Я.П. Невелев
Невелев Яков Петрович. За чистый город и проядочную власть.
Главная О Невелеве Публикации Предприятия холдинга Банк вакансий Общественная деятельность Фотографии  Газета  "Уральский  Край"  Архив О сайте

Я никогда не

занимался торговлей.

Я производственник

Я.П. Невелев

22 июня, ровно в четыре часа…

Россия отмечает День памяти и скорби. 69 лет назад, 22 июня 1941 года, Германия и ее союзники напали на нашу страну. Уже в 4 часа утра подверглись бомбардировкам десятки городов, железнодорожные узлы, аэродромы, военно-морские базы СССР; вдоль всей советской границы от Балтики до Черного моря начался артиллерийский обстрел пограничных укреплений и районов дислокации советских войск. А затем танковые, моторизованные и пехотные дивизии врага начали наступление вглубь советской территории. Так началась Великая Отечественная война, самая тяжелая и кровопролитная в многовековой истории России.

Начиная свой «Восточный поход», нацистское руководство Германии во главе с Адольфом Гитлером ставило своей целью окончательное решение «русского вопроса». Т. е., как признают современные немецкие историки, «война Третьего рейха против Советского Союза была с самого начала нацелена на захват территории вплоть до Урала, эксплуатацию природных ресурсов СССР и долгосрочное подчинение России германскому господству. Перед прямой угрозой планомерного физического уничтожения оказались не только евреи, но и славяне, населявшие захваченные Германией в 1941–1944 гг. советские территории… Славянское население СССР наряду с евреями было провозглашено «низшей расой» и также подлежало уничтожению».

Разработанный Главным управлением имперской безопасности (РСХА) «Генеральный план Ост – основы правовой, экономической и территориальной структуры Востока», творчески дополненный «Восточным министерством» Альфреда Розенберга, предусмотрел различный процент германизации для различных покоренных славянских и других народов. «Негерманизированные» должны были быть выселены в Западную Сибирь или подвергнуты физическому уничтожению. Исполнение плана должно было гарантировать, что завоеванные территории приобрели бы безвозвратно немецкий характер. Более подробно об этом порождении «передовой арийской мысли» КМ.RU уже рассказывал.

Впрочем, нападать совсем уж без формального повода не считали приличным даже нацисты. И 22 июня, ровно в 4:00, в час, когда немецкие артиллеристы делали свой первый залп в этой войне, рейхсминистр иностранных дел Риббентроп вручил советскому послу в Берлине Деканозову ноту об объявлении войны и три приложения к ней: «Доклад министра внутренних дел Германии, рейхсфюрера СС и шефа германской полиции германскому правительству о диверсионной работе СССР, направленной против Германии и национал-социализма», «Доклад Министерства иностранных дел Германии о пропаганде и политической агитации советского правительства», «Доклад Верховного командования германской армии германскому правительству о сосредоточении советских войск против Германии».

Германский посол в Москве граф фон Шуленбург торопиться не стал. Кровь советских солдат и мирных жителей уже лилась рекой, когда он в 5:30 утра явился к наркому иностранных дел Вячеславу Молотову. Шуленбург торжественно объявил советскому наркому, что правительство СССР проводило подрывную политику в Германии и в оккупированных ею странах, проводило внешнюю политику, направленную против Германии, и «сосредоточило на германской границе все свои войска в полной боевой готовности». Заявление заканчивалось следующими словами: «Фюрер поэтому приказал германским вооруженным силам противостоять этой угрозе всеми имеющимися в их распоряжении средствами».

Вместе с нотой он вручил комплект документов, идентичный тем, которые Риббентроп вручил Деканозову. Предъявленные обвинения были совершенно нелепы. К тому же, как мы видим, Германия начала войну для захвата «жизненного пространства на Востоке», а не потому, что ее вдруг взволновала агитационная или даже диверсионная деятельность СССР. (Кстати, к слову о диверсиях: немецкий абвер только за несколько дней, предшествующих началу войны, совершил несколько тысяч актов саботажа, террора и диверсий на приграничных советских территориях.) Так что Молотов даже не стал комментировать предъявленные Шуленбургом декларации.

