Я.П. Невелев
Невелев Яков Петрович. За чистый город и проядочную власть.
Главная О Невелеве Публикации Предприятия холдинга Банк вакансий Общественная деятельность Фотографии  Газета  "Уральский  Край"  Архив О сайте

Я никогда не

занимался торговлей.

Я производственник

Я.П. Невелев

Постсоветские иждивенцы паразитируют на России

Факты KM.RU

В 1950-1980-х годах уровень зарплат и других социальных выплат в большинстве союзных республик был на 30-45% выше, чем в России (РСФСР). Скажем, уборщица во Львове или прибалтийских городах в 1970-1980-х получала не меньше 100 рублей чистыми, в то время как «среднестатистический» российский инженер в РСФСР чистыми едва набирал 120 рублей. А вот уровень розничных цен в РСФСР был выше на 20, а то и на 40% в сравнении с большинством других союзных республик, отмечают vesti.uz.

Патологическое иждивенчество и нескрываемое стремление постсоветских национальных элит запустить руку в российский карман (что, в частности, выражается в предъявлении Москве бесконечных и абсурдных по сути претензий с требованием компенсировать ущерб, понесенный бывшими советскими республиками за годы «советской оккупации»), на самом деле, имеет не только меркантильные, но и более глубокие ментальные основания.

Нетрудно заметить, что корни этого явления уходят в старый и хорошо раскрученный большевиками миф о Российской Империи как «тюрьме народов». Соответственно, на уровне общественного сознания насаждалось понимание нового советского проекта (который в основном был построен на отрицании дореволюционного опыта) как некое «восстановление справедливости». Когда русский народ, «преодолев свою буржуазно-этническую ограниченность» в целях построения наднационального и бесклассового «общества будущего» якобы добровольно согласился компенсировать национальным окраинам те потери, которые те понесли за многовековое пребывание в царской «тюрьме народов». Естественно, что за свой счет и на безвозмездной основе.

Официально такая политика называлась «обустройство национальных республик». Понятно, что главным источником их ускоренной модернизации изначально стала русская глубинка, откуда выкачивались все необходимые для электрификации, газификации, индустриализации и т. д. средства. Не секрет, что в то время, как основная часть газа в советское время добывалась на территории РСФСР, прибалтийские села по газификации существенно опережали российские, пишет сайт vesti.uz. А к моменту выхода прибалтов из Союза практически все села Прибалтики, да и Западной Украины и Закавказья были газифицированы. В то время как в России и сегодня многие даже подмосковные села топятся дровами.

А вот что писали академики-экономисты Т.С. Хачатуров и Н.Н. Некрасов. Приведем выдержку из их совместного письма министру газовой промышленности СССР С.А. Оруджеву от 16 ноября 1977 года: «РСФСР в последние 10 лет постоянно ущемляется в выделении разнообразных централизованных ресурсов: их все больший объем выделяется другим республикам, хотя контроль за использованием в тех республиках выделяемых ресурсов ослабевает и становится формальным. Более того: даже из того, что выделяется для РСФСР, затем весьма часто изымается из ее фондов. Проявляется также неблагоприятная тенденция замораживания не только капиталовложений, но и разнообразных природных ресурсов на территории РСФСР, в то время как все больший объем того и другого, соответственно, направляется и осваивается в других республиках. Последние требуют для себя увеличения и капиталовложений, и поставок по импортным линиям (лимитам), что, в отличие от большинства таких же заявок от РСФСР, удовлетворяется. Сохранение такой ситуации повлечет за собой... необратимые диспропорции в социально-экономическом развитии и ресурсном обеспечении регионов всего СССР...»

Или вот еще один красноречивый факт. 21 мая 1947 года в «закрытом» постановлении ЦК ВКП (б) предписывалось замедлить темпы коллективизации сельского хозяйства в Прибалтике, Западной Украине, Западной Белоруссии и бывших финляндских районах Карело-Финской ССР. Это распоряжение неукоснительно реализовывалось вплоть до развала Советского Союза. В результате к концу 1980-х свыше 70% товарной сельхозпродукции в этих регионах, а также 60% — в республиках Закавказья и во многих регионах Средней Азии производились и сбывались (по завышенным, по сравнению с госзакупочными ценами), юридически или фактически частными хозяйствами. То есть, поголовная коллективизация и «раскулачивание» крестьянства имело место только в русской глубинке. А, как известно, индустриализация национальных окраин в целях создания эдакой «витрины» социализма и изобилия» в СССР осуществлялась за счет фактического ограбления и выкачивания всевозможных ресурсов из деревни. Русской, заметим, деревни. А не эстонской, латвийской или литовской.

Своим мнением по поводу того, кто же на самом деле — русские регионы или национальные окраины — выиграл от участия в советском проекте в интервью KM.RU согласился поделиться руководитель отдела Прибалтики Института стран СНГ Михаил Александров:

— Я согласен с той трактовкой, что корни современного иждивенчества бывших советских республик, ставших потом суверенными государствами, уходят в большевистскую политику. Она была выдвинута Лениным, Троцким и другими представителями нацменшинств, которые пришли к власти после т. н. «Великой октябрьской социалистической революции». Мы знаем, что они составляли большинство в правительстве и ЦК компартии, где всячески продвигали на государственном уровне удобную для них теорию о том, что русские виноваты. Что русские якобы подвергали нацменьшинства эксплуатации. Более циничного утверждения на самом деле трудно придумать. Как будто русские крепостные крестьяне (которые вообще не имели никаких прав) могли кого-то эксплуатировать!

Я напомню, что многие нацмены изначально имели больше привилегий и прав, чем русские крестьяне. Мы знаем, что в Польше, Финляндии, Прибалтике и на Кавказе крепостное право Российской Империей либо вообще не вводилось, либо вводилось с большими ограничениями. А если брать протектораты Центральной Азии, то там власть империи на внутренние дела вообще не распространялась. Центр только контролировал внешнюю политику этих государств. Это было очень удобно для нацменов. И они в течение долгого времени просто жили за счет России, выкачивая из нее средства на строительство прекрасных городов, каналов, железных дорог, портов, поднятие целины и т. д. В то время как многие русские регионы потихоньку увядали.

Так происходило на протяжении почти 80 лет. В результате был взращен целый класс представителей нацменьшинств, которые считают, что так должно быть и дальше. Дескать, раз русские виноваты, пусть они и дальше платят. Это абсолютно русофобская по своей сути доктрина, за которой стоят в том числе и корыстные побуждения. По существу налицо желание жить за чужой счет.

Что касается Прибалтики, то, например, Литва в своем нынешнем виде вообще существует только благодаря Советскому Союзу. Потому что Виленский край и сам Вильнюс (тогда польский Вильно) были присоединены к Литве в 1939 году т. н. «советскими оккупантами». Ничего себе оккупанты! Просто не устаешь удивляться цинизму и двуличию литовских властей. Ведь по сути только благодаря пакту Молотова-Риббентропа, который они сегодня хают и поносят, они получили чуть ли не половину своей нынешней территории. А после окончания Второй мировой войны Литва тихой сапой (явочным порядком) хапнула себе еще и Клайпеду (бывший немецкий город Мемель в Восточной Пруссии), которая отошла к СССР. То есть, русское оружие отобрало у немцев эту территорию, обильно политую кровью наших солдат. А потом Литва, которая в довоенный период сотрудничала с немцами (!), вместо РСФСР получает территориальную компенсацию. Вот таким гадким и иезуитским способом эта маленькая страна и живет на протяжении достаточно долго времени.

© Кирилл Говоров 09.03.2010Первоисточник публикации.