Я.П. Невелев
Невелев Яков Петрович. За чистый город и проядочную власть.
Главная О Невелеве Публикации Предприятия холдинга Банк вакансий Общественная деятельность Фотографии  Газета  "Уральский  Край"  Архив О сайте

Я никогда не

занимался торговлей.

Я производственник

Я.П. Невелев

Квартир ветеранам не давать! На учет не ставить!


К концу следующего года Минрегионразвития обещает выделить квартиры всем ветеранам ВОВ. Казалось бы, хорошо, наконец-то свершится. Но с одной оговоркой: выдать тем, кто встал на учет. Вот в этом-то вся и загвоздка. Ветеранам нужно встать на учет, а местные чиновники на него (учет) всякими правдами и неправдами не ставят. Да тут, собственно, и неправд никаких особых не требуется: достаточно скрупулезно следовать местным инструкциям, не допуская, чтобы мысль или чувства сделали шаг в сторону ветеранов. А инструкции составлены так, что жильем считается любое помещение, защищающее от дождя и ветра. Например, тесный деревенский домик, в котором нет водопровода, центрального отопления и канализации. Жить-то в нем можно, но как! Тем более ветерану без здоровья и в преклонном возрасте.

Справка KM.RU:

Ветеранами Великой Отечественной войны, в соответствии с законодательством Российской Федерации, являются лица, принимавшие участие в боевых действиях по защите Отечества или обеспечении воинских частей действующей армии в районах боевых действий, проходившие военную службу или проработавшие в тылу в период Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. не менее 6 месяцев, исключая период работы на временно оккупированных территориях СССР, либо награжденные орденами или медалями СССР за службу и самоотверженный труд в период Великой Отечественной войны.

Все «прелести» такой жизни может понять только тот, кто сам их испытал. Взять, например, печное отопление. Тепло при нем только в то время, что огонь горит в печке. Это примерно часов с 5–7 вечера до полуночи или чуть дольше. Дальше уголь прогорает, и печка медленно остывает. К утру уже свежо, а к полудню следующего дня – откровенно холодно. Пора выгребать золу, нести дрова и пару ведер угля на следующую растопку. Чиновники, вероятно, в таких условиях никогда не жили, не вдыхали угольную пыль, не пили ледяную воду из ведра зимой, не бегали до ветру во двор, к «удобствам».

Александр Семочкин из Башкортостана, пишет газета «Новые Известия», – инвалид Великой Отечественной войны, был ранен под Сталинградом. Живет в частном доме, где нет ни канализации, ни водопровода, ни газа; туалет – во дворе, отопление – печное. Семья написала заявление в администрацию Кармаскалинского района и местный поселковый совет об улучшении отцу жилищных условий. На заявление пришел ответ: «Так как вы являетесь собственником дома общей площадью 30,2 кв. м, администрация сельского совета не может признать вас нуждающимся в улучшении жилищных условий». А межведомственная комиссия признала дом пригодным для проживания. Уже год старик может передвигаться только в инвалидной коляске – от кровати до кухни. Во двор он выехать не в силах: крыльцо высокое. В качестве туалета использует ведро.

Минрегионразвития приводит данные, что на 1 июня на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий состояли 105 325 ветеранов. Квартиры получили только 19 014 человек. Особенно отличились в неэффективности выполнения президентского указа Ленинградская область и Москва: на 1 июня они не улучшили жилищные условия ни одному (!) ветерану, ставшему на учет после 1 марта 2005 года (в Москве квартиры ждут 373 старика, в Ленинградской области – 419). Особенно странно видеть в этом списке Москву. Ведь ее мэр Лужков не упускает случая заявить о своей заботе о ветеранах.

До 1 мая 2010 года квартиры получили 28 494 ветерана ВОВ. Власти утверждают, что они, как и обещали, обеспечили жильем всех ветеранов, вставших на учет до 1 марта 2005 года.

В феврале 2010 года Генпрокуратура РФ проводила проверку соблюдения жилищных прав ветеранов в регионах: тогда выявилась масса нарушений. В адрес местных властей прокурорами было внесено около 2000 представлений об устранении нарушений закона, на незаконные правовые акты привнесено 360 протестов, более 200 чиновников предупреждены о недопустимости нарушения закона, в суды направлено больше 200 исков в защиту жилищных прав ветеранов.