В общем-то, о них и говорить-то не стоило бы, если бы спустя много лет после войны не появился бывший разведчик – перебежчик Владимир Резун, прикрывающийся псевдонимом «Виктор Суворов». Он и состряпал на базе тех же нацистских заявлений свою собственную концепцию «великой отечественной войны» (он предпочитает писать о ней с маленькой буквы). Мол, Гитлер напал на СССР исключительно только, чтобы предотвратить вероломное нападение Сталина на Германию.

Опровергать все многотомные перлы Резуна, а также его подражателей (к величайшему позору нашего общества, нашлось немало и таких), в данном случае нет особого смысла: на эту тему – много добротной и хорошо аргументированной литературы. Просто стоило упомянуть, откуда у этих «альтернативных концепций» ноги растут, и кто был идейным предшественником их сегодняшних апологетов.

И все же напомним: разработать детальный план похода на Россию Гитлер приказал своим генералам еще в июне 1940 года, незадолго до капитуляции Франции. Неужели кто-то в здравом уме поверит, что именно тогда Гитлер так напугался возможного сталинского нападения?

Причем немецкие генералы оказались вполне готовыми к этой работе, и уже 18 декабря 1940 года директивой Верховного главнокомандующего вермахта № 21 был утвержден план Восточной кампании, вошедший в историю как план «Барбаросса». Планом предусматривался молниеносный разгром основных сил Красной армии западнее рек Днепр и Западная Двина. На 8-е сутки немецкие войска должны были выйти на рубеж Каунас – Барановичи – Львов – Могилев-Подольский. На 20-е сутки войны они должны были захватить территорию и достигнуть рубежа Днепр (до района южнее Киева) – Мозырь – Рогачев – Орша – Витебск – Великие Луки – южнее Пскова – южнее Пярну. После этого следовала пауза продолжительностью 20 дней, во время которой предполагалось сосредоточить и перегруппировать соединения, дать отдых войскам и подготовить новую базу снабжения. На 40-й день войны должна была начаться вторая фаза наступления. В ходе ее намечалось захватить Москву, Ленинград и Донбасс.

Особое значение придавалось захвату Москвы: «Захват этого города означает как в политическом, так и в экономическом отношении решающий успех, не говоря уже о том, что русские лишатся важнейшего железнодорожного узла». Командование вермахта считало, что на защиту столицы Красная армия бросит последние оставшиеся силы, что даст возможность разгромить их в одной операции. В качестве окончательной цели наступления была указана линия Архангельск – Волга – Астрахань.

В плане «Барбаросса» подробно излагались задачи групп армий, порядок взаимодействия между ними и с войсками союзников, а также с ВВС и ВМФ и задачи последних. В дополнение к директиве ОКХ был разработан ряд документов, в т. ч. оценка советских Вооруженных сил, директива по дезинформации, расчет времени на подготовку операции, специальные указания и пр.

В подписанной Гитлером директиве № 21 в качестве самого раннего срока нападения на СССР называлась дата 15 мая 1941 года. Позже, из-за отвлечения части сил вермахта на балканскую кампанию, очередной датой нападения на СССР был назван день 22 июня 1941 года. Окончательный приказ был отдан 17 июня.

Для реализации этого плана к 22 июня 1941 года у границ СССР было сосредоточено и развернуто 3 группы армий «Север», «Центр» и «Юг» (всего 181 дивизия, в т. ч. 19 танковых и 14 моторизованных, и 18 бригад), поддерживаемых тремя воздушными флотами. С учетом находящихся в резерве генштаба сухопутных войск 24 дивизий, а также войск Румынии, Италии, Венгрии, Финляндии и Словакии, также решивших принять участие в «Восточном походе», под ружьем стояло до 5,5 млн солдат и офицеров. И военная техника: 3712 танков, 47 260 полевых орудий и минометов, 4950 боевых самолетов.

Впрочем, справедливости ради надо сказать, что по количеству тех же танков и самолетов Красная армия значительно превосходила противника. И если по количеству личного состава в приграничных округах она и уступала противнику раза в полтора, то в целом численность всей армии была не меньше, чем вторгшихся войск агрессора. Собственно, даже пресловутая «внезапность» не была тем решающим фактором, который определил неудачное для нас начало этой войны.

К сожалению, имеет под собой некоторые основания обидный вывод, сделанный военным экспертом Михаилом Ходаренком: «Суть и вся соль заключаются в том, что качество наших войск было намного хуже, чем германских. С генералами, командирами и бойцами РККА образца 1941 г. даже при гениально разработанных оперативных планах вести современную войну и побеждать было нельзя. Летом 1941 г. вермахт превосходил Красную армию решительно по всем показателям подготовки к войне: лучше были генералы, старшие и младшие офицеры, унтер-офицерский состав, специалисты практически всех родов войск, особенно авиации и танковых частей. Поэтому удивляться, в общем-то, нечему: качество всегда бьет количество.

