Я.П. Невелев
Невелев Яков Петрович. За чистый город и проядочную власть.
Главная О Невелеве Публикации Предприятия холдинга Банк вакансий Общественная деятельность Фотографии  Газета  "Уральский  Край"  Архив О сайте

Я никогда не

занимался торговлей.

Я производственник

Я.П. Невелев

Кто же Иван Сусанин

                       

 «И познайте Истину, и Истина
сделает вас свободными»

                                                                                           (Иоанн 8.32)

Вот уже третий год я стараюсь разобраться, кто же Иван Сусанин – реальный народный герой или сказочная личность, придуманная Романовыми для достижения своих политических целей.

Прочитала научные труды по истории России: Платонова, Карамзина, Костомарова, Соловьева, Ключевского, Гумилева, Скрынникова, Иловайского, Валишевского, Ломоносова, Вернадского и многих других, в том числе и современных авторов: Морозова, Насовского, Фоменко, Хомякова, Шемчук, Дёмина, Мизун, Пчелова и т.д. Исследовательские научные труды по истории подвига Ивана Сусанина – Сумарокова, Саморьянова, Виноградова, Домнинского, Островского, Скворцова, Белоцерковского, Зонтикова, Уткина. Рукопись Белопаховых, потомков Ивана Сусанина из г. Саратова.

В работах православных историков я нашла много разнообразных мнений, сомнений и разногласий. После чего пришла к выводу, что одному человеку, сколько бы у него ни было ученых званий и заслуг, правдиво и правильно осмыслить и оценить столетия истории России невозможно. В том числе и мне автору этих строк.

Я свято верила, что Иван Сусанин - крестьянин, народный герой, спасший в годы Смуты XVII века Отечество, веру православную, царя Михаила Федоровича. Как верили миллионы моих соотечественников. Это нами было усвоено еще со школы. И казалось неоспоримым фактом из истории смуты XVII века.

Почему я начала заниматься подвигом Ивана Сусанина? Совершенно случайно.

Как-то в разговоре с современным молодым человеком о подвиге Ивана Сусанина мне совершенно спокойно заявили, что Иван Сусанин - сказочная личность, придуманная Романовым для достижения своих политических целей. Мне был задан вопрос, мог бы, например, президент Ельцин во время своего управления страной, в условиях войны, если бы встал вопрос об охране его жизни, как главы государства и обладателя ядерной кнопки, доверить свою жизнь нашему современному крестьянину из глухой русской деревни, где зарплату в 1000 рублей не получали два года, где колхозы проживают последнее имущество. Мне нечего было сказать. Так почему же жизнь царя Михаила Федоровича доверили крестьянину без рода и племени, с которого налоги драли как с «сидоровой козы», который морально и материально был ущемлен, которого продавали как вещь. Быть такого не могло. Не надо думать, что люди средних веков были глупее нас, обладателей сотовых телефонов и компьютеров. Люди жили в единстве с природой и Богом, и во многом были мудрее нас. Просто прошел естественный процесс эволюции роста, Богом предначертанный. После такого разговора я загорелась желанием постараться разгадать тайну столетий, связанную с подвигом Ивана Сусанина и событием на Исуповском болоте в 1608-1614 гг.

Заранее прошу прощения у господ академиков, что историю подвига Ивана Сусанина вижу по-другому. Все то, что в этой работе излагается, есть в научной литературе. Просто я проанализировала события и факты, постаралась связать их в одну логическую цепь. А как мне это удалось сделать, судить вам уважаемые читатели.

Во-первых, захотелось разобраться и понять, почему имя спасителя Отечества, веры и царя - Ивана Сусанина не упоминается в летописях, описывающих события Смуты начала XVII века, Ипатьевского, Троице- Сергиева, Новоспасского, Вознесенского, Чудова, Кирилло-Белозерского, Макария - Унженского и т.д. монастырей. Нет записей подвига Ивана Сусанина в государственных документах, отражающих события смуты XVII века, в писцовых книгах разрядного, дворцового и других приказов, в документах боярской думы, земского собора, в документах московской православной патриархии. Потомки Ивана Сусанина грамоты о земле и льготах за 1619, 1633, 1644, 1692 г.г. - на руках имели, а то, что грамоты выданы, в документации государственной канцелярии записи нет. И только есть записи в дворцовой канцелярии о грамоте выданной в 1767 г. Екатериной II, где впервые потомки Ивана Сусанина названы «белопашцы», т.е. обеленные, освобожденные от налогов. Ведь как только Филарет вернулся из польского плена в 1619 году, первое, что он сделал в 1620 г., это начал проводить инвентаризацию – перепись  всех земель  Московского государства. И о том, что зятю Ивана Сусанина Богдану Собинину в 1619 г. выдана грамота о выделении земельного надела и о льготах, должна была быть запись в писцовых книгах поместного приказа. В документах Новоспасского монастыря эта запись должна была бы также быть, когда Марфа Ивановна в1619 году передавала земли с. Домнина с деревнями в управление монастырю. Иначе не пришлось бы Антониде в 1631 г., после смерти Марфы Ивановны и передачи земель с. Домнина, согласно завещанию, Новоспасскому монастырю, доказывать свои права на землю д. Деревеньки и льготы по налогам. А почему после посещения в 1619 г.с. Домнина Марфой Ивановной ни одна царствующая особа, не говоря о Михаиле, не только не посещала с. Домнино свою вотчину, где спасли будущего царя Михаила, но и Костромы и Ипатьевского монастыря, где встречали посольство, где призывали на царство Михаила Федоровича? Может быть, первым Романовым не нужно было лишний раз вспоминать о том, как избрали Михаила, и они намеренно хотели скрыть истинные факты, избрания Михаила и события, связанные с этим, происшедшие на Исуповском болоте. И только в мае 1767 г. (стр.93.40), когда императрица Екатерина II, совершая поездку по Волге, посетила г. Кострому, впервые имя Ивана Сусанина было произнесено вслух в присутствии императрицы, сановников, иностранных послов, многочисленных представителей костромского дворянства и духовенства. Это произошло спустя 150 лет после событий на Исуповском болоте.

Утром 15 мая Екатерина II от галеры «Тверь», на которой она путешествовала по великой реке Волге, на шлюпке подплыла к пристани у Ипатьевского монастыря. Вышедшую на берег императрицу приветствовал глава епархии - епископ Костромской и Галичский Домаский. В своей речи владыка упомянул о том, что, «блаженная памяти предок Вашего Величества Михаил Федорович от литовских и польских людей искомых, крестьянином Иваном Сусаниным утаен быть». Упомянул он и про «мучения оными людьми нареченного Сусанина ведавшего, где и не сказавшего им про него даже до смерти».

Отныне при всех последующих царских посещениях Костромы имя Ивана Сусанина звучало постоянно почти в одном ряду с основателем династии Романовых. Как известно, Екатерина II не прямой потомок Михаила Федоровича, эта немецкая принцесса Софья  Фредерика Августа Анголым I Цербcтская, обвенчанная с наследником престола Петром III. И вот она почему-то решает посетить Кострому. Екатерина II посещает места, связанные с избранием Михаила Федоровича и событиями смуты XVII века. По-видимому, Екатерина II не обладала всей информацией о событиях смуты XVII века и решила сама увидеть места, связанные с воцарением на Российский престол Михаила Федоровича, первого царя из династии Романовых и его спасением Иваном Сусаниным, которому и она в той или иной мере обязана своим восшествием на престол.

Первым из историков об Иване Сусанине написал Н.С. Сумароков, который долгое время прослужил в Костроме, имевший поместье в 5 км от с. Домнина и Исуповского болота, местах, где развивались события, связанные с подвигом Ивана Сусанина. Судя по этим фактам, Н.С. Сумароков обладал информацией о подвиге Ивана Сусанина, работая в архивах и качестве преданий и легенд местного населения. Его труд при жизни остался неизданным. И только сын, Н.Н. Сумароков, переложил труд отца в рукопись. В 1792 г. в Москве вышла книга «Собрание исторических известий относящихся до Костромы», автором которой был Иван Кузьмич Васьков. В этой книге впервые рассказано о подвиге Ивана Сусанина «…села Домнина крестьянин Иван Сусанин в1613 г., во время нападения на Костромской уезд поискам против особы Михаила Федоровича поляками и литовцами был пойман и в страданиях умерщвлен; но твердый его дух, зная о месте пребывания искомого врагами, скрыл испытываемую им тайну и принес жизнь в жертву для целости особы, к утверждению государства сохраняемой». О подвиге Ивана Сусанина написано много, но ни одна работа не подтверждена достоверными архивными первоисточниками. Ни одно предание не записано со слов свидетелей событий на болоте. В одних преданиях говорится, что Иван Сусанин завел и утопил в болоте поляков, а потом утонул сам, в других, что его изрубили на мелкие части, в третьих, что Ивана Сусанина сажают на кол и он умирает мучительной смертью, в четвертых, что с его спины снимают ремни, а затем отрубают голову. Так как же погибает Иван Сусанин? Но во всех преданиях Иван Сусанин спасает жизнь Михаила Федоровича ценой своей жизни. Так почему же записано и существует столько разнообразных преданий? То, что вокруг Исуповского болота проходили боевые действия в период смуты XVII века, факт неоспоримый, потому, что оно расположено на перекрестке древних дорог Вологда-Кинешма и дорог Кострома-Галич. Есть сведения в государственных документах о боевых действиях в городах Вологда, Любим, Кинешма, Кострома, Галич, Солигалич, монастырях: Железноборовском, Макарие - Писемском, Ферапонтово - Благовещенском, Павло - Обнорском, Троицком и т.д.

