Я.П. Невелев
Невелев Яков Петрович. За чистый город и проядочную власть.
Главная О Невелеве Публикации Предприятия холдинга Банк вакансий Общественная деятельность Фотографии  Газета  "Уральский  Край"  Архив О сайте

Я никогда не

занимался торговлей.

Я производственник

Я.П. Невелев

У господина Зенга что-то отказало

Ветеран войны Вера Васильевна Конищева устала писать письма в инстанции. И оставила предсмертную записку…

 

 

 

Первый зам главы Муромцевского района А.А. Зенг, по совместительству председатель Жилищной комиссии

В России жить, говорят, надо долго. Иногда очень долго, о чем мы писали месяц назад в заметке «Век на век не приходится» (24 мая 2010). Мы рассказали о жителе Омска — ветеране Великой Отечественной войны, у которого в 99 лет появился шанс к столетнему юбилею обзавестись собственной жилплощадью.

Упоминалась в этой заметке и Вера Васильевна Конищева — тоже участница войны, инвалид I группы, но до круглой даты ей было еще далеко — недавно исполнился 91 год. Проживала Вера Васильевна в старом доме, без удобств — ни воды, ни тепла, ни газа. Надежда пожить немного по-человечески у нее появилась после обещания главы государства, который за месяц до Дня Победы внес в Государственную думу РФ проект поправок в федеральный закон, дающих право всем ветеранам на получение благоустроенного жилья вне зависимости от их имущественного положения. 16 июня Вера Васильевна Конищева покончила с собой. Она узнала о том, что жилье ей не дадут…

…Уже после того как президентские поправки были утверждены (16 апреля Госдумой, 28-го — Советом Федерации РФ), чиновники Муромцевского района Омской области отказали в праве на квартиру Вере Васильевне, ссылаясь на то, что площадь ее жилья превышает норму квадратных метров на человека. Глава Омской области не ответил на ее письмо, а в управлении по обращениям граждан облправительства не нашлось ответственных лиц, чтобы принять ее документы, которые пытался передать депутат райсовета Александр Рахно. 10 мая он направил эти документы в администрацию президента РФ. Через неделю из Москвы пришло поручение областным властям — «разобраться и отчитаться о принятых мерах». Еще через неделю поручение за подписью первого зама губернатора Валерия Бойко было направлено в областное министерство труда и соцразвития, а оттуда ушло в Муромцевский район. Некоторое время спустя депутат Рахно спросил у юриста районной администрации Оксаны Голубых, как решается жилищный вопрос ветерана. Та ответила Рахно: «Мы готовим отказной материал».

16 июня Вера Васильевна Конищева покончила с собой: выпила бутылку уксуса, написав в одной из предсмертных записок (всего их было три): «Не хочу быть обузой». По мнению депутата, пытавшегося ей помочь, она чувствовала себя никому не нужной.

После смерти Вера Васильевна вдруг оказалась нужна всей стране. Вслед за «Новой» о ее гибели сообщили, кажется, все федеральные СМИ. Даже чиновники Муромцевского района исполнились к ней уважения и любви. Но не сразу. Прозрение наступило 20 июня, когда весть о самоубийстве участницы Великой Отечественной разнеслась широко (по крайней мере, по Интернету), и СМИ начали приставать к ответственным лицам с вопросами. И тут выяснилось, что руководство района «давно подыскивало Вере Васильевне благоустроенное жилье». И даже уже нашло. Жаль только, что она не знала об этих поисках. Сдается, что и само руководство узнало о них только после похорон.

— Я несколько раз подходил к главе Муромцевского района Виктору Зеленину и его первому заму Зенгу, — рассказывает Александр Рахно. — Просил: вы хотя бы зайдите к ней, поговорите и успокойте. Скажите: сейчас не можем — сделаем позже. Ей хоть какая-то надежда была нужна… Ни тот, ни другой не зашли к ней ни разу. И даже не позвонили.

Из письма В.В. Конищевой губернатору Омской области Л.К. Полежаеву (10 апреля 2010):

«Я впервые к Вам обращаюсь и прошу о помощи. Помогите! Я никогда не думала, что в 91 год столкнусь с такой черствостью и бездушием со стороны администрации Муромцевского района.

В армию призвана в 1942 году. Получила контузию. Демобилизована в 1946-м. Трудовой стаж — более 40 лет. Я не могу топить печку, истопить баню. У нас в Муромцево общественную баню закрыли. Дом я строила из старого амбара в 1952 году. 18 марта этого года я обратилась в Жилищную комиссию при администрации Муромцевского района с заявлением о выделении мне благоустроенной квартиры. Собрала соответствующие документы и передала в Жилищную комиссию. Ко мне никто не пришел и не поинтересовался, как я живу…».

