Я.П. Невелев
Невелев Яков Петрович. За чистый город и проядочную власть.
Главная О Невелеве Публикации Предприятия холдинга Банк вакансий Общественная деятельность Фотографии  Газета  "Уральский  Край"  Архив О сайте

Я никогда не

занимался торговлей.

Я производственник

Я.П. Невелев

Я — Враг Номер Один

                                                Игорь Зятев  владелец компании «Италл»

Компания создана в 1989 году, когда чиновникам запретили заниматься бизнесом. На тот момент у завотделом коммунального хозяйства Ленинского райисполкома Зятева уже были два рынка, два кафе, платная автостоянка, парашютная вышка, десяток остановочных комплексов. В 2001 году  Зятев  избран депутатом Екатеринбургской городской думы. С 2004 — депутат городской думы на постоянной основе. Заслуженный работник коммунального хозяйства. Хотя когда начинал, в характеристике записали «резковат до грубости». Дважды Академик Международной Академии реальной экономики. Одну медаль получил, вторую — нет. Считает, что две медали ему уже ни к чему. Когда-то начинал писать маслом, но остановился на карикатурах и уже выпустил два сборника своих рисунков.

Я был исключен за свои карикатуры из Областного союза малого и среднего бизнеса, хотя много лет был его вице-президентом. Я лежал в больнице, когда позвонил президент союза и сказал, что партия на него давит из-за моих рисунков и он вынужден ставить вопрос о моем исключении. «Исключай», — говорю. И меня исключили в мое отсутствие. Это для меня не важно. Важно отстоять свое мнение по каждому вопросу и не сломаться, поэтому продолжаю рисовать и размещаю карикатуры в газетах и Интернете. Еще пятнадцать лет назад жена говорила: «Зачем тебе это? Плетью обуха не перешибешь!» Но я не могу иначе — такая программа заложена. Мой отец писал сатирические стихи и через свое правдолюбие полетел со всех постов. Видимо и мне передалось. Иногда умом понимаю: «Ну на кой надо? Никому ничего не докажешь». А не могу иначе, ведь результат есть. Когда еще был депутатом, сравнил наш бюджет с другими городами и написал статью о том, что наш бюджет растет медленнее инфляционного процента, а у других — на 40-60 процентов опережает. Когда заступал на депутатство, бюджет города составлял восемь миллиардов, а сейчас вырос до двадцати. Есть моя заслуга, но теперь я Враг Номер Один. Когда второй раз баллотировался, главе района сказали, что если Зятев пройдет, тот до пенсии не доработает. Все понятно — я не стал лезть.

Я знаю людей, которые говорили, что думали, но потом перестали. Был такой строитель, который хотел доказать, что можно строить дешевое жилье. Я был депутатом, поддерживал его и устроил встречу на уровне Латышева, куда подогнал строителей, вроде того смельчака, чтобы они заявили, что невозможно строить без взяток. Пришло трое: один прямо сказал, другой скромно промолчал, а тот смельчак вдруг говорит, что все в порядке, общий язык с администрацией нашел — там все честно. А через полгода его засудили. Потому что если перестал быть бойцом — тут же сомнут. Меня дед учил, что нельзя подранков оставлять. Рассказывал, как в войну раненый немец плачет, а только к нему спиной повернулся, он пистолет выхватывает и в тебя же стреляет. И ребята с афгана то же самое говорят: начал биться — останавливаться нельзя.

У меня в кабинете пачку зарубленных проектов, в судах — тяжбы по всем объектам. За последний год администрация выиграла у меня кафе и мини-рынок на Вайнера-Радищева. Ну, бог с ними. Сейчас, когда приходят ко мне за подписью против Росселя или Чернецкого, я говорю, что для меня их уже нет — они себя изжили, еще пара месяцев и их не будет. И как только власть потеряют, не будет покоя ни мэру, ни сыну. Волки и шакалы его доедят, и он все потеряет, потому что не бизнесмен. Это как в русской народной сказке, когда отец отправил трех сыновей зарабатывать. Один грабил прохожих, второй в карты выиграл, а третий работал за медяки. У первого отец деньги в печь бросил — сгорели, у второго бросил — сгорели, у третьего бросил — пламя погасло, сын золу разгреб и достал свои медяки. Заработаны горбом потому что. Я и взяток никогда не брал и в сделках сомнительных не участвовал. Говорят, мол, у каждого своя цена. Но маленькую сумму я не возьму — у самого есть. А большой не возьму — что с ней делать, это лишние проблемы.