Полагаю, что в каждом селении, участвовавшем в событиях 1608-1614 гг. был свой герой, лидер, «Иван Сусанин», который возглавлял оборонительные сражения и был замучен иноземцами. Не поверю, что русские мужики не оборонялись, не защищали свои семьи и дома. Но местные жители не знали, какого героя Романовы назвали Иван Сусанин. Полагаю, что это имя и фамилию он получил как прозвище, ведь был же Иван Калита, Василий Тёмный, Дмитрий Шемяка, Александр Невский. Кто именно получил имя Иван Сусанин, знали только первые Романовы, кто давал это прозвище. В древние времена был такой обычай на Руси перед уходом в мир иной или, если невозможно после, люди принимали иночество. И этим при смене имени и совершении обряда погребения православный человек уходил в мир иной, чистый, без грехов, прямо в рай. Грехи оставались на земле, в мирской жизни. Полагаю, что вот таким перекрещенным и мог стать Иван Сусанин

К тому же из записей Историко-статистических записок о достопримечательности села Домнино и церкви, в нем существующей, опубликованных в журнале «Русский архив» 1871 г. № 2, следует, что ни в селе Домнине, ни в близлежащих деревнях крестьян не числилось, что Марфа Ивановна взяла вокруг с. Домнино 14 пустошей и посадила в них своих крестьян и приходом причислила к Хрипелевской церкви Архистратига Михаила. А почему не к церкви села Домнина, оно ближе на 5 км села Хрипели, и куда же делись местные крестьяне, и как же тогда записывались местные предания? Может, местное население переселили так же, как и потомков Ивана Сусанина, чтоб не осталось свидетелей событий на болоте во времена Смуты?

С 1619 г. селом Домниным управляли особые монастырские приказчики Московского Новоспасского монастыря, как видно из записей межевой книги, составленной в 1630 г. князем Василием Романовичем Волконским, и землемерной книге, составленной в 1636 г. также князем Волконским. Так что с. Домнино было под особым контролем Москвы.  И зачем нужно было это село с деревнями Новоспасскому монастырю за 400 км бездорожья? Неужели Марфа Ивановна не могла выпросить у своего сына земель получше и поближе к Москве. Полагаю, что только для того, чтобы держать местное население под контролем монастырских приказчиков.

Начну с описания местности, где происходили события, связанные с подвигом Ивана Сусанина в 1608-1614 гг.

В давние времена, до объединения Московского и Галичского княжеств, в середине XIV века граница между княжествами проходила по реке Шаче, что протекает через Исуповское болото. Чистое, или Исуповское болото служило объектом по охране границ от нападения чужеземцев. Особо важное значение болото и дорога через него, имело во времена междоусобных войн. Село Домнино, деревни Спас-Хрипели, Перевоз, Анферово и т.д., расположенные на краю болота, принадлежали Галичскому княжеству. Село Исупово, деревни Митирево, Прибылово, Свозово, Глазково, Мохнево и т.д. расположены на противоположной стороне болота и принадлежали Московскому княжеству. Через болото и реку Шачу походила дорога, соединяющая оба княжества. А населенные пункты, расположенные на краю болота, служили своего рода таможней для сбора ямских и торговых налогов. При охране границ обоих княжеств болото служило вместо водяного рва, а холмы, окружающие болото, вместо земляного вала. Дорога эта имела государственное значение для обоих княжеств и проходила по государственной земле. За состоянием дороги, за её содержанием, сбором налогов следили наместники, служившие князьям. Со стороны Галичского княжества в селе Домнине и деревнях Перевоз, Водашь Ям (что означает почтовая станция) с д. Седельниково, вероятно, жили так называемые охотники, доставляющие грамоты с царскими указами, там содержались и менялись государственные почтовые лошади, оттуда отправлялись грамоты для государя. О существовании дорог говорят и названия деревень: Перевоз, Водашь, Ям, Свозово, Прибылово. Деревня Перевоз стоит на реке Шаче, и жители этой деревни занимались перевозом грузов через неё и по ней. В д. Свозово собирались натуральные налоги во времена войн на содержание стрельцов, лошадей безземельных воинов и других нужд. Собирался хлеб и другие продукты питания, в Свозове стояла губная изба, где жил губной староста, отвечающий за сбор налогов и исполнение царских указов. В д. Прибылово стояли постоялые дворы со стороны Московского княжества, в селе Исупове и деревнях Прибылово, Свозово жили намесники и рабочие по обслуживанию дороги, стояли конюшни и постоялые дворы. Болото с расположенными на его берегах селами и деревнями находилось на перекрестке сухопутных дорог Кострома – Галич и Вологда – Кинешма, водного пути по рекам Шаче, что впадает в реку Кострому и дальше по Волге. Полагаю, что где-то в районе деревни Глазково находился монастырь, который отвечал за сбор доходов с монастырских земель  и был подчинен Ипатьевскому монастырю. Кстати, г. Кострома и Ипатьевский монастырь стоят на пересечении водного и сухопутного путей, так же, как и г. Вологда и Белозерский монастырь, г. Казань и Преображенский монастырь и т.д. В грамотах Ипатьевского монастыря XVII века, выданных царем Михаилом Федоровичем, есть сведения, что монастырь владеет переправами по реке Костроме и вверх по её притокам, а река Шача впадает в реку Кострому. Перевозы появились для сбора налогов, при Иване Калите в XV веке. По требованию хана Золотой орды Узбека, а затем его сына Дженибека (стр. 147; 62).

О существовании дорог говорят и публикации в журнале «Русский Архив» за 1871 г. В нём говорится, что через с. Домнино в древности проходила, как видно из межевой книги, составленной князем В Ф. Волконским, от Костромы в Галич и Вологду большая дорога, память о которой существует и поныне. На краю Домнинской вотчины к северу за речкой Водашь пустошь Ям, которая вместе с деревней Седельники были за ямскими охотниками. Дорога проходила по государственной земле, где проходила разделительная межа вотчины от дороги. В межевой книге много раз сказано, что царь Михаил в 1613 г ехал из Костромы большой Вологодской дорогою, проходившей тогда через д. Перевоз в одной версте от Домнина.

Ипатьевский монастырь в XVII в. имел в своей собственности до 25 тысяч га земли. Кроме земель монастырю принадлежали и другие угодья, он владел перевозами через реку Кострому. Одним - у самых монастырских стен и выше по течению реки, в районе старой Вологодской дороги, недалеко от устья реки Узоксы. В Костромском уезде вотчины располагались в основном по берегам рек Волги, Костромы и их притоков, где сосредоточивалась основная масса населения. По сведениям А Н Захарова вотчина Ипатьевского монастыря к концу XVI в. состояла из 3 погостов, 2 слободок, 11 сёл, 10 селец, 274 деревень, 17 починков, в которых было 55 церковных дворов, 69 келий нищих, 24 монастырских детёнышей, 823 дворов крестьянских (в них проживали 902 крестьянина душ мужского пола), 80 дворов пустых и 117 пустошей. Ну, как-то нужно управлять таким хозяйством для сбора доходов и налогов. Полагаю, 55 церковных дворов - это и есть монастыри или скиты. А где  они располагались, это ещё предстоит найти.

На перекрёстке сухопутных дорог Вологда-Кинешма и Кострома-Галич и водной переправы по реке Шаче должен стоять монастырь или церковный двор где-то в районе бывшей деревни Глазково и с. Исупово. О Исуповском болоте в отчёте статистического комитета управляющего делопроизводством Буйского Уездного предводительского собрания есть запись от 23 февраля 1857 г., где болото названо Юсуповским озером, окружённым густым дремучим лесом (ГОКА о/о 161 on 1 д 98). Полагаю в начале XVII века здесь действительно было Исуповское озеро, но не было как единого заболоченного массива какой он сейчас, а была низменность, через которую протекала река Шача с притоками и небольшим болотом и  озером, окружённым густым строевым лесом. В отчётах есть сведения, что впоследствии низменность превратилась в болото с пнями от вековых деревьев. Есть записи очевидцев, которые видели эти пни. Но на болотах не бывает векового строевого леса.

Что случилось, почему низменность резко превратилась в болото, а лес погиб и перестал расти? Предполагаю, что это было сделано специально, чтоб ликвидировать дорогу через низменность. Реку Шачу запрудили, вода поднялась, и вместо низменности с озером возникло непроезжее болото. И почтовая станция Водашь Ям стала называться пустошью, как записано в землемерной книге за 1630 г. Вначале XVII в. ещё не было газет, телевизоров, телеграфов, сотовых телефонов, спутниковой связи. Единственное, что было, это дороги, которые существовали не только для передвижения, но и для передачи информации. И именно на почтовых станциях, перевозах и постоялых дворах. И чтоб информация о событиях на Исуповском болоте во времена Смуты не расходилась по Руси, дорогу просто затопили. Предполагаю, что на этой низменности было расположено и какое-то поселение или монастырь, которое было разрушено и затоплено вместе с дорогой. Как находится на низменности и реке Тебза село Борок и Железноборский монастырь. На низменности и реке Андоба - село Андреевское. Города Галич, Солигалич, Чухлома расположены на низменности и берегах озер. Город Судиславль, что в 15 километрах от Исуповского болота, стоит также на низменности и реке Корбе. А может, на низине находился город Китеж, который так упорно искали и ищут староверы между двух рек Шачей и Пичежом. А может, и город Судиславль, начало основания, которого никак не могут отыскать историки в архивах древних актов. Так же затопили целый город Тулу в 1610 г. во время осады войском Василия Шуйского засевших в городе казаков Ивана Болотникова.

Полагаю, что в давние времена районы, прилегающие к болоту, были экономически и политически развиты, так как в Исуповском болоте имеются и по сей день залежи минеральных солей и болотной железной руды. Население занималось солеварением, производством железа и изделий из него. Об этом говорят и названия населенных пунктов: село Домнино, деревни Домницы и Кузьмищи и т.д.

