Я.П. Невелев
Невелев Яков Петрович. За чистый город и проядочную власть.
Главная О Невелеве Публикации Предприятия холдинга Банк вакансий Общественная деятельность Фотографии  Газета  "Уральский  Край"  Архив О сайте

Я никогда не

занимался торговлей.

Я производственник

Я.П. Невелев

1045 лет назад Русь победила Хазарию

Факты KM.RU

Кага́н (хакан, хаган) — высший титул суверена в средневековой восточной иерархии. В монгольское время слился с родственной формой каан («великий хан»).

Впервые засвидетельствован в китайских источниках применительно к центрально-азиатскому племени сяньби (III век). Был заимствован аварами и тюрками (с 551 г.), создавшими в середине VI века самую крупную на тот исторический момент кочевую империю — Тюркский каганат. Помимо него, известны также Аварский и Хазарский каганаты. Кроме того, «каганом гор» в некоторых арабских хрониках назывался правитель страны Сарир в Горном Дагестане (IX век). В переписке Василия I Македонянина с Людовиком II под 871 годом упоминается о «кагане, властителе народа россов».

Титул кагана в IX веке был официальным титулом у ряда властителей Руси: митрополит Илларион называл каганами киевских князей Владимира Святого и Ярослава Мудрого. В «Слове о полку Игореве» титул употреблен по отношению к тмутороканскому князю Олегу Святославичу.

1045 лет назад в истории Руси произошло событие, сопоставимое по своему значению с победой на Куликовом поле.

Жарким июльским днем 965 года, после кровавой сечи на волжских берегах, пал Итиль – столица Хазарского каганата, одного из могущественнейших государств раннего средневековья. Дружинники русского князя Святослава и многочисленные ополченцы подвластных ему славянских и финно-угорских племен торжествовали победу.

Эти события, относимые «Повестью временных лет» к 965 году, изложены весьма скупо: «идя Святослав на козары; слышавше же козари, изидоша противу с князем своим Каганом, и сътупишася битися, и бывши брани, одоле Святослав козаром и град их и БелуВежю взя».

Более подробны восточные авторы, которых потрясла гибель могущественной державы. Наиболее раннее сообщение об этом имеется в труде Ибн Хаукаля: «…не осталось в наше время почти ничего от булгар, буртасов и хазар, так как напали на них русы и захватили все их области, те же, кто спасся, рассеялись по соседним областям, надеясь, что (русы) заключат с ними договор и они смогут вернуться, (поселившись) под их властью».

Так молодое Древнерусское государство утверждалось на международной арене, впервые в своей истории обратив во прах враждебное ему государство — которое не только было его геополитическим конкурентом, но и пыталось подмять славянские племена под свою власть.

Поверженный Хазарский каганат был в некотором отношении уникальным государством. Впрочем, складываться оно начало достаточно традиционно — в ходе завершения Великого переселения народов и краха гигантского Гуннского племенного союза. Первое достоверное упоминание о хазарах относится к 60-80-м годам VI века, когда они как подчиненные участвуют в походах Тюркского каганата. Затем хазары становятся ведущей силой в Восточном Предкавказье, а с крушением в первой половине VII века Западно-тюркского каганата, они обретают независимость, и создают свой каганат. Их предводитель, Джебу-каган объявил себя главой всех тюркских и кочевых племен Евразии, то есть каганом. Он действительно, был отважным полководцем, и в одном из своих первых походов взял штурмом Тбилиси.

Со временем под власть хазар подпало все Северное Причерноморье, большая часть Крыма, Приазовье, Северный Кавказ, Нижнее Поволжье и Прикаспийское Заволжье. Ко второй половине VII века относится и покорение хазарами лесостепной полосы будущей Киевской Руси. Согласно «Повести временных лет», дань хазарам платили как минимум такие восточнославянские племена, как поляне («зовомые Русь», как указывает «Повесть»), северяне, радимичи и вятичи. Вероятно, также и древляне, тиверцы и уличи.

