Я.П. Невелев
Невелев Яков Петрович. За чистый город и проядочную власть.
Главная О Невелеве Публикации Предприятия холдинга Банк вакансий Общественная деятельность Фотографии  Газета  "Уральский  Край"  Архив О сайте

Я никогда не

занимался торговлей.

Я производственник

Я.П. Невелев

Неприемлемая цена позитива

   Месяц назад президент утверждал, что «преступления Сталина не могут умалить подвиги народа, который одержал победу в Великой Отечественной войне, сделал нашу страну могучей индустриальной державой, поднял на мировой уровень нашу промышленность, науку, культуру». Абсурдность этой фразы лежит на поверхности, поскольку стихийно можно совершить те или иные трудовые подвиги, выиграть отдельные бои, но не реализовать наперед заданные глобальные цели. В данном случае без руководства Всесоюзной Коммунистической Партии (большевиков) во главе со Сталиным ничего бы у нашего народа не получилось.

Оценка премьер-министра (и национального лидера) роли личности Сталина, высказанная в сегодняшнем «разговоре со страной», не была скоропалительной. Путин  прямо  указал:   1) «Никто не может бросить сейчас камень в тех, кто организовывал  эту  победу:  если  бы мы проиграли,  все было бы намного хуже»; 2) «С 1924 по 1953 год страна изменилась коренным образом, из аграрной превратилась в индустриальную. Правда, крестьян не осталось, на село все это не имело позитивного влияния».

Представляется, что концовка второй фразы (о незавидной судьбе крестьянства) вылетела по лекалу времен катастрофической перестройки. Ведь Сталин оставил нам в наследство страну, которую составляли многодетные семьи. Еще в 1958—1959 гг. суммарный коэффициент рождаемости составлял в целом по России — 2,6, а в ее сельской местности — даже 3,4. Нынешние коэффициенты рождаемости 1,2—1,4 означают, что в стране господствует малодетность, и поколения родителей едва ли наполовину замещаются поколениями детей.

Городская жизнь не только не стимулирует воспроизводство поколений, но и подстегивает обратный процесс. Ведь при сельском образе жизни ребенок — помощник родителя, подросток – сотрудник, взрослые сыны и дочери, зятья, снохи — надежная опора в жизни, и «служба социального обеспечения» в старости. Поэтому дети не только заполняли пустоту жизни, давали ей смысл, но и являлись социально-экономическим благом. Чем больше было детей и родни, тем справнее жила семья. Незамужняя женщина и неженатый мужчина рассматривались как "неполноценные". Поэтому механизм воспроизводства поколений работал безотказно.

Стенания «демократической общественности» по поводу того, «что Сталин не давал крестьянам паспортов» раздавались и раздаются с колокольни тех, кто недооценивает или презирает крестьянский труд. Город во многом упрощает жизнь человека, изначально присущих людям «естественных трудностей» становится меньше, но городские проблемы и «лёгкая» жизнь, в конечном счете, несут человечеству гибель. В городе ребенок — не помощник, а обуза, усложняющая жизнь родителей. Подросток — не сотрудник, а нахлебник, создающий проблемы. Родня территориально разобщена, и каждый выживает сам по себе, стремясь соответствовать навязываемым стандартам жизни. Психологический разрыв поколений, порождаемый перекосом нравственных ценностей, городским стилем жизни и массовой культурой, обрекает стареющее население на мучительное одиночество. Человек реагирует на такую противоестественную ситуацию однозначно – он начинает терять потребность в семье и детях.

В городе одиночке легче, и никто не рассматривает его как нечто второсортное. Городская жизнь не способствует нормальному репродуктивному поведению. Поэтому значительная часть молодежи 20—30 лет переходит от семьи к простому сожительству или к беспорядочным половым отношениям. Таким образом, вместо двух-трех и более будущих родителей, которых выращивала раньше «средняя семья», все чаще в городе каждых двух родителей сменяет в следующем поколении только один.

В однодетных семьях вырастают дети, у которых искусственно замедляется естественный процесс взросления, потому что им с детства не о ком заботиться. Все важные решения за них принимают взрослые. Поэтому побочным результатом депопуляции является инфантилизм членов общества, что делает его менее человечным и порождает немотивированную агрессию.