В давние времена, когда строили церкви, деревянные колокольни не могли быть высокими, поэтому церкви стояли чаще, примерно на расстоянии 5-7 км - на расстоянии слышимости колокола. Звоном колокола жителей близлежащих деревень предупреждали об опасности. Звучал набат, и люди знали: пришла беда и надо готовиться к обороне. Звучал вечевой колокол, и люди знали: надо идти на собрание - вече. Звоном колоколов собирали людей на праздники для молитвы в церквях. Первым в праздники звонил колокол той церкви, где был престольный праздник, а ему отвечали звоном колокола остальных церквей в округе. Звоном колоколов передавалась информация быстрее, чем её мог доставить человек или всадник на коне.

Полагаю, что село Домнино не могло быть родовой вотчиной Марфы Ивановны Шестовой и не могло быть отдано ей в приданое. Как пишет костромской историк Н. Зонтиков  в своей книге «Иван Сусанин: легенды и действительность», вотчинами в XVII веке называлась земля, находившаяся в частной собственности, которая было только у удельных князей и их детей. Вотчины передавались по наследству и сыновьям, и дочерям. Село Домнино не было частной собственностью, а было поместьем, которым владел наместник, отвечающий за переправу через реку Шачу и болото и за сбор ямских и торговых налогов. По женской линии поместья не переходили, а переходили по мужской, и то при условии, что сыновья будут служить царю. До 1577 года село Домнино принадлежало Шестовым, а в 1577 году переходит костромским наместникам Яковлевым.

Яковлев был воеводой на Казанской войне 1551 - 1554 гг. и отвечал за сбор служивых людей с костромского уезда и доставку их под Казань. Прежде, чем начать боевые действия под Казанью в 1551 году, Иван Грозный сжег все мосты с южного направления, чтобы не могла придти помощь от крымских татар, и взял под охрану переправы и перевозы с Северной стороны, как объекты стратегического значения.

На момент событий 1608-1614 гг. Домнино принадлежало Яковлевым. Из древнего рода Яковлевых, выходцев из Пруссии, вышли роды Морозовых, Салтыковых, Романовых, Отрепьевых и т.д. И может быть по этому поводу Марфа Ивановна считала поместье, село Домнино с деревнями, своего рода, значит «родовым». И только после 1613 года, когда был избран царем Михаил Федорович, село Домнино с деревнями переходит в собственность Михаила Федоровича, как государственные земли. Царь считался владельцем всех государственных поместий. И поэтому Марфа Ивановна просила отдать ей село Домнино с деревнями после событий 1608-1614 гг. на болоте.

Дома, принадлежащего Марфе Ивановне в селе Домнине не было. Почему она и не останавливалась в селе Домнине на ночлег в 1619 г., когда ехала, якобы, с Михаилом Федоровичем в Макарьев Унженский монастырь, а останавливалась в деревне Новоселки и деревне Ивашево, что находились на дороге Кострома – Галич, о существовании которой через Исуповское болото в XVII веке я не сомневаюсь.

Деревня Новосёлки находится от города Костромы на расстоянии примерно 30-40 км, что равно расстоянию однодневного прохождения обоза Марфы Ивановны в 1619 г. при посещении села Домнина. На следующую ночь Марфа Ивановна с Михаилом ночевали в деревне Ивашево, что в 5 км от Домнина по дороге Кострома-Галич.

В селе Домнине в 1619 году Марфа Ивановна останавливалась только для того, чтобы выяснить отношения с Богданом Собининым. Почему не было праздничных молебнов, встреч с населением и подарков, как на всем пути следования от Москвы до Макарьева, ведь 1608-1614 гг. царю Михаилу спали жизнь на Исуповском болоте? Почему не построили церковь в честь спасения его жизни? Его Ангел Хранитель  - Михаил Маленин. А построена такая церковь в Макарьево Унженском монастыре и строили её с 1613 по 1626 годы. И грамота о наделении землей Б. Собинина написана только спустя два месяца после посещения Марфой Ивановной села Домнина, и то по просьбе у царя Михаила его матери Марфы Ивановны. А если бы это поместье было частной собственностью – зачем просить? И почему мать просит у сына за спасение его самого? Все очень просто! Потому что Михаил не был участником событий на болоте 1608-1614 г., а его заменял двойник.

Село Исупово получило свое название как пограничное поместье Московского княжества в XIV веке. Царь Иван Калита взял к себе на службу из Золотой Орды царевича Исупа, племянника хана Шахмата – Ахмата. У татарских ханов было много жен и наложниц и, естественно, детей. Чтобы не было междоусобных войн, своих незаконнорожденных детей и племянников ханы отправляли служить в другие государства в качестве посредников. Задачей татарских мурз-князей при Иване Калите была охрана границ и сбор налогов. Вот так и появилось поместье Исупово – в честь татарского царевича Исупа.

В дальнейшем селом Исуповым владел смешанный нагайско – русско – персидский род Юсуповых – Мусиных – Пушкиных – Овцыных, я думаю, неслучайно. По законам XV-XVII веков поместье передавалось только представителям, происходящим из одного рода по мужской линии, если у одной фамилии не было мужчин, способных служить царю, то поместье переходило к другой фамилии этого же рода. И Пушкин, и Мусса, и Юсуф, и Овцын. Выходцы из Персии и Золотой Орды, корни которых идут к Радше, Едыгею, Узбеку, Тамерлану. Вот поэтому село Исупово-Юсуфово и переходило представителям этого древнего рода.

В XIV веке потомок Термеса Эдигей Мангит, слывший великим стратегом, ходил в походы с Тамерланом, основателем второй татаро-монгольской империи, бил хана изменника Кынчака, а потом ушёл на юг к Чёрному морю, где основал Крымскую орду. Умер он в глубокой старости, после его смерти наследники переругались и перерезали друг друга В конце XV века его наследник Муса-мурза, владыка Ногайской орды и союзник князя Ивана III, захватил и разрушил Кынчаково ханство, сменил Мусу его сын Шиг-Шамой, но скоро сам был смещён братом Юсуфом. Хан Юсуф –один из сильных и мудрых правителей того времени. Иван Грозный, чьим союзником он был двадцать лет,считал Нагайскую орду государством, а Юсуфа государем. Иван Грозный звал Юсуфа своим «другом и братом», а тот писал царю в ответ: «Имеющий тысячу друзей одного друга имеет, имеющий единого врага тысячу врагов имеет» У Юсуфа было 8 сыновей и одна дочь Сумбеки, казанская царица, которая славилась умом и красотой, была страстна и отважна. Сумбеки  жаждала власти, избрала в мужья только очередных победителей. В 14 лет она вышла замуж за Еналея. Он был убит сыном Крымского хана Сафи-гиреем. Сафи-Гирей убил родного брата и в свою очередь стал мужем Сумбеки, но скоро был изгнан, и тогда русские осадили Казань в 1551г. И чтобы не разрушать город, Сумбека с сыном сдались И. Грозному. Он был пленён красотой Сумбеки и на правах победителя стал обладателем Казанского государства и его царицы Сумбеки. Брат Юсуфа, Измаил, убивает его. И  его сыновей: Ибрагим-Мурзу, Иль-Мурзу,от которых пошли потомки князей Юсуповских, высылает на службу к Ивану Грозному чтоб в дальнейшем они не могли бороться за царство в Казани. Имя Юсуф-Исуп одно и то же, кто как переведет со старославянского языка (стр. 8-10,121)

Был в Золотой орде хан Муса и на Руси род Пушкиных, происходящий от легендарного персидского Раджи – это признавал и сам А. С. Пушкин. При слиянии двух равносильных родов, с одной стороны – мурзы, с другой – князей Пушкиных, и получил свое название род Мусиных-Пушкиных. Мусины-Пушкины владели и селом Константиновское, которое также находится на краю Исуповского болота.

Думаю, что Иван Сусанин получил свою фамилию, как русское прозвище, так звали его мать – Сусанной. Сусанна – это лилия, символ наложниц. Сусаннами называли любимых наложниц. Полагаю, Иван Сусанин был сыном не законной жены, а наложницы и поэтому получил прозвище Сусанин. И имя ему не настоящее, а полученное при крещении – Иван и отчество его крестного отца Иосифа. Иван Осипович Сусанин – перекрещенный выходец из персидско-нагайского рода, рожденный от Сусанны наложницы, сын хана Юсуфа, Ибрагим. При пострижении в монастырь своей сестре Софье Петр I дал имя Сусанна – как распутная, имеющая много незаконных мужей. А её подруге дал имя Прокля (в миру Прасковья Юсупова).

От женских имен происходили и другие фамилии, например Ногие. Сначала были двойные фамилии, как Оболенские – Нагие, потом осталось просто Нагие. Так появилась и фамилия Мономаховичей. У киевского князя Всеволода Ярославовича было две жены, первая Анастасия, дочь византийского императора Константина Мономаха, и вторая – дочь половецкого хана – Анна. Только дети от Анастасии Мономаховой были предками рода Мономаховичей по женской линии, так же как Сусанины, Ногие и многие другие.

Полагаю, что И. Сусанин не был крестьянином в значении человек, обрабатывающий землю, как его представили историки. В начале XVII века люди, обрабатывающие землю, назывались посошные, тягловые люди. Были посошные тягловые люди и так называемые бобыли. Они обрабатывали землю, бобыли имели свои наделы земли в аренде, свой дом, свои орудия труда, и урожаем они распоряжались сами, часть его отдавали за аренду земли. И были посошные тяговые крестьяне, которые не имели своего дома, своего орудия труда и, естественно, урожая.

Они нанимались на работу к помещикам. Помещик их полностью содержал. Они имели право один раз в год, в Юрьев день, поменять своих хозяев и уйти к тому, где условия жизни были лучше. Были чернопосошные тягловые люди, которые сами за себя платили налоги, и белопосошные тягловые люди, за которых налоги платил хозяин: князь, дворянин, воевода, дьяк и т.д., которые за службу у царя получали поместья.