Численность ветеранов ВОВ по состоянию на 15 марта 2010 года, по данным Минздравсоцразвития, составляет 4,3 млн человек. Если вычесть из этого числа тех, кто получил квартиру к 1 мая, тех, кто выбыл из очереди, и тех, кто встал на очередь после 1 марта 2005 года, то получится, что 4,15 млн ветеранов в квартирах как бы не нуждаются. Правдоподобно ли это? Вряд ли. Учитывая, в каких условиях живут наши старики, и то, что они получали жилье десятки лет назад, предположение кажется сомнительным. Значит, большое количество людей сейчас пытаются встать на учет для получения квартиры, и им отказывают, или уже отказали.

Обиженные старики пишут даже в блог Дмитрия Медведева. «Перечень документов, который необходимо собрать, состоит из 19 пунктов! – возмущается жительница Екатеринбурга Наталья Никулина. – Половина справок из этого перечня собирается за три или пять лет! Чтобы собрать этот перечень, нужно обойти 12 инстанций. Каждую – по два, а то и по три раза. Ведь везде ожидание готовности документа – от недели до двух месяцев, а пока одна справка готовится, другая уже теряет силу. Я занимаюсь процессом сбора документов уже три месяца, и конца этому не видно! Мой дед уже махнул на все рукой и сказал, что от такого государства ему ничего не надо».

Масштабы отказов впечатляют. Только за три месяца работы горячей линии Общественной палаты по защите прав ветеранов на нее позвонили 20 тыс. ветеранов и их родственников. «Основной процент этих звонков – это жалобы на несоблюдение жилищных прав, – говорит источнику адвокат, член Общественной палаты Анатолий Кучерена. – Звонков очень много, во всех случаях мы привлекаем прокуратуру. Нельзя сказать, что ситуация в стране в целом плачевна: региональные власти решают ее по-разному. Есть письма с жалобами, что местные власти ищут любой повод, любую формальность, чтобы не предоставить жилье. Может быть, это – головотяпство, а может быть, деньги, которые выделены на квартиры ветеранам, используются по-другому. Все это должны выявлять прокурорские проверки».

«Чаще всего органы местного самоуправления отказывают ветеранам в постановке на учет из-за того, что они являются обеспеченными жилыми помещениями применительно к данному населенному пункту», – отвечает на официальный запрос «НИ» начальник управления взаимодействия со СМИ Генпрокуратуры РФ Марина Гриднева. Но не всегда отказ в постановке на учет, исходя из размера помещения, правомерен. Прокуратура настаивает, что если помещение непригодно для проживания, ветеран, безусловно, должен быть обеспечен другим жильем.

Семье Евгения Бритвина из села Красная Пальна Становлянского района Липецкой области обращение в прокуратуру не помогло. В доме ветерана течет крыша, прогнили полы, отсутствуют туалет и горячая вода, а в зимнее время промерзают холодная вода и канализация. Половину жилой комнаты занимает русская печь, и места для жилья мало. Но общая площадь, на которой ютится семья, составляет 32,6 кв. м. «Местная власть отказывает нам в постановке на очередь за жильем. По местным законам для постановки на очередь на человека должно приходиться менее 13,5 кв. м общей площади, а у нас с супругой выходит по 16 кв. м. Но ведь должны как-то учитываться условия, в которых мы проживаем! Кухня у нас переходит в коридор, и в этой одной комнатушке сразу находятся и кухонная плита, и ванная, и умывальник, и ведро вместо туалета!», – пишет ветеран.

«На обеспечение жильем ветеранов деньги выделили из федерального бюджета. Так что чиновники не могут не ставить на учет ветерана из опасений, что другим очередникам не хватит жилья, – говорит «НИ» член Комитета Госдумы по строительству и земельным отношениям Галина Хованская. – Причина отказов – в другом: в каждом регионе правила постановки на учет разные, и чем беднее регион, тем жестче эти правила». По словам Галины Хованской, нормативное количество метров на человека в регионах колеблется от 6 до 10 кв. м. «Это неправильно, потому что должны быть установлены нормы на федеральном уровне. Жилищные права – конституционные и не должны зависеть от места жительства», – уверена депутат.

Однако вполне может быть и такое, что у местных чиновников имеются какие-то негласные инструкции от вышестоящего начальства быть с ветеранами «построже» при постановке на жилищный учет. А то если всем квартиры давать, то это что же получится? Этак и на других нуждающихся денег не останется... Мы не беремся утверждать, что так оно и есть: это – всего лишь наше предположение.

Пока же, с учетом большого количества обращений участников ВОВ, осенью Генпрокуратура планирует провести масштабную проверку соблюдения жилищных прав ветеранов.

© Леонид Рудницкий 29.06.2010Первоисточник публикации.