Зато есть загадочная пометка «…и иные документы». Какие именно? Фантазия бюрократу подскажет, не сомневайтесь.

«Пройти весь комплекс — землеотвод, коммуникации, строительство и прочее по закону практически невозможно — очень долго и очень дорого. Когда терпение лопнет, пойдешь обходным путем», — уверен один из наших собеседников. Кстати, в своем блоге он рассказывает о том, «как похоронить свой бизнес, даже не запустив его». И резюмирует: «Деловая хватка и желание заняться делом — ерунда! Ангельское терпение, подобострастие и о-очень много денег — вот главный ресурс предпринимателя».

 По данным Росстата, число работников государственных органов, включая местное самоуправление, в 2009 году составляло почти 1,7 млн человек. За последнее десятилетие их армия приросла на 44%.

Захожу на сайт одной из столичных префектур: 9 управлений и столько же отделов. Выбираю наугад управу одного очень маленького района — 6 отделов и 5 секторов. Количественный состав озвучивать не стану, скажу лишь, что на наш век чиновников хватит. На официальном сайте московского правительства обнаружила, например, отдел заместителя мэра Москвы в правительстве Москвы, полномочного представителя мэра Москвы в Московской городской думе. Это даже не масло масляное. Узнав, что завтра столичное правительство недосчитается какого-то процента своих служащих, удовлетворение мы получим лишь сиюминутное. А за ним возникнет закономерный вопрос: как будут работать оставшиеся? Хорошую мысль в этой связи высказала согласователь с 12-летним стажем и соответствующим опытом общения с чиновниками: «Меня не устраивают сроки рассмотрения «от» и «до». Я хочу слышать совершенно конкретную цифру. И хочу знать, как чиновник будет наказан, если сроки срываются. А еще хотелось бы четко понимать, на что я могу рассчитывать и что требовать, заходя в кабинет. Пусть должностные обязанности работника пропишут огромными буквами и повесят прямо на его двери».

© Ольга Путилина 01.12.2010Первоисточник публикации.