В начале XVII века крестьянином назывался человек, который целовал крест на преданность хозяину, и этим заключался договор взаимных обязательств. И ещё был такой закон, что когда служивый человек, придя на службу к князю  или дворянину, жил за счет средств хозяина в течение шести месяцев, он автоматически становился холопом - слугой или князя, или дворянина. Вот таким слугой и был Иван Сусанин, целовавший крест на преданность в свое время Филарету, а затем и Михаилу. Задачей его была охрана жизни своих хозяев. Это потом, во времена Петра I, крестьянином стал называться человек, прикрепленный к земле – крепостной. Крепостной крестьянин был собственностью помещика и мог продаваться как товар (стр. 219,144).

Впервые об Иване Сусанине начали писать в конце XVII века, к этому времени слово крестьянин потеряло своё первоначальное значение. Также не стало разницы между вотчиной и поместьем. Поместье стало собственностью помещика. Наверно, господа историки не предполагали, что через 400 лет кто-то будет проверять их доводы. Да и как боярыня, княжна, смогла доверить жизнь единственного оставшегося в живых наследника, претендента на царский трон, в условиях войны и жестокого соперничества за власть, простолюдину, крестьянину из глухой деревни в три дома? В XVI - XVII веках  детей князей и дворян до пяти лет воспитывали няньки и мамки. После пяти лет к сыновьям приставляли воспитателя, который полностью заботился о здоровье, образовании и охране господского чада. Также назначался духовник, священник, который заботился о духовном и нравственном воспитании юного отпрыска. Как могла княжна унизить себя до простого человека, обрабатывающего землю? До конца XVII века на Руси было развито местничество. Людей ценили за заслуги их предков, а не их собственные. Только в конце XVII века, в 1681 г., царь Федор Алексеевич уничтожил местничество, сжёг «Разрядные книги» и издал указ, по которому чины и титулы присваивались за личные заслуги. Были заведены «Родословные книги», но они уже не имели значения при назначении должности и звания (стр.166,167). К тому же у бояр, дворян, князей существовала своя система охраны семейства, имущества, земли. Своего рода собственный современный ОМОН, в котором служили люди, заслуживающие доверие хозяина, который им щедро платил за свою безопасность. Свои дознаватели, разведка, посыльные, проверенные временем. Старались брать на службу тех людей, которые не были связаны с родами соперников в борьбе за власть.

Полагаю, что слово «татарин» в XV-XVII веках не означало национальность, а означало сословие служивого человека - мужчину. Я нигде не встречала в научной литературе по истории Руси XV-XVII веков слова «татарка», потому что женщины не служили. Татарин, в современном понятии, это налоговая полиция, судебный пристав и ОМОН в одном лице. Это потом после раскола русской православной церкви и ликвидации Касимовского Ханства в 1681 году, касимовских татар, не принявших нововведений в обрядах православной церкви, переселили под Казань, на место прежней Булгарии, где со временем и образовался современный Татарстан со столицей городом Казанью.

Полагаю, что Иван Сусанин перекрещенный выходец из рода персидско - нагайских мурз Юсуповых – Мусиных – Пушкиных, служивший у Федора Романова и Марфы Ивановны, и поэтому и полное его имя и фамилия в грамотах. Он был свидетелем всего жизненного пути семьи. Но во время опалы  и затем смуты ему приходилось служить в татарском войске и самому зарабатывать на жизнь. Прежние хозяева не могли его содержать. Во время опалы, с 1600-1605 гг. поместья были конфискованы и отданы другим хозяевам, во время смуты разграблены, так как защищать поместья было некому. Филарет был в плену. Остались только поместья, удаленные от Москвы, куда ещё не добрались ни поляки, ни шведы, ни казаки.

Полагаю, что Богдан Собинин служил у Марфы Ивановны, был слугой из казаков  и был участником событий 1608-1614 г. на болоте, за что и был награжден. Свою фамилию Б. Собинин получил после событий на болоте, как человек, находившийся у Марфы Ивановны на особом положении. Особо почитаемый – не как все, и поэтому получил прозвище «Собинин». Прозвище «Собинин друг» имел при царе Алексее Михайловиче патриарх Никон и воспитатель Алексея Михайловича Б. Морозов, как люди, наделенные особой властью и положением в глазах других незаконно. Вот за это и получили прозвище «Собинины друзья».

Полагаю, что Антонида не была законной дочерью Ивана Сусанина, в грамоте 1619 года её имени и имени их детей нет, потому что Б. Собинин не женат, а только собирался. И на это он должен спросить разрешения своих хозяев. Если бы Антонида в 1619 году была женой Б. Собинина, то в грамоте было бы указано, что земля дается Б. Собинину как зятю И. Сусанина, женившемуся на дочери Антониде Ивановне Осиповой, урожденной Сусаниной, и их детям - и полное звание детей. Но этого в первой грамоте нет.

В начале XVII века в исключительных случаях, когда умирал кормилец, участвовавший в боевых действиях, или за особые заслуги его вдову и детей наделяли землей, если больше не на что было жить. И в грамотах подробно это указывалось. Полагаю, что у Б. Собинина была и другая грамота о выделении земли, от 1613-1614 гг. Только с приездом Филарета в 1619 году она потеряла свою значимость и уже не была действительна. Вот Марфе Ивановне и пришлось ехать через село Домнино, чтобы разобраться с ситуацией лично. Если бы вопрос о награждении был прост, то послали бы дьяка из поместного приказа, который занимался земельными делами. Зачем было знатной особе преклонных лет трястись по бездорожью лишних 200 км? В 1619 году Марфа Ивановна по пути в Макарьево - Унженский монастырь посещает и Железно-боровский монастырь, что находится в стороне от Домнина примерно в 10-15 км. Но для чего, неизвестно, остается только догадываться (стр.8,14).

На момент составления завещания Марфы Ивановны Новоспасскому монастырю в 1631 году, Б. Собинин уже умер и так как Антонида не являлась законной наследницей земли по законам того времени, дьяки поместного приказа не вносят в завещание Марфы Ивановны распоряжение о выделении земли Антониде и её детям. Поместья по женской линии не передавались, а дети были малолетние. А за что действительно получил Б. Собинин землю, тщательно скрывалось. Если бы действительно за заслуги отца Антониды И. Сусанина, спавшего жизнь царю Михаилу, то в книгах поместного приказа и грамотах Новоспасского монастыря за 1619 г. были бы сделаны записи. Земли Б. Собинина находятся внутри земель, принадлежавших с 1630 г. Новоспасскому монастырю. В межевом деле за 1630 г. эти сведения также должны быть, за что Б. Собинину выделяется земля и даются льготы по уплате налогов. Полагаю, что Марфа Ивановна и первые Романовы не хотели рассказывать истины, за что Б. Собинину дана земля, и кто на самом деле Иван Сусанин. Дьяки поместного приказа знали бы и не забыли про Антониду и её детей. Если бы село Домнино было вотчиной, то есть частной собственностью, переходящей по наследству и по женской линии, то Марфа Ивановна имела бы право подарить участок земли Б. Собинину, никому не объясняя и не фиксируя за что, раз и навсегда. И не надо бы ни у кого просить и подтверждать Антониде в 1632 г., а затем и всем потомкам законность своих прав на землю и льготы. К тому же Шестовы, как пишут, были дворянами, а не удельными князьями и не могли иметь земли в частной собственности по законам начала XVII века. Но Антонида знала, из рассказов мужа и односельчан, за что Б. Собинина наградили землей. И она осмелилась подать прошение о выделении земли в 1632 году, и ей не отказали. Но чтобы стереть из памяти народной этот неординарный покрытый тайной факт, Антониду с детьми переселяют на поместные земли пустоши Коробово. Своим указом Михаил Федорович имел право в 1634 году вернуть земли Б. Собинина обратно в пользование Антониде, но этого сделано не было. Переселение людей в средние века было способом разобщить людей, заставить забыть событие и замолчать. Оторвать от родных мест и односельчан, которые были свидетелями событий на болоте.

Полагаю, что деревня Коробово получила свое название от владельцев земли дворян Коробовых, которым было дано как поместье за службу. Род Коробовых берет свое начало от выходца из Персии и Большой Орды в XV веке Кичибея, крещенного под именем Василий. Он имел двух сыновей: Ивана Коробью и Селивана. От первого сына Ивана Коробью и пошел род Коробовых, а от второго - Селивановых – Селифановых. По каким-то не известным нам причинам деревня Коробово к 1634 году превратилась в пустошь. И, видимо, перешла в состав государственных земель. Вот поэтому пустошь Коробово царь Михаил Федорович в 1634 году и отдает Антониде с детьми.

Я полагаю, что переселили не только Антониду с детьми из деревни Деревеньки близ села Домнино, но и татар села Исупово. В городе Костроме была так называемая Татарская слобода, в районе современного Черноречья. По исследованиям кандидата исторических наук Фариды Шарифуллиновой, изложенном в статье газеты «Ислам» за 2002 год, следует, что костромские татары произошли от Нагайской орды, откуда происходят и князья Юсуповы. И занимались костромские татары извозом. Полагаю, что через село Исупово по направлению Вологда – Кинешма и проходил знаменитый Нагайский шлях – столбовая дорога. И неслучайно уже позднее в 10 км от села Исупова образовался конезавод Медведки,  занимающийся разведением лошадей породы Русский тяжеловоз, выносливых, способных на большое расстояние по холмам и болотам перевозить грузы. Полагаю, что конезавод «Медведки» возник как отголосок старинного нагайского татарского почтового извоза. О его существовании говорят и названия старинных сел и деревень: Водошь Ям, Исупово, Перевоз, Прибылово, Свозово.