Воспроизводство поколений при сельском образе жизни опиралось на десятки процентов полностью здоровых женщин, способных рожать 10–20 детей, из которых большинство погибали в детстве, но все равно каждых двух родителей в среднем сменяли три-четыре и более новых, причем наиболее здоровых в генетическом отношении родителей. Таким образом, Сталин вольно или невольно ограждал крестьян от городского разложения, консервируя патриархальный уклад жизни и сохраняя генофонд нации.

Сегодня таких женщин в городах осталось не более нескольких процентов, поэтому типично рождение одного–двух детей. Дети становятся «золотыми», необходима концентрация усилий общества на борьбе с детской смертностью. В результате возникновения мутаций не обеспечивается передача здоровых генов следующим поколениям, что обеспечивало выживаемость популяции при самых тяжких условиях (войны, голод, эпидемии и т.д.). Появляется неприспособленный к жизни в Природе искусственный человек, страдающий болезнями цивилизации и зависимый от достижений медицины.

Несмотря на медицинскую помощь (и благодаря ей), каждое следующее поколение оказывается менее здоровым, прежде всего в генетическом отношении, и начинается депопуляция, то есть процесс вырождения, вымирания населения. Депопуляция в той или иной степени затрагивает каждую страну мира – от самых отсталых до самых благополучных. В России, начиная с 1992 года, этот процесс отягощён переформатизацией сознания, и сложился уникальный режим воспроизводства населения: европейская рождаемость и афро-азиатская смертность. При этом убыль коренного населения страны идет со скоростью от полумиллиона до миллиона человек в год.

Далее в своем ответе на вопрос: «Вы считаете деятельность Сталина в целом положительной или отрицательной?» Владимир Путин утверждает, что «позитив» (положительные результаты сталинского руководства) «был достигнут неприемлемой ценой». «Репрессии были, от них пострадали миллионы наших сограждан. Были массовые преступления против собственного народа». Это было бы смешно, если бы не было так грустно. А какова цена контрреволюционных «демократических реформ», которые жалеют пули, но не менее эффективно укладывали и укладывают соотечественников? За последние полтора десятилетия только для России количество безвременно  ушедших и не рожденных  составило 26 миллионов человек (по данным А.Ю.Пшеницына). Одних людей мы поминаем на кладбищах, а другие люди даже не смогли оставить след в жизни, поскольку не стали желанными или умерли во чреве.

Сталин объединил крестьян в колхозы, чтобы механизировать процесс сельскохозяйственного производства. Реставраторы капитализма жестоко расправились с колхозами, лишив государство налоговой базы и воспроизводства качественных людских ресурсов (которые когда-то обеспечили успех социалистических преобразований). Именно тогда, а не при Сталине, началось массовое бегство из деревень («прокажённых реформами»).

Сейчас крестьянские хозяйства и земельные наделы поставлены перед угрозой приватизации – идет раскрестьянивание 21-го века. В результате Земельного кодекса крестьяне в одночасье формально лишились всего – стали бомжами. Рушатся крестьянские традиции наследования (без кормежки посредников – чиновников и юристов). Земля, предназначенная новым барам, скупается неизвестно кем.

Путешествуя по железным дорогам, обычным или «элитным», каждый может видеть ущерб, нанесенный сельскому хозяйству лжереформаторами. Даже фашисты не стали бы разрушать фермы и элеваторы… Деревня почти умерла, теперь это называется оптимизацией магазинов, школ и больниц. Сельская инфраструктура – наследие социализма – чудом продержалась почти треть  небольшого срока, отведенного Советской власти на плодотворную жизнь. Ржавые водонапорные башни уже опрокидываются, дороги разрушаются, а дети и внуки, осчастливленные новыми паспортами, упиваются в усмерть «прелестями» городской жизни. Жалко смотреть на брошенные срубы – это экономичное и физиологичное жильё, которое променяли на бесприродный мир – искусственные городские пещеры, хлорированную воду и отравленный воздух. Как нельзя актуальны строки, написанные Константином Симоновым в судьбоносном 1941 году:

«Ты знаешь, наверное, все-таки Родина –
Не дом городской, где я празднично жил.
А эти проселки, что дедами пройдены,
С простыми крестами их русских могил.»

Проблемы России решать нам, а не мертвому Сталину, который называл себя русским. Не судите, да не судимы будете. Он сделал всё, что мог. Кто сможет, пусть сделает больше за «приемлемую цену». 

© Владимир Филаретов, профессор Ульяновского государственного технического университета,доктор технических наук. 06.01.2010Первоисточник публикации.