Дань хазары собирали и деньгами, и товарами. Вятичи, например, платили хазарам дань по щелагу (серебряному дирхему) с сохи. Буртасы (племя в Поволжье, часть которого, по разным версиям, со временем влилась частично в мордовский народ, частично, под именем мишарей, в состав волжско-татарского народа. – КМ.RU) платили дань мехами. В то же время, помимо больших даней, покоренные народы и племена обязаны были по требованию хазарского правителя выставлять вспомогательное войско, те же буртасы должны были выставлять до 10 тысяч всадников. Правители покоренных народов обязаны были также отдавать в жены кагану своих дочерей.

В ходе своих военных походов Хазария утвердила свою власть над важнейшими торговыми путями из Восточной Европы в страны Передней Азии. Значительную часть доходов составляли торговые пошлины на заставах в узловых местах сухопутных, речных и морских путей. К их числу относились Тмутаракань в Керченском проливе, Белая Вежа (Саркел) на Переволоке с Дона на Волгу, Итиль на Нижней Волге и др. Пошлины составляли десятую часть товара. В отдельных случаях, как во время прохода кораблей Руси через Итиль на Каспий и обратно в 913/914 году, бралась и гораздо большая часть товаров или добычи. Через Хазарию шли воск, мед, меха, рабы из подвластных племен.

Хазарский каган, как и все каганы тюрок, происходил из рода Ашина. У кагана было 25 жен из дочерей подвластных хазарам правителей, других народов и 60 наложниц. Он был залогом благополучия народа. В случае большой опасности от врагов, хазары выводили кагана, увидев которого враги тотчас обращались в бегство. При каком-либо несчастии — засухе, голоде или поражении на войне, считали, что это произошло из-за духовной немочи кагана. Тогда народ и знать могли потребовать убить кагана.

По существовавшему у тюрок обряду, при возведении нового кагана на престол ему набрасывали на шею шелковую петлю и давили до тех пор, пока он не начинал задыхаться. Тогда его спрашивали: сколько лет он желает царствовать? Когда полузадушенный каган называл то или иное число, тогда его возводили на престол. Если, процарствовав названное им самим время, каган не умирал, его убивали. Каган не мог царствовать более 40 лет. По истечении этого срока его убивали, так как, по убеждению хазар, его ум слабел, и рассудок расстраивался, его божественная сила ослабевала, и он не мог приносить пользу своему народу. Хазары воздавали почтение не только кагану, но и его могиле. Хоронили кагана под водой, сооружая над его могилой надгробие.

В начале VIII века Хазария пользовалась большим влиянием среди соседних стран. Византийский император Юстиниан II, скрываясь у хазар от преследования, в 695 году женился на сестре кагана, получившей в крещении имя Феодоры. А сын императора Льва Константин в 732/733 годах женился на дочери кагана, принявшей в крещении имя Ирины. Сын последнего был известен на византийском престоле как Лев Хазар. Во второй половине VIII века каган выдает своих дочерей за мусульманского правителя Армении (752/753) и правителя Абхазии. Однако уже в это время в Хазарии происходят важные перемены как в государственном устройстве, так и в общественном и религиозном положении.

Историк М.И Артамонов приводит рассказ хазарского царя Иосифа, жившего в середине Х века, изложенный в его письме к испанскому иудею Хасдаю ибн Шафруту о том, как примерно в 730/731 году один из знатных людей Хазарии Булан чудесным образом обратился в иудейскую веру. По известию царя Иосифа, тогда же Булану удалось обратить в новую веру кагана и других хазарских князей.

Убедительности агитации Булана способствовало следующее немаловажное обстоятельство. 732/ 733 году арабский полководец Маслама под Дербентом нанес сокрушительное поражение хазарскому войску. Бывший при нем каган был ранен, но в начавшейся во время вхождения арабов суматохе успел спастись бегством. В 737 году новый полководец арабов Мерван, собрав 150-тысячное войско, вторгся далеко в пределы Хазарии. Каган бежал, его войска были разбиты, а владения его подданных разорены. Как ни странно, не ограбленным арабами и сохранившим даже военную силу оказался только Булан. Два страшных поражения, понесенные хазарами от арабов, опустошение страны и неизбежно начавшиеся бедствия народа должны были подорвать веру простых хазар в божественную силу кагана — их владыки и хранителя благополучия. Из этого убеждения должно было явиться требование убийства кагана, как это было в обычае тюрок.