Полагаю, что берег Исуповского болота с деревнями и селом Исуповым с древности, со времен правления Ивана Калиты, относился к поместьям Касимовского Ханства. И что интересно, что все царские особы, посетившие Кострому, Екатерина II, Павел I, Николай I и Александр II и так далее встречались не только с белопашцами д. Коробово, потомками Ивана Сусанино, но и с татарами. Думаю, что по берегам болота было переселение после событий 1608-1614 гг. На расстоянии примерно 20 км друг от друга есть села и деревни-двойники: Исаево, Межаково, Поляны, Лучкино, Митирево, Коровино и Медведки. В XVII веке появлялись двойники - самозванцы не только люди, но и населенные пункты. А дорогу через реку Шачу и болото вообще ликвидировали, как государственный перевоз, а оставили как дорогу местного значения. Деревни Перевоз и Свозово появились в современном Судиславском районе. В средние века наказывали переселением не только жителей сел и деревень, но переселяли и жителей городов, например Пскова и Новгорода переселяли в Москву, а москвичей переселяли в Новгород и Псков – до 7 тысяч человек. Даже вечевой колокол с Софийского собора наказали: сняли и перевезли в Москву, чтобы не собирал людей своим звоном с окрестных сел и деревень на собрания и митинги в Новгороде.

Когда же и кто были участниками событий на болоте? Версию о том, что Иван Сусанин, местный житель деревни Деревеньки, завел по насту зимой поляков в болото и там они все вместе утонули, полностью опровергаю. Сам факт сражения был, и историческая личность была. А сам сценарий исторического события искажен еще первыми историками, описывающими подвиг Ивана Сусанина в угоду решения политических целей правящей династии Романовых.

Думаю не просто же породнился род первого костромского историка, описывающего подвиг Ивана Сусанина (правда в рукописи), масона Н.С. Сумарокова с родом Юсуповых и династией Романовых. С Н.С. Сумароковым не мог ужиться Михаил Ломоносов, они вечно спорили по вопросам истории. И не напрасно М. Ломоносову не дали заниматься историей России. А затем и вовсе убили в 53 года в рассвете сил. Потомок Сумароковых граф Феликс Сумароков-Эльстон пренебрёг даже прусской графской фамилией Эльстон и взял фамилию жены - князь Юсупов. После смерти Н.Б. Юсупова наследницей осталась одна дочь Зинаида вышедшая впоследствии замуж за графа Сумарокова - Эльстон. После смерти князя Н.Б. Юсупова специальным высочайшим указом, что иногда практиковалось в случае угрозы исчезновения знатной фамилии, было разрешено его зятю именоваться князем Юсуповым, графом Сумароковым-Эльстон, с тем чтоб княжеский титул и фамилия Юсупова передавалась только старшему в роду. Один из последних представителей этого рода князь Феликс Феликсович Юсупов состоял в родстве с царским домом, поскольку был женат на Ирине Александровне, племяннице императора. Он впоследствии сыграл важнейшую роль в убийстве Григория Распутина, а после Октябрьской революции был вынужден покинуть Россию. Но вернёмся в XVII век (стр321,46).

Полагаю, что по берегам болота принадлежали потомкам татар не только село Исупово, но и деревни Жданово, Шульгино, Исаево, Молвитино, Осоргино, Старково, Крюково и многие другие. В книгах есть сведения о Мурзах Ждане, Шульге, Молве, Осорге, Старко, Крюке, был такой период на Руси, когда обострились отношения между Галичским и Московским княжествами. И земли, расположенные у Исуповского болота, были заселены татарами Золотой орды, взятыми на службу, задачей которых была охрана границы, проходящей вдоль реки Шачи, наподобие стрельцов царского гарнизона, задачей которых была охрана царской особы. И за службу стрельцам выделялись поместья недалеко от царского двора на прокорм, чтобы в случае опасности они могли быстро принять участие в защите государя. Полагаю, что и татарам были выделены земли по берегу болота. В впоследствии в XV веке, при Василии II эти земли вошли в состав Касимского ханства. Первые своего рода регулярные войска появились при великом князе Василии III. Болото это до объединения княжеств было естественной границей, охраняемой татарами. А так как через болото шли дороги Вологда – Кинешма, Галич – Кострома, Любим – Галич, в условиях войны охранялись вдвойне, как стратегические объекты. Когда захватил Кострому и Ипатьевский монастырь Дмитрий II, охранялись подступы к Галичу и Вологде. Когда Скопин – Шуйский захватил Любим и Вологду, охранялись подступы на Кострому, Кинешму и выход к Волге.

В январе 1598 г. скончался царь Федор Иванович. С его смертью пресеклась ветвь династии Рюриковичей рода Мономаховичей. Фёдор Иванович умер бездетным, его единственная дочь Феодосия скончалась в малолетстве. Жена его, Ирина Годунова, после его смерти ушла в монастырь. И вновь на Руси встал вопрос о престолонаследнике. Завязалась жестокая кровопролитная борьба между удельными князьями династии Рюриковичей и Гедеминовичей, династий православных касимовских татарских царей и незаконно рожденными сыновьями Ивана Грозного: Борисом Годуновым, Фёдором Романовым и Дмитрием Нагим. Каждый имел свою группировку «сильных людей», способных влиять на власть Руси.

Сексуальная жизнь Ивана Грозного началась с 12 лет и продолжалась до самой смерти. У него было 3 законных 4 публичных жены, а наложниц и не счесть, виной всему жажда власти его опекунов-воспитателей. Они пытались как можно дольше отвлечь его от государственных дел, за что он впоследствии и поплатился. Не зря его первая законная жена Анастасия Романова не могла найти общего языка с его духовниками Сильвестром и Адашевым, закрывавшими глаза на любвеобилие её мужа.

Старшим из незаконных сыновей Ив. Грозного был Борис Годунов. В научных источниках нет сведений о родителях Годунова. Бориса и сестру Ирину воспитывал дядя – опричник. Дмитрий Годунов, как повествует научная литература, занимал при Иване Грозном влиятельную и почётную должность постельничего (стр25,208). В те тревожные времена постельничий не только ведал спальней  и гардеробом, но и обеспечивал быт и повседневную безопасность семьи. Дружба человека, столь приближенного к царю, была лестна многим, даже главе опричной дружины, всесильному Малюте Скуратову, который вскоре выдаст за Годунова свою дочь Марию. Едва достигнув совершеннолетия, Борис Годунов становится опричником. На первых порах в его скромный круг обязанностей входит оказание помощи царю при одевании и раздевании и дежурство  на постельничьем крыльце Кремлёвского дворца, а с вечера постельничий лично обходил внутренние дворцовые караулы, после чего укладывался с царем «в одном покое вместе».

Борис, по свидетельству его собственной канцелярии, оказался при дворе подростком, а его сестра Ирина воспитывалась в царских палатах с семи лет и была ровесницей царевича Федора. Однако с первых же шагов на придворном поприще он знакомится с царившими при дворе порядками, юный опричник быстро постигает механизм действия законной власти. Позже, получив высокий думный чин окольничего, дядя Дмитрий Годунов оставляет свои прежние обязанности племяннику. А вскоре постельничий Борис с помощью своего тестя Скуратова укрепляет своё положение при дворе (как полагают историки). К тридцати годам Борис - уже боярин с правом  самостоятельного приёма иностранных послов. Царский любимец пытался заступиться за наследника престола перед отцом, когда он смертельно избил своего сына Ивана, за что сам был жестоко избит и тяжело заболел. Кто мог вступить в драку между Иваном Грозным и его законным сыном Иваном? Конечно, его старший брат, обласканный отцом.

После смерти Ивана Грозного Борис умело нейтрализует своих противников в борьбе за власть таких как семейство Мстиславских, Шуйских, Романовых и т.д. Вслед за коронацией Фёдора Ивановича и его женитьбой на сестре Бориса Ирине, Годунов удостаивается самого высшего думного чина и получает звание ближнего великого боярина и наместника Казанского и Астраханского. Как свидетельствуют летописи, Борис от природы был царской внешности, он обладал  величественностью манер, красотой лица, умением в нужных ситуациях быть приветливым и дипломатичным, красноречивым, находчивым, с несокрушимой волей. Он действительно был умным и дальновидным политиком. Нужно особо отметить отношение Годунова с казацкой вольницей на Дону, которую он хотел стеснить и обуздать. Вспомним, ведь именно Донское казачество контролировало ситуацию под Москвой 1608- 1613 г.

Вторым незаконным сыном по старшинству был Фёдор Романов. Воспитанный семьёй Никиты Романова, дворецкого Ивана Грозного, в обязательства которого входило управление землёй, имуществом и слугами. Неизвестна дата рождения Федора - Филарета, не установлено, кто его мать. Полагаю, что фамилию свою он получил как прозвище «Романов». Полагаю, что Филарет - незаконно рожденный сын Ивана Грозного и казанской царицы Сумбеки, взятой в плен во время взятия Казани в1551 г. Для Сумбеки Иван Грозный построил в Кремле дворец, все бояре и служащие относились к ней как к царице. Сына Сумбеки, в православии Александра, воспитывал до 17 лет как своего родного. В научных источниках упоминается, что Фёдор Никитич выделялся из братьев Романовых. Был известен в Москве как  красавец-щёголь, удалец, ловкий наездник, любитель охоты. О Сумбеке также пишут, что она была необычайно красива, была хорошей наездницей, владела оружием, участвовала в сражениях и была храбра. В Москве Сумбека появилась в 1551 г., что совпадает с предполагаемой датой рождения Филарета 1551-1553 г. Сумбека была дочерью Нагайского хана Юсуфа.