Я ничего не боюсь. Начну бояться говорить — журналисты начнут бояться писать, а остальные — читать и знать. И все так и останется. А многие боятся. Строители отдают по пятьсот тысяч долларов за землеотвод. «Скажите кому?» — «Нет, нам тут жить». В городе всего несколько человек, которые, как и я, восемнадцать лет проработали под одной вывеской в надежде, что все наладится. В начале девяностых шло развитие бизнеса, пока чиновники не расчухали. Тогда у меня было до тысячи рабочих мест и налогов платил около полутора миллионов рублей в месяц. А сегодня — пятнадцать человек и налогов 250 тысяч. Свой хлеб с маслом я заработаю и так, и у меня нет желания развиваться и дальше лезть — не вижу экономического смысла. Как патриот и человек, который в это ввязался, стараешься быть не хуже, но оснований для рвения нет. В начале 90-х годов миллион заработал — попадаешь под контроль жуликам. Теперь под контроль берут чиновники.

Чиновник хуже жулика, потому что беспредельщик. Например, если чувствуешь, что не очень силен, то не будешь по улицам поздно шататься и лучше раньше спать ляжешь. А если спортом занимаешься, можно и задержаться где-то и поздно домой вернуться. А тут не знаешь, чего ожидать. Во-первых, чиновники долго соображают: все по сто раз пересчитывают — боятся упустить выгоду. Почему не дают жилье бюджетникам? Боятся, что продадут! Да пусть продадут. Но как же продадут, а с чиновниками не поделятся?! А во-вторых, что ни придумают — все пустая «кукла». Сейчас говорят об увеличении заработной платы. А из каких источников я увеличу ее? Тока разве в тень уйти, что все  делают. И чиновники знают об этом и это для них еще одна кормушка. Надо будет, вспомнят, что я в тени, и включат свою чиновничью мясорубку. При этом они говорят о социальной справедливости. Недавно у Познера была передача, где он сказал, что два года отдавал тринадцать процентов от своей зарплаты. Сделают процент больше — придется темнить. Был в истории России подушный налог, его суть: ты человек — должен заплатить. Если мы равны перед государством и равное от него получаем, тогда и отдавать должны поровну. А не так, что один отрезает тринадцать процентов от яблока, а другой — от арбуза.

Петр Первый гирю вешал за пьянку, а сейчас «вешают» за то, что ты успешный и умный. Дайте сначала подняться до среднего международного уровня, потом можно деньги собирать! Поэтому и выпускники вузов стремятся на госслужбу — никто не хочет свое дело открывать. Создаются посреднические структуры с чиновниками-диспетчерами, которые на этом неплохо зарабатывают. Пришел в БТИ за справкой — отстегни денег. В регпалате — то же самое. Россия — страна, где все для чиновников. Чиновник — хозяин, а хозяин — барин. Выгнать бы чиновников в поле, заставить по ведру картошки вырастить! Чиновник на наши деньги содержится, а у нас все перевернули с ног на голову. Штрафуют за то, что машина грязная. А почему не штрафуют тех, из-за кого она грязная. Я хочу ходить в чистых ботинках и ездить в чистой машине, но не получается, хотя мой водитель моет машину дважды в неделю.

Я потому и рисую, что иначе тошнехонько от той информации, которая в голове оседает.  Выльешь в рисунок — и легче. Во время ночных бредней могу за раз набросать эскизы пяти-шести рисунков. Даже в машине могу услышать по радио новость и тут же накидать карикатуру на нее. Или вот вчера ехал по Ленина и увидел грязную машину с надписью «помой-ка». Тут же в голове представил рисунок, где грязный район стоит перед городской администрацией с плакатом «Город-помойка».

Дома весь рабочий стол завален готовыми карикатурами и эскизами. Правда, рисую я всего два года. Раньше очень много статей писал, потом стал их карикатурами сопровождать — человек взглядом зацепится за рисунок и статью внимательнее прочитает. А сейчас вместо того, чтобы статью писать, делаю несколько рисунков и все ясно, даже комментировать порой не надо. Например, есть идея такой карикатуры: на девять человек можно дать по два метра каждому на могилку, а можно на той же площади поставить девятиэтажку. Что лучше? Правы были первобытные люди, когда выбивали камнем рисунки и не торопились записывать свои мысли на берестяной грамоте. Рисунками можно больше мыслей выразить, чем словами.

 

© Юлия Филлипова 20.07.2008Первоисточник публикации.