В награду за сохранение жизни, каган, возможно, согласился принять иудейскую веру и предоставить особые преимущества силам, стоявшим за Буланом. Принятие каганом иудейской веры, видимо, совершилось в глубокой тайне и оставалось неизвестным для большей части хазар. Только ближайшее окружение кагана из числа родственников и знати, также принявшее иудаизм, знало о новой тайной вере кагана. Скрытный характер веры кагана, с одной стороны, позволял держать в трепетном повиновении хазар-язычников, для которых личность кагана была священной, а с другой стороны, держать в подчинении самого кагана, в угоду Булану и поддерживающим его сторонникам, под постоянной угрозой раскрытия народу его истинного лица и неизбежного вслед за этим устранения.

Конечно, и сам иудаизм, как вера избранных, презирающих всякий иноверный народ, «гоев», в какой-то мере была близка мировоззрению кагана, считающего себя божественным. Тайным характером новой веры кагана и объясняется, почему о принятии хазарами иудаизма сообщается в источниках довольно поздно.

В начале IX века потомок Булана — Обадия занял второй после кагана пост в государстве и сосредоточил в своих руках реальную власть. Как следует из письма царя Иосифа, Обадия провел в государстве ряд преобразований — «обновлений», как их называл Иосиф. По его словам, Обадия «...был человек праведный и справедливый, он поправил (обновил) царство и укрепил веру согласно закону и правилу. Он выстроил дома собрания (синагоги) и дома ученых (школы) и собрал множество мудрецов израильских, дал им много серебра и золота, и они объяснили ему 24 книги (священного писания), Мишну, Талмуд и весь порядок молитв, (принятых у) хазаров».

С этого момента в Хазарии установилась система двойного правления, при которой номинально страну продолжали возглавлять каганы из старого царственного рода, но реальное управление осуществлялось от их имени царем (меликом, беком по-арабски, или «мэлэху» по-еврейски) из потомков Булана. Царь мог не только по своему выбору назначать кагана, но в любое время и устранять его.

Иудаизм, принятый правительством Хазарии, освящал сложившееся двоевластие сходством с подобным двоевластием в Иудее. Однако иудаизм не стал государственной религией. Он оставался верой узкого круга правящих лиц — кагана и царя с их ближайшими родственниками, иудеев (евреев) и части ростовщическо-торгового слоя хазарского населения из числа других хазаров, тесно связанного с ними. Основная часть населения Хазарии оставалась языческой, христианской или мусульманской. В этом — в различии вер — одной, исповедуемой верхами, и другими, которых держалась большая часть народа,— и коренилось основное противоречие хазарского общества

Утверждение нового порядка, двоевластия, в Хазарии, вероятно, произошло не без борьбы. М.И. Артамонов полагает, что в начале IX века в Хазарии вспыхнуло восстание против правительства. Как долго оно продолжалось, неясно. Но косвенные свидетельства указывают, что борьба была ожесточенной. Взбунтовавшиеся против иудейских порядков хазары (прозванные каварами) в итоге предпочли бежать к венграм, и уйти с ними на запад.

Тем не менее, принадлежность к иудаизму, помимо неприятностей, сулила правящей хазарской верхушке и немалые выгоды. Они сумели завязать торгово-финансовые отношения со всеми крупными иудейским общинами как в христианских, так и мусульманских странах. И если военную экспансию хазары в основном к концу VIII века прекратили, то в международной торговле они стали играть одну из главенствующих ролей.

Карта

Перенесение хазарской столицы в Итиль в IX веке и укрепление других городов в важных узлах торговых путей означали качественно новую ступень в развитии Хазарии. Из государства чисто военного, занимавшегося сбором даней с покоренных народов и племен и грабежами соседей, Хазария превратилась в государство торгово-паразитическое. Отныне важнейшей статьей дохода в государстве становится посредническая международная торговля, сбор пошлин с проезжающих госгой (купцов). Упорядочивается сбор даней. Для бесперебойного их поступления в столицу власти на местах учреждают особых наместников — тудунов. При этом наметилось стремление собирать дани не натуральными продуктами, но в виде денег.

