Я.П. Невелев
Невелев Яков Петрович. За чистый город и проядочную власть.
Главная О Невелеве Публикации Предприятия холдинга Банк вакансий Общественная деятельность Фотографии  Газета  "Уральский  Край"  Архив О сайте

Я никогда не

занимался торговлей.

Я производственник

Я.П. Невелев

Третий не лишний

 

http://pics.utro.ru/utro_images/5/spacer.gif

http://pics.utro.ru/utro_images/5/spacer.gif

Очередной комментарий Медведева о президентской кампании 2012 года стал сенсацией минувшего вторника. И это не удивительно. Уже год президент и премьер твердят о том, что на следующие выборы пойдет один из них, а кто именно – будет видно ближе к делу. А теперь Медведев вдруг расширил список возможных кандидатов от тандема: "Это может быть Медведев, может быть Путин, а может быть кто-то третий". Статусные эксперты отреагировали на такую перспективу крайне скептически, усмотрев в словах президента попытку "сохранить интригу", переключив экспертное сообщество с кризисной тематики на поиски того, кто может стать этим третьим.

Отчасти это удалось. Несмотря на то, что среди комментаторов уже вполне сформировались группы поддержки двух основных версий - "Путин, потому что он реально контролирует ситуацию" и "Медведев, потому что Россия нуждается в модернизации и новом лице своей внешней политики" - в текстах замелькали имена Хлопонина, Сечина, Сергея Иванова и даже Явлинского. Впрочем, эти гипотетические сценарии обсуждались и раньше, но их не принимали всерьез. Просто потому, что многим казалось бессмысленным менять весь расклад, да еще и с риском для стабильности. Отдельные эксперты, предрекавшие обострение борьбы элит в связи с началом модернизации и новым этапом приватизации, оставались в гордом одиночестве.

По умолчанию подразумевалось, что сторонники Медведева не будут серьезно возражать против избрания Путина и наоборот. Эта идиллия была нарушена последним заявлением Медведева, который не только допустил возможность какого-то "третьего", но добавил, что вообще "не знает, что будет в 2012 году", но "не хочет, чтобы внутри близких сил развернулась борьба", потому что "это будет плохо для страны". Пару месяцев назад эти слова выглядели бы как дежурная отговорка. Но на этот раз они вызвали настоящий ажиотаж, и связано это не только с пожарами и чрезвычайной ситуацией, официально объявленной в ряде регионов, но и с тем, что за последние недели появились и другие поводы для сомнений в возможности сохранить стабильность.

Череда непонятных историй вокруг защиты Химкинского леса, серии межнациональных конфликтов, обострение ситуации на Северном Кавказе и странные сигналы, идущие из идеологического управления "Единой России", свидетельствуют не только об общем неблагополучии, но и о какой-то пока еще не вполне ясной игре, которую ведут некие группы элит. Именно это ощущение тревожного непонимания привело к тому, что ведущая радиостанции "Свобода" в прямом эфире спросила, "не означает ли это, что сливают и Путина, и Медведева?". Речь, судя по всему, шла о том, что ближайшее окружение президента и премьера то ли недовольно их нерешительностью, то ли считает допущенные ими ошибки настолько фатальными, что предпочитает поставить на кого-то другого. Некоторые резоны в таком повороте, несомненно, есть. Но одновременно никто не будет спорить с тем, что Медведев и Путин являются самыми популярными политиками страны. Однако в последние недели ситуация слишком быстро меняется, и новые вызовы появляются буквально каждый день. Продвинутая публика, отдавая должное Путину как человеку, остановившему распад страны и частично развернувшему экономику в сторону рядовых граждан, вынуждена признать, что сегодня, будь то пожары, коррупция, милицейский беспредел или Северный Кавказ, мы пожинаем плоды его правления. Но и к Медведеву тоже накопилось много вопросов, связанных с проектом Сколково и общей тенденцией извращения идеи модернизации, с новой линией внешней политики России, с военной реформой и привычкой сводить решение любых проблем к созданию очередных комиссий и разработке новых законов.

