Я.П. Невелев
Невелев Яков Петрович. За чистый город и проядочную власть.
Главная О Невелеве Публикации Предприятия холдинга Банк вакансий Общественная деятельность Фотографии  Газета  "Уральский  Край"  Архив О сайте

Я никогда не

занимался торговлей.

Я производственник

Я.П. Невелев

10 лет без Ельцина в голове

Как быстро летит время и как медленно оно идет. Спасибо коллегам из газеты «Время новостей», напомнили об одной важной для страны дате. 31-го декабря исполняется 10 лет со дня невероятного ухода Бориса Николаевича Ельцина. Его «Я устал. Я ухожу» вошли в историю и, как оказалось, стали отправной точкой возвращения России с края бездонной ямы, заботливо выкопанной многочисленными «друзьями с топором навстречу» вместе с «партнерами, упаси Боже»… Ну и сами постарались тоже. Копали честно, в меру остаточного энтузиазма.

31 декабря 1999 года – дата удивительная во всех отношениях. А для сравнений и обрисовки перспектив – вообще сказка. 10 лет. Две советские пятилетки, два с половиной срока американского и прочих других президентов. В конце концов, просто – «срок»... Что в 99-м, что в 09-м - прошел год с небольшим после серьезного кризиса. Десять лет назад сами себя обдефолтили, радостно наменивая «на рупь пятаков», сейчас стараемся увернуться от обломков с Уолл-стрит. Тогда казалось, что вот-вот придет знакомый всем северный зверек «песец». Сейчас его нет, но для остроты зрения, говорят, надо потерять работу. Уже эти сравнения в пользу 2009-го: в общей массе выдержали, а в личной перспективе возможны различные крутящие моменты…

«Время новостей» дает свой краткий, но пристрастный анализ прошедшего десятилетия. Очень суровый приговор, без просвета, и в логике ему не откажешь. В той логике, что бывает обычно свойственна сугубым демократам и отвязанным либералам-«общечеловекам». «Не чокаясь», помянули «реальную» многопартийность. Спели отходную реформам, собрав их все в одну кучу: те, что еще при Ельцине обсуждали, и нынешние, которые уже в реальности и в ощущениях.

Стойкое ощущение при чтении, что где-то рядом поет артист Миронов издевательскую песенку: «Что они ни делают, не идут дела»… Люди-дикари, в общем, плюс еще умудрились в кратчайший срок развести рекордную по масштабам коррупцию. Буквально в считанные годы. Почитаешь, и просто наталкиваешься на вывод, сделанный газетой: остается Ельцин «мерилом достижений новой России – мерилом свободы, мерилом масштаба».Конец цитаты.

Однако искать проходы в трех соснах для нас – дело привычное. Как ни ходи, как не выкладывай координаты, все равно время от времени приходится останавливаться и крутить головой в поисках знакомых ориентиров. Несомненный ориентир ельцинского времени (или безвременья, как угодно) – попытка лечить русскую болезнь инородными рецептами и всеобщий «евроремонт» силами ударников под командой Равшана и Джамшуда. Здесь под «евроремонтом» понимаются все наработки Запада в плане государственных и общественных институтов, а также всего, чего ни хватись. Бог миловал, теперь знаем, что к этому даже не стоит приближаться.

Вот и отмену выборности губернаторов – глав субъектов Федерации ставят лыком в строку нынешней власти. Очень это недемократично, а также сильно ущемляет гражданские свободы. Ведь в Америке и прочих странах НАТО это не так. Правда, еще никто на манер Владимира Ленина не создал серьезный труд с рабочим названием «Научный демократизм», да мы и так интуитивно понимаем, что демократия – это далеко не лекарство от всех ста болячек. А насчет видимой невооруженным глазом пользы от назначаемых губернаторов – тут можно и нужно спорить и стоять до конца. Российские губернаторы назначались, потому что никому, даже спьяну, не взбредало в голову устраивать бразильский карнавал в суровых условиях нашей действительности.