Третий незаконно рожденный сын Грозного был Дмитрий, сын Марии Нагой, которого спасает и помогает выжить Филарет и семья дворецкого Ивана Грозного Н. Ю. Романова. История убийства десятилетнего царевича Дмитрия всем известна и не буду её повторять. Но что интересно, когда встаёт вопрос о доказательстве подлинности убийства Дмитрия, В. Шуйский посылает за гробом царевича именно брата Дмитрия, Филарета. И именно как брат нужен был Филарет в Тушине Дмитрию. Филарет и Дмитрий заранее предвидели, что между ними и старшим братом, имеющим равные условия, развернётся борьба за власть. И старший брат постарается убрать с дороги младших братьев, что и было сделано. И не зря, умирая в1586 г., Никита Романов взял клятвенное обещание с Бориса Годунова соблюдать Никитичей как братию и в царствовании помощь иметь, воспитать Филарета. Никита ещё при жизни укрепил завещательный союз с Борисом Годуновым.

Полагаю что Марфа Ивановна и Михаил с 1608 по 1613 г. прятались по монастырям и родственникам, между Галичем и Нижним Новгородом. Марфа Ивановна сама была потомком царской династии Рюриковичей – Мономаховичей, по отцу княжной Киевской и Смоленской князей Сицких. Ее отцом был князь Иван Сицкий, сосланный при Годунове в Кожеозёрский монастырь. По матери Марфа Ивановна принадлежала к древнему дворянскому роду Морозовых-Салтыковых-Филимоновых, принадлежавших также к роду Яковлевых, выходцев из Пруссии, что и Романовы и Отрепьевы и т.д. Вот почему Москву освобождают казаки. Казаки - это Украина, Киев, Дон. Полагаю, что у князя Сицких оставались родовые связи с вотчиной. А помогают им ополченцы г. Галича, Нижнего Новгорода, Казани, а затем и примкнувшие к ним города Ярославль, Кострома и т.д. Снабжают казаков и ополченцев продуктами питания родственники по материнской линии Морозовы, Салтыковы дворяне Галича, Нижнего Новгорода. И, конечно, татары Казани.

Полагаю, реальными сильными соперниками Марфы Ивановны и Михаила был род князей Шуйских, Мстиславских. Князья Шуйские были потомками Рюриковичей, но не относились к царствующей ветви Мономаховичей, благословленных на царствование императором Византийским Константином Мономахом. Из Рюриковичей род Шуйских был старше Мономаховичей, а из рода князей Шуйских старшим по роду был князь Михаил Васильевич Скопин – Шуйский.

Вражда между удельными князьями Мономаховичами, просто Рюриковичами и Гедеминовичами, шла давно, ещё со времён Василия II. В 1433 г. состоялась пышная свадьба Василия II с Марией Ярославовной. В Москву на свадьбу приехали два сына Юрия Галичского Василий Косой и Дмитрий Шемяка. На свадьбе Василию Косому был надет золотой пояс, украшенный драгоценными камнями. Софья Викторовна, мать Василия II, подбежала к Василию Косому и сорвала пояс. Историки объясняют это тем, что пояс был наследственной ценностью государственной казны как дорогое украшение. А на самом деле пояс и посох с изображением древних знаков были символом власти выборных удельных князей рода Рюриковичей. У Маномаховичей символом власти была Шапка Маномаха, скипетр и держава. История с княжеским поясом разожгла старый спор за власть между князьями. И князь Юрий Галический со своими сыновьями Василием Косым и Дмитрием Шемякой нападают на Москву. Но православная церковь поддерживает род Мономаховичей. Московская православная церковь была зависима от Константинопольской церкви.

Вначале, я полагала, что заинтересованными в убийстве Михаила был Дмитрий и Сигизмунд, но отвергла эти гипотезы. Во-первых, Филарет когда-то спас Дмитрия от смерти, как брата, и полагаю, помогал ему вкладами на содержание в монастырях. Филарет был нужен Дмитрию, как свидетель, что он не умер в Угличе, а живой. Для этого он и освободил Филарета и его семью из ссылки и возвел его в митрополиты. Ведь как соперника его легче было убить в монастыре, как убили братьев Романовых. И  для Дмитрия Михаил был законным наследником рода Мономаховичей в случае смерти и Филарета, и Дмитрия. Михаил Фёдорович был законным представителем рода Мономаховичей по материнской линии княжны Сицкой Марфы Ивановны. А Сигизмунд еще не нападал на Москву и не выдвигал Владислава, и только после сражения на болоте, в котором погибли и Скопин – Шуйский и Дмитрий, Лжемихаил. Возникает угроза, что к власти придут шведы в лице Карла IV вот тогда Сигизмунд и выдвигает на престол своего сына Владислава, вопрос вновь встал об избрании царя. Полагаю, что в истории Смуты XVII века был и настоящий Дмитрий и Лжедмитрий-Григорий Отрепьев, и об этом настоящий Дмитрий знал. Лжедмитрий нужен был Марфе Ивановне для того чтоб собрать привести казачье войско с Украины под Москву. Наместником в Киеве в это время был князь Шаховский, он-то и помогает настоящему Лжедмитрию собрать Запорожских казаков, которые были на стороне Польши и поддерживали Дмитрия. Этим же занимался и И.Болотников, ставленник Марфы Ивановны. Он также собирает казачье войско Донских православных казаков, организует и проводит его под Москву и какое-то время руководит ими. Но, видимо, опыта проведения военных действий у него не было, и Иван Болотников терпит поражение от войск Василия Шуйского. В научной литературе есть сведения, что Дмитрий скрывался с 10 лет в Железноборовском монастыре, затем в Чудовом, в монастырях Польши и Дании. Вынужден был жить скрываясь под чужим именем. Он воспитывался монахами вдали от светской жизни. Дмитрий не обладал наукой розжига интриг, закулисной вражды знатных родов, толкущихся у царского трона. Дмитрий не мог самостоятельно управлять государством, быть воеводой. Не мог быть организатором сражений, дальновидным политиком. Поэтому и руководили войском вначале Лжедмитрий, а затем в Тушине польские воеводы Петр Сапега, Гетман Рожинский, Зборовский, Зарудский, Мархоцкий и т.д. Историки установили, что Дмитрий - это не Григорий Отрепьев, Григорию по документам было 44 года, а Дмитрию 24 года, разница в 20 лет - этого нельзя не заметить.

Среди претендентов на царский престол из князей московских просто Рюриковичей по старшинству был князь Михаил Васильевич Скопин-Шуйский, который возглавил боевые действия по захвату власти. Если бы князья Шуйские были бы Мономаховичами, то, вполне возможно, удержались бы у власти и без помощи шведов – иноверцев, что вызвало гнев православного народа, поэтому и постригли в монахи Василия Шуйского, учиться уму-разуму. Вот поэтому я и склонна полагать, что в убийстве Михаила заинтересованы были князья Шуйские в первую очередь.

После того, как Дмитрий II захватил Филарета, Марфе Ивановне и Михаилу Федоровичу, которые лишились защиты мужа и отца, ничего не оставалось, как скрываться по монастырям и у родственников, не привлекая к себе особого внимания. Я полагаю, что они находились  где-то в районе Галича. Филарет нужен был Дмитрию, чтобы как брат и митрополит ещё раз признал в нем настоящего живого брата Дмитрия, для привлечения народных масс на свою сторону.

Есть сведения в книгах, что войско Скопина – Шуйского, племянника Василия Шуйского, соединилось со шведским наемным войском, состоящим из французов, немцев, финнов, шотландцев во главе с талантливым воеводой французом Якубом Делегарди. Именно тогда, прошу запомнить, и появился на Руси шотландец Лермат, который сражался на стороне Скопина – Шуйского и был свидетелем событий на болоте (об участии Лермонтовых в истории России поговорим особо и потом).

Есть сведения в научной литературе, что войска Скопина – Шуйского осенью 1609 года находились в северных городах в районе верхней Волги. Он ищет Михаила, об этом узнает Дмитрий. Есть сведения, что в 1609 году Кострома и Ипатьевский монастырь были заняты Дмитрием II. Полагаю, что для охраны занятой Дмитрием Костромы и Ипатьевского монастыря от войск Скопина – Шуйского и шведов Дмитрий II занимает и стратегически важный узел по дороге на Кострому с севера – это берег болота с селом Исуповым. Если верить сведениям из научной литературы, из которых следует, что Дмитрий был монахом Железноборовского монастыря, который стоит в 10 километрах на северо-запад от болота по направлению к Вологде. Полагаю, монахи монастыря помогали Дмитрию, доносили до него вести о маршруте и цели передвижения войска Скопина – Шуйского. Монахи близлежащих монастырей городов Вологды, Буя, Галича, Костромы общались между собой. У монахов существовала своя система сбора и передачи информации, и как местный Дмитрий знал её. Дмитрий знал и об особенностях дороги через болото.

Скопин - Шуйский, следуя из Вологды и Любима, подступал к Галичу и Костроме. Марфе Ивановне и Михаилу ничего не оставалось, как пойти на обман и отвести угрозу от Михаила. В Галиче не было столько ополченцев, чтобы справиться с регулярными войсками Скопина – Шуйского. Марфа Ивановна сажает в свой экипаж переодетых в свои одежды охранников, в состав которых входил и Б. Собинин – их слуга. Ибрагим-мурза руководит охраной обоза с Лжемихаилом для достоверности. Экипаж следует по дороге Галич – Кострома. За ним в погоню отправляется отряд Скопина – Шуйского. Экипаж переезжает болото, а за ним и войско Скопина – Шуйского. На берегу болота, где расположено село Исупово происходит сражение. Скопин – Шуйский думает, что убивает настоящего Михаила. Иван Сусанин, т.е. Ибрагим Юсупов, не говорит, что убивают двойника. В сражение вступает отряд Дмитрия, охранявший подступы к Костроме. Ибрагим-мурза Юсупов служил у Марфы Ивановны и охранял Михаила. Другой брат Иль-мурза Юсупов служил у Дмитрия. В научной литературе есть сведения, что в это время Ипатьевский монастырь и город Кострома был занят Дмитрием. Дмитрия поддерживал и костромской воевода князь И.П. Шереметьев, женатый на родственнице Дмитрия М.В.Нагой.