Пожары, продолжающие выжигать страну, обострили все эти проблемы и высветили разницу между двумя лидерами. Если Путин ведет себя как классический популист, общающийся с народом и занимающийся решением конкретных проблем, то Медведев, отдав распоряжения, отправился в Сочи, чтобы, по его собственным словам, "сменить обстановку и подышать морским воздухом". Судя по реакции левой аудитории - "страна задыхается в дыму, а президент дышит морским воздухом" - эти неосторожные слова могут негативно сказаться на его рейтинге. Как написала по этому поводу The Los Angeles Times, "лесные пожары приблизили Путина к президентскому креслу". Это выводы, сделанные на основании событий и тенденций, которые лежат на поверхности.

Но это еще не все. В последнее время появились вполне однозначные признаки того, что "под ковром" идет и какая-то другая, пока непонятная рядовым гражданам игра, свидетельствующая об очень непростой ситуации в элитах. Публику уверяют, что все в порядке, что тандем един и что оба его члена работают в связке с "Единой Россией". Но еще в апреле и.о. главного идеолога партии власти Алексей Чадаев заявил, что "Медведеву пришло время решать, кем он хочет войти в историю – президентом "оттепели" или президентом модернизации". А на днях тот же функционер жестко наехал на председателя Совета по правам человека Памфилову, после чего она немедленно подала в отставку.

Следом Чадаев заявил, что оппозиционный проект "Стратегия-31", известный своими выступлениями на Триумфальной площади Москвы, является "акцией прикрытия для интриг группы чиновников Кремля". Целью этих интриг является, по его словам, "делегитимация нашей политсистемы и возврат к ручному управлению страной, прикрытому имитационной демократией на экспорт". Организатором спецоперации якобы является бывший глава президентской администрации Александр Волошин, которому помогает пресс-секретарь президента России Наталья Тимакова. В аппаратном плане удар направлен против Владислава Суркова, но главной задачей, которую решают "заговорщики", является удаление с политической сцены премьера Путина. В России этот сюжет широко не обсуждается, но западные СМИ комментируют его вполне однозначно: "Единая Россия" отказала в поддержке Медведеву", "второго срока не будет", "это очередное поражение российской демократии".

После всех этих художеств Чадаев не потерял свой пост, и это значит, что его скандальные заявления являются не самодеятельностью, а частью аппаратной игры, идущей в высших эшелонах власти. Косвенным подтверждением чего стала череда перфомансов вокруг защиты Химкинского леса. Сначала на экологов напали какие-то молодые люди в белых намордниках, а потом при попустительстве милиции толпа приехавшей на электричке молодежи гордо прошествовала по городу, скандируя лозунги в защиту леса, закидала камнями здание городской администрации, пожгла фаеры и так же организованно уехала на электричке в сторону Москвы. При этом и непосредственные наблюдатели, и эксперты сходятся во мнении, что эта акция менее всего походила на стихийный протест. Но и ответа на вопрос, кто ее организовал и проплатил, никто не дает.

О неблагополучии в "нашем королевстве" свидетельствуют и последние заявления Глеба Павловского, который предупреждает, что нас ждет череда провокаций, нацеленных на "создание кризисной ситуации". По его словам, этим занимаются как абсолютно криминальные среды, в том числе террористическое подполье, так и представители чиновничьего аппарата, "не мыслящие конституционно и не считающие себя ограниченными своими должностными полномочиями". Т.е. если Медведев говорит о третьем кандидате, то Павловский указывает на угрозу, исходящую от "третьей силы", занимающейся раскачиванием ситуации в стране. Если покопаться, в СМИ и Интернете можно обнаружить много странных историй, косвенно подтверждающих эту версию.

Все это свидетельствует о том, что политический контекст происходящих в России событий становится все более тревожным и жестким. И, похоже, именно пониманием этих новых обстоятельств объясняется такое внимание прессы и экспертного сообщества к словам Медведева о "третьем кандидате".

© Наталья СЕРОВА 04.08.2010Первоисточник публикации.