Сами размеры России, некоторая информационная обособленность регионов (даже при наличии Интернета) и необходимость сразу на месте принимать решение диктуют именно это. Если назначен – он человек Москвы, он обязан проводить на месте согласованную с центром политику. С вариациями на колорит и особенности. И одновременно влиять на нее, вовремя информируя Кремль о всяких местных реалиях. Выбранные губернаторы – было дело – вели себя так, будто центр им до известной лампочки накаливания, чуть что – «народом выбран», прямо в танке. Как такие руководили – насмотрелся и наслушался от родных и близких, когда в Тульской губернии заправлял Василий Стародубцев после ГКЧП. Народ крыл его матом, кто-то жаловался, писал письма, бил телеграммы, шли ожесточенные «спиртовые войны», компромата – два чемодана, а избранный сидел прочно. На живом, как говорится, примере было видно: ущемления свобод больше от выбранного и тяжело снимаемого, нежели от назначенного и в любой момент, как говорится…

Еще одна критическая угроза приводится – наступление государства на рынок и его краеугольные рыночные отношения. То, что этих «священных коров» даже оголтелые рыночники готовы при определенной конъюнктуре (кризис показал) пустить под нож почти без сожаления – это новое поколение российских «западников» не замечает, какие бы очки им не прописали.

Главный укор власти газета видит в том, что результатом «стабильного развития» и «неимоверно льготных (из-за мировой конъюнктуры) условий проживания» - это за пределами понимания! - Россия стремительно привыкла ценить великое прошлое и не видеть ничего великого в будущем. В лучшем случае – шанс на статус региональной державы. Потихоньку согласились, что никаких «догнать и перегнать» не получится, а из любых возможных сценариев развития легко и привычно берем средненький.

Потому у нас и объявленная модернизация не идет – стимулов нет, считают в «ВН». Общенационального горя нет (слава Богу!), чтобы «Вставай, страна огромная!» были не пустым звуком, а идеалисты, способные сдуру сворачивать горы, тоже куда-то подевались. Забыли еще один стимул посильнее, одинаково подходящий и для модернизации, и для реформирования, и вообще для всего. Причем, всегда в наличии, стоить только захотеть. Проверен этот стимул на индустриализации 30-х годов, восстановлении страны в 40-х, создании ядерного паритета и полете человека в космос в 50-х и 60-х.

Подмена понятий в демократическом лагере (в отличие от «тоталитарного») идет просто запредельная. Тот же пример с модернизацией. Сначала требуют, чтобы общество каждого современного строителя светлого будущего окружило со всех сторон теплом, вниманием, лаской и заботой. И не дай Бог, где какой сквозняк! – Страсбургскому суду по правам человека новая работа. А потом, протерпев считанные годы, в очередной раз указывая на недостатки и убивая даже врожденный оптимизм, с серьезным видом спрашивают результаты масштабных проектов. И делают вид, что если мы сознательно убрали стимул имени товарища Сталина (цивилизованные же люди!), то у нас хоть что-нибудь осталось дельное из ускорителей процессов. Это подвиги делаются быстро, а привычный повседневный труд с какой беды ускорять…

Поскольку задачи провести вменяемый и обоснованный анализ с цифрами в строках не стоит (эта работка по плечу Академии наук), спокойно используем эмоциональный аспект и так называемую бытовую сообразительность. Вспоминая безумие 90-х, не могу сказать, чтобы очень много моих тогдашних собеседников предъявляли Ельцину обоснованные претензии по каждому виду человеческой деятельности. Нет, конечно, в профессиональной среде критиков было много: военные, экономисты, политики, ученые. Но в общей, бытовой массе, людям было просто стыдно. Стыдно за главу государства, который умудрялся на ровном месте заставить надрывать животики наших оппонентов. Это ответ на сомнительное нивелирование чувства стыда у сограждан за поступки Ельцина.

У нас есть, с кем сравнивать руководителей страны – история богатая. И сравнивая, приходишь к выводу: гений у руля желателен, но не всегда вовремя находится. Но вполне бывало достаточно, чтобы держатель верховной власти не вгонял граждан в краску. Главное, чтоб не мешал процессу, умел вовремя услышать глас народа и мнение специалистов. Остальное люди доделают. Ошибки бывают. Их можно исправить. Но отсутствия совести, избытка раздолбайства и непреходящее скудоумие мы можем не перенести.

Столыпин, который успешно сдал тест на реформатора в не самых простых условиях бунта 1905 года, сказал: ««Дайте нам 20 лет спокойствия, и вы получите великую Россию». Две войны – «контртеррористическая операция» и «принуждение» к миру – очень относительное спокойствие. Тем не менее, 10 более-менее спокойных лет и отсутствие поводов для стыда мы уже использовали…

© Николай Телепнев 04.01.2010Первоисточник публикации.