Таким образом, несмотря на то, что войска особых округов обладали значительным перевесом над немцами в вооружении и военной технике (причем по своим ТТХ они были отнюдь не такими плохими, как это пытаются иногда изобразить), запасах материальных средств, Красная армия была наголову разбита противником в приграничных сражениях. Учиться военному делу «настоящим образом» пришлось уже на войне, заплатив за науку неимоверную высокую цену.

С другой стороны, военный историк Андрей Исаев указывает, что армия, части которой были глубоко эшелонированы на сотни километров от границ, в принципе и не могла выдержать удар сконцентрированных сил врага. Особенно когда на острие удара действовали высокоманевренные танковые дивизии вермахта.

«Силы были слишком неравны. Это неравенство лучше всего передается военным термином «средняя оперативная плотность на одну дивизию». Немецкая дивизия на направлении главного удара наступала в среднем полосой 5–6 км, тогда как нашей дивизии в первом эшелоне обороны приходилось удерживать 47 км фронта. В сравнимых параметрах это означало, что каждой дивизии противника противостоял в лучшем случае стрелковый батальон. Вот чем обернулся страшный просчет МП-41. И тут ничего не мог переломить героизм отдельных частей и солдат», – пишет Андрей Исаев. И делает печальный вывод: «Везде действовал один и тот же неумолимый механизм: оборона растянутых по фронту войск прорывалась, и за спиной дивизий и армий смыкались стальные клещи танковых дивизий вермахта [1] С военной точки зрения главная причина поражений 1941 г. – это разорванность РККА на три эшелона без оперативной связи друг с другом. Соответственно вермахт поочередно перемалывал эти три «забора» на своем пути».

Однако отметим, что война уже с первых часов показала немцам, что легкой прогулки им ждать не приходится. И начальник немецкого генштаба Франц Гальдер, поторопившийся было записать в дневнике, что война выиграна в две недели, вдруг с изумлением стал отмечать все нарастающее и никакой военной логикой не объяснимое сопротивление русских. Другие генералы стали рапортовать, что противник хотя и терпит поражения, но сопротивляется куда упорнее, чем это было в Польше или Франции. И если там можно было слегка расслабляться после первых побед, то в России такой роскоши себе позволить нельзя. Одновременно немецкие начальники всех уровней стали докладывать о совершенно незапланированных «случайностях», из-за которых стройный график «Барбароссы» уже в первые же недели безнадежно был смят и полетел в корзину. Это были тысячи одиночных и коллективных подвигов советских солдат и гражданских людей, в большинстве своем оставшихся неизвестными современникам и потомкам. О некоторых из них уже рассказывал КМ.RU.

Это о них говорил Константин Симонов в «Живых и мертвых»: «Полной цены своих дел еще не знали тысячи других людей, в тысячах других мест сражавшихся насмерть с незапланированным немцами упорством… Они не знали и не могли знать, что генералы еще победоносно наступавшей на Москву, Ленинград и Киев германской армии через 15 лет назовут этот июль 41-го года месяцем обманутых ожиданий, успехов, не ставших победой. Они не могли предвидеть этих будущих горьких признаний врага, но почти каждый из них тогда приложил руку к тому, чтобы все это именно так и случилось».

Лучше, наверное, и не скажешь.

Справка KM.RU
Вчера вечером в Москве стартовала народная акция «Свеча Памяти: 22 июня», которая пройдет в 100 городах России, Украины и Белоруссии. «Свеча Памяти» была зажжена в Елоховском Богоявленском соборе, где в 19:00 была совершена первая накануне 22 июня панихида по всем усопшим воинам, за веру, Отечество и народ жизнь свою положившим и всем страдальчески погибшим в годы Великой Отечественной войны. В 22 часа символическая свеча Памяти была доставлена на Поклонную гору, где у Огня памяти и славы прошла главная часть народной акции памяти с участием молодежи и ветеранов. Отсюда будет передана эстафета мероприятиям акции по всей России и в ближнем зарубежье.

© Максим Хрусталев 22.06.2010Первоисточник публикации.