Большая часть поступлений в казну теперь шла царю, его ближайшему окружению и иудеям-торговцам. Это привело к тому, что двоевластие, еще существовавшее у хазар в IX веке, в Х веке сменилось властью царя (бека). Каган был лишен всякой власти и влияния и превратился, как уже указывалось, в подобие некоего «жертвенного животного». Торговля, имевшая столь важное значение для Хазарии, оказалась в руках преимущественно иудеев. Иудеи-торговцы жили во всех городах Хазарии и составляли верхний слой хазарского общества и были главной опорой властей.

Из письма царя Иосифа наглядно видно, как правящие круги расценивали остальной народ, гоев. Все, кроме знати, считались «рабами» царя. Простым хазарам предоставлялось лишь «почетное» право охранять иудеев-торговцев, живших в городах на окраинах государства. Охрану царя и его окружения уже несла особая стража из 10 тысяч мусульман. Как обращались с простыми хазарами, видно из ответа царицы голодающему народу, обратившемуся к ней за помощью: она посоветовала им надеяться на милость божию.

Тем не менее, с начала ХХ века ряд российских историков начнут с восторгом писать о Pax Khazarica, эпохе, когда хазарам удалось создать свою державу: «С 660-х гг. после разгрома болгар и до 20-х гг. IX века, когда в Северное Причерноморье пришли венгры, ни одно кочевое племя не пересекало Волгу. На территории Предкавказья, Поволжья, Крыма, Приазовья и Подонья, объединённой под одной властью, установился период относительной стабильности. Сложились благоприятные условия для развития оседлости, восстановления существовавших и возникновения новых городов, колонизации Подонья славянами и аланами».

Кроме того, Хазарский каганат, «обладавший относительно высокоразвитой политической структурой и идеологией, оказывал определённое цивилизационное воздействие на зависимые от него народы, такие как: северокавказские народы, венгры, волжские болгары и восточнославянские племена».

Тем не менее, и вышеописанным племенам господство этой паразитической империи порядком приелось, и одно за другим они стали скидывать с себя хазарское ярмо. В IX–X веках земли и народы одни за другими выходят из подчинения каганата, и собственно Хазария, как явствует из письма царя Иосифа, ограничивается землями между Нижней Волгой, местом наибольшего сближения Волги и Дона, Левобережьем Дона и Северным Кавказом.

Поляне отказались от хазарской дани еще в 864 году, северяне и радимичи были освобождены от нее Олегом в 884 году.

Но смертельный удар Хазарскому каганату, положивший конец его самостоятельному существованию, был нанесен князем Святославом. «Княжение Святослава — это последний взмах плеча, создавшего основу Киевского государства», — пишет русский советский историк В.В. Мавродин. Сам Святослав, пожалуй, самый яркий и колоритный персонаж ранней истории Руси. Русские летописи посвящают ему, его походам удивительно возвышенные слова. В них он предстает как истинный славяно-русский витязь — бесстрашный в бою, неутомимый в походах, искренний с врагами, верный раз данному слову, простой в быту.

С пяти лет князь Святослав на боевом коне и, как положено князю, первым начинает бой с врагом. «Когда Святослав вырос и возмужал, стал он собирать много воинов храбрых. И легко ходил в походах, как пардус (гепард. – Прим. КМ.RU), и много воевал. В походах же не возил с собой ни возов, ни котлов, не варил мясо, но, тонко нарезав конину или зверину, или говядину и, зажарив на углях, так ел. Не имел он и шатра, но спал, подостлав потник с седлом в головах. Такими же были и все прочие его воины. И посылал в иные земли со словами: «Хочу на вас идти».

Первые свои походы князь Святослав предпринимает к вятичам – последнему из славянских племен, плативших дань хазарам. По данным «Повести временных лет», в 964 году князь Святослав «идя на Оку реку и на Волгу, и налезе вятичи, и рече вятичем: «Кому дань даете?» Они же реша: «Козаром по щьлягу от рода даем».

Святослав велел вятичам дани хазарам больше не платить, и через Оку и Волгу двинулся со своим войском. Он атаковал сперва волжских булгар (предков современных волжских татар), а затем вышел непосредственно во владения каганата. Хазары такого удара не ожидали – они предполагали удар русских дружин от Днепра, через Дон, Донец и степи. Для предотвращения такого удара со стороны Руси на Дону при помощи византийских инженеров хазарами и была построена мощная крепость Саркел.