Полагаю, что село Исупово в начале XVII века принадлежало роду Юсуповых-Мусиных – Пушкиных и Иван Сусанин сумел передать сигнал, ударили колокола церквей и предупредили Дмитрия и ополченцев, местных жителей о начале сражения. Я не думаю, что русские мужики не защищали свои семьи и дома. Отряд Дмитрия находился на берегу и был в более выгодном положении. Отряд Скопина – Шуйского по дороге проходил через болото и реку Шачу небольшой группой и был в менее выгодном положении. Я полагаю, что на болоте погиб Скопин – Шуйский и Лжемихаил (стр. 315, 46). После боя трупы казаков, чтобы не копать могил, сложили в так называемые окна на болоте. Вот так и родилась версия, что сами заблудились.

Своих, местных ополченцев хоронили на своих кладбищах. Полагаю, так как дорогу охраняли и обслуживали татары и поместья по берегу Исуповского болота принадлежали татарам, татар, участвовавших в сражении, должны захоронить по обычаям татар начала XVII века. В книгах есть сведения, что в селах и городах, где компактно жили татары, строились мечети, значит, были и татарские кладбища. В разыгранном Марфой Ивановной спектакле на болоте убираются сразу два претендента на царский престол: Скопин-Шуйский и Лжемихаил. Но зато настоящий Михаил остается живой. В Москву уходит информация, что Скопин-Шуйский и Михаил погибли. У Филарета нет возможности самому проверить и доказать, что Михаил жив. Он понимает, как опасна борьба за царский престол для жизни Михаила. И он вынужден был согласиться с избранием на царство Владислава.

В это время в составе посольства под Смоленском  вместе с Филаретом находится Касимовский царь Ураз-Мухамед. Филарет посылает его проверить, что случилось с Михаилом и сыновьями Юсуфа-Мурзы. Ураз-Мухамед приезжает в войско к Дмитрию и встречается с Иль-Мурзой, который рассказывает, что случилось на болоте. Дмитрий от Иль-Мурзы узнает, зачем приехал Ураз-Мухамед. Он боится мести и топит Ураз-Мухамеда в реке. В научной литературе есть сведения, что Касимовского царя утопил в реке Дмитрий. Об этом убийстве узнает Петр Урусов, сын Измаила-Мурзы, дяди Ибрагима-Мурзы, и убивает Дмитрия. Об этом событии в истории Смуты также есть сведения в научной литературе. Труп царя Ураз-Мурзы из реки вытащили татары, служившие у Дмитрия, и об этом тоже есть сведения в литературе. Вот почему об Иване Сусанине и Смуте XVII века столько преданий и легенд. И разобраться, где правда, а где вымысел очень трудно. И название села, что на краю болота, где Исупово в других источниках Юсуфова, кто как переведет. Принадлежало оно роду Юсуповых-Мусиных-Пушкиных-Овцыных. Иван Сусанин - это Ибрагим-Мурза. Из персидско-нагайского-русского рода Юсуповых-Мусиных-Пушкиных.

А Марфа Ивановна и Михаил бежали дальше, под видом простых монахов, до Макарьево - Унженского монастыря, где Марфа Ивановна пробыла три дня и молилась о спасении г. Галича и всех галичских пределов, г. Унжи и обители г. Солигалича от шведов, поляков и лихих людей (стр. 643 Б.Б.), полагаю, в это время она и оставила Михаила в монастыре.

Полагаю, что история с отравлением Михаила Васильевича Скопина – Шуйского придумана впоследствии историками, чтобы скрыть исторический факт событий на болоте 1609 года и участников этих сражений. В своих воспоминаниях о походе на Москву польский гетман Станислав Жолкевский, который был близко знаком с ведущими боярами, входящими в состав правительства Москвы, в так называемую «семибоярщину» (стр. 234; 144), отрицает этот исторический факт.

Полагаю, что Ибрагим Юсупов-Мусин-Пушкин был перекрещен после смерти в Ивана Сусанина у Ипатьевского монастыря, в часовне Животворящего Креста на Святом озере, что соответствует обычаям того времени. И отчество его Осипович, это значит, что священника, свершившего это деяние, звали Иосифом. А захоронен Иван Осипович Сусанин должен быть по обычаям татарских мурз начала XVII века, перекрещенных в православие. А совершил это деяние, думаю, патриарх Иосиф, который взошел на московский патриарший престол после Филарета и которого так почитали старообрядцы, в научных источниках он прославился как взяточник и корыстолюб. Полагаю, что, скрывая истину, он немало обогатил церковь. Но правду знал не только патриарх Иосиф.

Борис Годунов, Филарет и Дмитрий – незаконно рожденные сыновья Ивана Грозного. Филарет – от казанской царицы Сумбеки, дочери крымского хана Юсуфа, Дмитрий – от Марии Нагой, седьмой незаконной жены, представительницы Астраханского хана Нагайской орды. Ногис - дворянский род, происходивший по родословцам от некоего Ольгерда Преги, который выехал в 1294г. на Русь якобы из Дании, поступил на службу к великому князю тверскому и владимирскому Михаилу Ярославичу, принял православие с именем Дмитрий и женился на родной сестре великого князя Ярослава. От правнука этого Ольгерда-Дмитрия, Семена Григорьевича Наги и происходят Нагие. По другим источникам М.Ф. Нагая единственная дочь боярина Ф.Ф. Нагог-Фердца, который по отцу был Нагой, отпрыск хана Нагайской орды по матери, выходца из Дании Ферда.Но я предполагаю, что Нагие имели и родственные связи с Нагайской ордой, иначе как понять поддержку Дмитрия Астраханским ханством и ссылку Нагих Борисом Годуновым в Астраханское ханство во время опалы и дальнейших событий Смуты. У Дмитрия было и татарское имя.

У братьев по отцу, Ивану Грозному, была общая бабушка – Елена Глинская, дочь литовского князя Глинского и дочери потомков хана Мамая, бежавшего в Литву после междоусобных войн. Вот почему и Филарета, и Дмитрия принимали у себя Лев и Петр Сапеги, литовские князья, родственники Глинских, родовой вотчиной которых ранее был город Смоленск.

Борис Годунов готовил себя на царский престол еще при жизни царя Федора. Борис Годунов был наместником казанского и астраханского ханств. Контролировал ситуацию в обоих ханствах. Он знал, что в случае вооруженного переворота Казань и Крым будут на стороне Филарета, а Астрахань на стороне Дмитрия, что после и случилось. Борис Годунов также прекрасно понимал, что Византийская церковь не поддержит незаконно избранного на московский престол царя, не связанного родственными узами Рюриковичей рода Мономаховичей.

По закону Византийской православной церкви московским православным царем мог стать законнорожденный сын Мономаховичей или старший из других родов Рюриковичей, в том числе и польский и литовский. Вот поэтому и нужен был свой сговорчивый московский патриарх, чтобы не спрашивать благословления на царский престол у патриархов Константинопольской церкви, а решить эту проблему внутри государства Московского, чего в дальнейшем Борис Годунов и добился в 1590 году. Москва стала III Римом, где был царь и свой первый патриарх Иов, равноправный с прочими четырьмя патриархами Византийскими. Борис Годунов старается убить в Угличе царевича Дмитрия, но его спасает, думаю, как брата, Филарет и укрывает в Железноборовском монастыре Галичского уезда. Борис Годунов добивается пострижения в монахини троюродной сестры царя Федора королевы Ливонии Марии (стр. 159-170; 144). Расправляется с удельным князем Воротынским, двоюродным братом Ивана Грозного. Подвергает опале семью Филарета, Романовых, Бельских, Черкасских. Отца Марфы Ивановны, Ивана Сицкого, ссылает в Кожеозерский монастырь близ Холмогор, потому что он принадлежит к роду Мономаховичей, и Марфа Ивановна сама могла унаследовать царский престол.

Полагаю, что убить Филарета и Марфу Борис Годунов побоялся, а может, просто не успел, чувствовал, что есть силы, недовольные его управлением, боялся обострить отношения с казаками Украины и княжеством Галича и Нижнего Новгорода. Филарет тогда готовился к борьбе за власть, неслучайно он женился в 30 лет (что невероятно), выбирая более сильную и выгодную партию. Марфа Ивановна со стороны отца была княжна Сицкая, киевская, смоленская, принадлежащая к роду Мономаховичей, по матери к старинному могущественному роду Морозовых. Полагаю, что и в Казани неслучайно появился митрополит Гермаген, происхождением из донских казаков. В Казани он занимается привлечением татар в православие, чтобы в случае надобности перекрещенных татар привлечь на сторону Филарета. 

Полагаю, что трехгодичный голод в Московском государстве был устроен оппозицией Бориса Годунова специально. Запасы зерна хранились в городах и монастырях и их специально придерживали, чтобы вызвать народный гнев голодных масс, и когда возмущение дошло до критического, объявился живой Дмитрий.

В заговоре против Годунова участвовали все знатные роды удельных князей Московского государства. Борис Годунов не был удельным князем, не был законным потомком Ивана Грозного, правящей царской династии  Рюриковичей – Мономаховичей, а был воспитанником потомка татарского мурзы, что поступил на службу к Ивану I в 1330 году. При Иване Грозном служил в чине постельничего Дмитрием Годуновым. С этим не могли смириться ни бояре, ни церковь, ни удельные земские князья, бояре. Полагаю, что царем Бориса Годунова не признало и правящее мировое сообщество царей и императоров и Константинопольская церковь. У его не было крепких династических законных родовых связей с заграницей.

Не зря А. С. Пушкин написал стихи:

«Какая честь, для нас, для всей Руси

Вчерашний раб, татарин, зять Малюты,

Зять палача и сам в душе палач

Возьмет венец и бармы Мономаха».