7 апреля (через 4 дня после внесения президентом в Госдуму упомянутого законопроекта) первый зам главы района А.А. Зенг, по совместительству председатель Жилищной комиссии, отправил Вере Васильевне ответ на ее заявление: «Комиссия приняла решение об отказе — в соответствии со ст. 54 п. 1 пп. 2 Жилищного кодекса РФ: на основании решения районного Совета депутатов учетная норма для принятия на учет — 15 кв. м на человека. В связи с тем, что вы обеспечены общей жилой площадью на человека более учетной нормы, для признания вас нуждающейся в жилом помещении по договору социального найма оснований нет».

Получив этот ответ, она и обратилась за помощью к областному главе.

Лучше всего знали Веру Васильевну ее племянница Майя Нагорная и социальный работник Надежда Седельникова. Обе сказали «Новой газете», что больше всего бабушка боялась предстоящей зимы.

— Сильно намерзлась в последнюю зиму, — говорит Надежда Николаевна. — Дом-то старенький — 58 лет, совсем не держит тепла. Сама его строила из барачных досок. Она, когда помоложе была, ни у кого помощи не просила: старалась все делать сама. Только в последние годы стала сдавать. Ростом-то маленькая совсем — меньше полутора метров: чтобы у печки вьюшку закрыть, ей приходилось на стульчик вставать, чтобы дотянуться до трубы. Два раза в день — закрыть и открыть. А у нее на руках по три пальца не действуют, после контузии на войне.

За Верой Васильевной Надежда Седельникова ухаживала 15 лет. Одна из предсмертных записок адресована ей: «Милая, родная, сил нет. Жизни не рада. Помогите Майе, а меня простите, простите, простите…».

— Она была очень доброй, — говорит Майя Афанасьевна. — И знаете, такой щепетильной. В последние годы кишечник у нее слабый был. А дома-то туалета нет. Она пользовалась судном и очень стеснялась этого. Мы с Надей ее уговариваем: «Чего ты стесняешься — все свои, женщины». А она не могла — чувствительная была. Вот и написала: «Не хочу быть обузой».

В этой записке «родным и друзьям» есть слова «душат болезни». За них и «зацепился», по всей вероятности, Следственный комитет при облпрокуратуре, выдавший на своем сайте версию о том, что «причиной суицида могла стать тяжелая болезнь». По мнению близких Веры Васильевны, это поспешное заявление: «Ее врачи в госпитале недавно обследовали. Сказали: еще лет пять как минимум проживет — сердце здоровое, как у молодой. Она сникла, когда ей в жилье отказали».

Между тем с заявлением в прокуратуру о возбуждении уголовного дела по статье «Доведение до самоубийства» обратился еще один муромцевский депутат — Дмитрий Щекотов.

С первыми лицами района «Новой» встретиться не удалось. За эти дни они стали заметными медиафигурами, особенно Андрей Андреевич Зенг: как ни позвонишь в приемную — общается с телевидением. Юрист Оксана Голубых, сообщившая депутату Рахно, о подготовке «отказа», решительно отказалась от комментариев.

Из письма В.В. Конищевой губернатору Омской области Л.К. Полежаеву: «Неужели он (А.А. Зенг. — Г.Б.) сам жил на улице, если за последние 5 лет переехал в третью квартиру, если отодвинул меня с дороги, как ненужное старое бревно… Я ночами не могу спать: плачу и думаю — откуда берутся такие? Как доживать? Что делать? Посоветуйте».

Жить в нашей стране надо долго. Но иногда лучше умереть. Еще надо уметь умереть, чтоб на тебя обратили внимание (об этом Вера Васильевна, конечно, не думала и вообразить не могла, какой появится к ней интерес после страшного шага). 21 июня в этом же районе скончался еще один участник Великой Отечественной — Михаил Шувалов, 87 лет. Он тоже жил в старом доме без удобств. В марте, рассказывает депутат Дмитрий Щекотов, получил за подписью Зенга отказ в постановке на учет на улучшение жилищных условий — мол, не все документы оформлены (хотя оформлять их обязана социальная служба). Ухода Шувалова из жизни не заметил никто.

P.S. Поскольку глава Муромцевского района Виктор Зеленин, его первый зам Андрей Зенг, а также губернатор Омской области Леонид Полежаев оказались недосягаемы для корреспондента «Новой газеты», мы просим их в письменном виде ответить на следующий вопрос: на каком основании они проигнорировали поправки, внесенные президентом РФ в Федеральный закон «О ветеранах» (о предоставлении им жилья вне зависимости от их имущественного положения), которые приняты Государственной думой и утверждены Советом Федерации РФ? Ждем ответа в установленные законом сроки.

©Георгий Бородянский 25.06.2010Первоисточник публикации.