Но войско Святослава шло с севера, вдоль Волги, прямо к хазарской столице Итиль. После ожесточенной битвы хазарское войско во главе с самим каганом было разбито, а город взят и разрушен. Затем русскими был взят и разрушен Семендер – прежняя столица каганата в предгорьях Кавказа, и русские вышли к Тамани, где было создано Тмутараканское княжество, взят Корчев (нынешняя Керчь). Потом пришел черед и Саркела, который надолго стал русской пограничной крепостью Белая Вежа.

Остатки хазарского государства еще существовали несколько десятков лет. Известно, что в 970-е годы хазары приняли ислам и перешли в подчинение Хорезма. А в 80-е годы русский Князь Владимир Святославович наложил на них скромную дань – много с них было взять невозможно. Тем не менее в 986 году в русской летописи сообщается о посольстве хазарских иудеев к Владимиру с предложением принять свою веру. Тот над ними посмеялся – мол, не имеете ни отечества, ни государства своего, потому как наказаны своим богом, а нам предлагаете принять такую же веру.

Позднее, в XI веке, хазары упоминаются как кочующее в Предкавказье племя, вассальное русскому Тьмутараканскому княжеству. Известны отдельные свидетельства о миграции хазар-иудеев в страны Центральной Европы, где они влились в состав евреев ашкенази.

«Хазарское царство исчезло как дым сразу же после ликвидации основного условия его существования: военного превосходства над соседями и тех экономических выгод, которые доставляло обладание важнейшими торговыми путями между Азией и Европой. Поскольку других оснований для его существования не было, оно под ударами более сильного Русского государства рассыпалось на составные свои части, в дальнейшем растворившиеся в половецком море», — заключает историю хазар крупнейший ее знаток М.И. Артамонов. Он же делает любопытное уточнение: русские летописи и былины помнят о хазарах, о борьбе с ними, об их последующей судьбе. Хазарские воины были в составе дружин князей Игоря и Мстислава. Русские летописи вспоминают о хазарах в Тмутаракани XI–XII вв. Но если после разгрома Хазарии и восточные и западные источники отождествляют хазар с иудеями, то русские летописи и былины этого не делают.

При этом, в русских былинах сохранились два различных образа — Козарина и Жидовина. Первый то дружит с русскими богатырями и воюет вместе с ними, то ссорится с ними и воюет против них. Но даже будучи противником, он остается по-своему честным — наряду с русскими богатырями воюет против врагов Руси. Второй же персонаж – однозначно негативный – в былинах сохранилась память о борьбе с «царем иудейским» и «силой жидовскою». То есть русский народ видел разницу между простыми хазарами и правителями Хазарского каганата, делают вывод исследователи.

В то же время идея противостояния Руси и Хазарии стала вновь актуальной для отечественного общественного сознания. Хотя такой страны, как Хазария, сейчас нет на карте мира, но как мощная мировая сила она будет посильнее любого государства. Тема тайного мирового владычества была заявлена и раскрыта с неожиданной точки зрения Татьяной Грачевой в ее исследовании «Невидимая Хазария». Татьяна Васильевна Грачева, известный политолог, заведующая кафедрой Военной Академии Генерального штаба Вооруженных Сил РФ, не один год проработавшая ведущим научным сотрудником Центра военно-стратегических исследований Генштаба ВС РФ, окончила высшие курсы Военной Академии Генштаба по специальности «Национальная безопасность».

В своих исследованиях она сделала едва ли не сенсационное для массового российского читателя открытие: нынешние американские, европейские, русские, кавказские и иные евреи — это этнические, кровные потомки кочевников тюрок-хазар, обращенных в VIII веке в иудаизм и образовавших единую разноплеменную популяцию во главе с остатками иудеев колена Данова, изгнанных из Палестины и составивших олигархическую власть государства Хазарии. Того самого, заметим, колена, из которого, по церковному Преданию, от блудницы родится антихрист, сын беззакония. Но самое главное: «практически все современные так называемые евреи — это лишь духовные иудеи, не только не имеющие общих этнических корней с Богоизбранным народом Израиля, с его двенадцатью коленами, но никак не связанные и с самой землей Палестины!»

© Максим Хрусталев 12.07.2010Первоисточник публикации.