Этими стихами А. С. Пушкин пытается сказать о признании чести Руси во всем мире. Шапка Мономаха - это символ самодержавия царствующего рода Мономаховичей и Византийской православной веры. Этот символ передавался из века в век. Только по линии законнопризнанного Византийской православной церковью царствующего рода Мономаховичей.

Под видом паломника Дмитрий, в монашестве Григорий, перебирается в Польшу к своим литовским родственникам, ко Льву Сапеге, по линии бабушки Елены Глинской, и своей троюродной сестре, королеве Ливонии Марии Сторецкой, которая помогает ему собрать деньги и войска. Сигизмунд признает в нем сына Ивана Грозного, но не признает в нем законного наследника по линии Рюриковичей Московского государства, а с ним и Литовского, а значит и Польши. В те поры Ливония входила в состав Польского государства, если бы Дмитрий был законнорожденным сыном Ивана Грозного, то мог бы стать царем Московского, Польского и Ливонского государств. Он мечтал об этом объединении государств и веры католической и православной в одну христианскую. Мечтал объединенными силами освободить от турок и Рим, и Константинополь, для этого он потребовал, чтобы папа Рангони пожаловал ему титул императора. Сигизмунд был возмущен таким воззванием Дмитрия (стр. 207,213; 144). Дмитрий был молод, был воспитан в монастыре и не мог знать науки тайной закулисной борьбы. С ним не было рядом отца, наставника, воспитателя и духовника, который бы направлял и остерегал его. Он был за справедливый мир между всеми христианами. Чтобы быть дееспособным царем, Дмитрию нужно было жениться на титулованной особе, что он и сделал. Женился на Марине Мнишек. А чтобы старший брат Филарет, возвратившийся из ссылки, не мог претендовать на царский престол, Дмитрий возводит его сразу в митрополиты Ростова, что по закону церкви противоестественно, и этим убирает его с дороги, ведь из иноков православная церковь позволяла вернуться опять к мирской жизни, а вот митрополит не мог уже стать царем. Дмитрий надеялся найти поддержку брата со стороны православной церкви, но Филарет был старше и по возрасту, и по рангу. Его мать, Сумбека, была признанной царицей Казанского ханства. Филарет не верил в авантюристические планы Дмитрия. Турки были в это время покровителями крымских татар. В 1606 году между крымскими и ногайскими татарами завязалась междоусобная война для того, чтобы ногайцы не смогли придти на помощь Дмитрию. Оппозиция Дмитрия в лице В. Шуйского инсценирует смерть его, и этим заставляет отказаться от борьбы за власть. Дмитрий сходит с арены и тайно возвращается в Польшу. Василий Шуйский становится царем, он заставляет Филарета привезти из Углича останки якобы Дмитрия и устанавливает в церкви Михаила Архангела. Этим брат должен подтвердить смерть брата в малолетнем возрасте в Угличе. И за это Шуйский возводит Филарета в патриархи.

Первый успех Дмитрия воодушевил поляков, и они решают поддержать Дмитрия. Из Польши на помощь ему едут воевода Рожинский с четырьмя тысячами воинов, Лев и Петр Сапеги, воевода Александр Лисовский. Из Запорожья Иван Заруцкий с восьмью тысячами казаков, в июне 1607 года. Дмитрий занял Тушино.

Когда была инициирована смерть царя Дмитрия, Марина Мнишек была вынуждена уехать обратно в Польшу. Сопровождал её по дороге, по заданию В. Шуйского, князь Долгорукий. На пути следования Марину Мнишек встретил литовский князь Петр Сапего, он сообщает Марине, что Дмитрий не погиб, а находится в Тушине и борьба за царский престол продолжается, и возвратил Марину Мнишек в Тушино к Дмитрию (стр. 222; 144).

В Тушино Дмитрий из Ростова привез Филарета, с него сняли священные одежды и надели на него татарскую шапку, посадили вокруг него женщин. Этим спектаклем Дмитрий стремился отомстить брату, унизить его за поддержку Филаретом. Инсценировки со смертью и перевозом мощей якобы царевича Дмитрия из Углича.

В августе 1608 года В. Шуйский обращается за помощью к шведскому королю Карлу IX. И отправляет в Новгород своего племянника Скопина-Шуйского, который в 1609 году соединяется со шведской армией во главе с воеводой Делагарди. Эти действия В. Шуйского дали повод Сигизмунду начать с 1609 года боевые действия против Москвы. 24 июня польский воевода Желковский атаковал русско-шведский лагерь в Клушино и выиграл сражение. Клушинское поражение решило судьбу В. Шуйского. В Москве начались волнения. Под предводительством Захария Ляпунова разгневанная толпа ворвалась в царский дворец и потребовала отречения В. Шуйского (стр.230-235;144). В декабре 1609 года Дмитрий бежал из Тушино, боясь выдачи польскому королю Сигизмунду как реального претендента на царский престол. Дмитрий предпочел остаться живым, чем умереть царем. В некоторых источниках есть сведения, что Дмитрий бежит в Калугу, в других - в Кострому. Полагаю, что в Калугу бежит беременная Марина Мнишек под охраной И. Зарудского, поближе к своим. Дмитрий боится Сигизмунда, так зачем ему бежать в Калугу, прямо в пасть ко «льву», ведь в это время Смоленск уже заняли поляки. И многие ранее поддерживающие Дмитрия воеводы перешли на сторону Сигизмунда. И продовольствия для армии Дмитрия в Калуге никто не припас. Дмитрий из Тушина бежит в Кострому, в 1609 году он занимает Ипатьевский монастырь в Костроме. Воеводой в Костроме в это время был Шереметьев, женатый на Нагой и поддерживающий его. Да и город Кострома в более выгодном положении, чем Калуга, на случай если придется бежать на Юг, на вольницу, потому что больше некуда. Запад занят Сигизмундом, Северо-запад - шведами. Кострома стоит на великом водном пути, которым можно воспользоваться без особых затрат и проблем вниз по течению, что в последующем и было сделано И. Зарудским и Мариной  Мнишек.

Во время Тушинского плена В. Шуйский лишает Филарета патриаршества, и патриархом избирается Гермаген, бывший митрополит казанский и астраханский, при участии «сильных людей», поддерживающих группировку Филарета и Марфы Ивановны. После насильственного пострижения в монахи В. Шуйского Филарет предлагает на царский трон своего сына Михаила. Но кандидатуру Михаила боярская дума не поддержала, хотя и Гермаген был за Михаила. Гермаген знал, что Михаил по отцу хоть и незаконный, но все-таки Рюрикович из царского рода Мономаховичей и по матери, хотя и с женской стороны, но тоже Рюриковичи и Мономаховичи. Дума избирает Владислава тоже из династии Рюриковичей. Филарету ничего не остается, как поддержать, при условии принятия Владиславом православия. В состав посольства, отъехавшего в Польшу, вошли все потенциальные претенденты на царский трон, родовитые великие князья, весь состав боярской думы. В состав посольства входили все знатные удельные князья, претенденты на московский престол, в том числе и Касимовский царь Ураз-Мухамед, который в будущем поедет в стан Дмитрия, и которого вследствие подозрения Дмитрий, как следует из летописи, утопил, за что и был убит в конце 1610года Петром Урусовым.

С избранием Владислава Московское государство распадается на отдельные княжества, между которыми шла вражда. В каждом княжестве появился свой лидер. Киев и Смоленск были захвачены поляками, Новгород и Псков - шведами. Фактически Московское государство, как единое, перестает существовать, а становится колонией Польши. Швеции, Казанского и Астраханского ханств. Каждый, кто как мог и под каким видом, грабил и разорял Русь. Фактически якобы в плену в Польше был свой православный патриарх, своя боярская дума и свой избранный боярской думой царь Владислав. Правящий орган Московского, Смоленского, Киевского княжеств переместился в Польшу.

Но Москва это далеко не вся Русь православная. И на борьбу поднимаются земские удельные князья и дворяне, к которым и обратилась православная церковь в лице Гермагена, Дионисия и Авриамия Полицина. Но русская православная церковь не смиряется с таким положением. Церковь прекрасно понимает, чем это может кончиться. Католическая Польша поставит русское православие в кабальные условия, лишит той духовной нравственной власти и тех привилегий, которыми церковь обладала. Как самостоятельный центр православия Москва-III Рим со своим законно избранным патриархом. Патриарх Гермаген ценой своей жизни поднимает народ. В сентябре 1609 года бояре сдали Москву царскому воеводе Желковскому. Гермаген призывает народ не произносить клятву и не присягать Владиславу, вставать на защиту веры православной и единого государства Московского. Пообещал боярам наложить на них проклятия. Твердость патриарха вдохновляет патриотов, поднимает их на решительные действия против захватчиков и предателей бояр. Освободительное движение на Руси возглавляет  православная церковь во главе с патриархом Руси Гермагеном, архимандритом Дианисем, келарем Авраамом Палицыным Троице-Сергиева монастыря.

Свободным от иноземных захватчиков остается только север и северо-восток: Галич, Нижний Новгород и Казань. Находясь в плену, Гермаген находит способ отправить воззвание. В своих воззваниях Гермаген заклинает нижегородцев и казанцев, обращается к митрополиту Ефремию не допустить подчинения польскому католическому королю Сигизмунду или его сыну Владиславу народов Руси.

Целуя католический крест на преданность польскому католику, королевичу Владиславу, народы Руси должны были присягнуть на верность и католической вере. Этого русская православная церковь допустить не могла. Это означало переподчинение Русского Московского патриарха напрямую католической вере I Рима папе Рангами, а не греческой византийской православной вере II Рима, создание объединенной унитарной Христианской церкви.

Шла ожесточенная борьба не только за власть, но и за веру. Польша никогда бы не была III Римом, как Москва. В Польше королевский престол не передавался по наследству вместе с верой и землями. Короли избирались, и веры они были разной, естественно, христианской. На Руси царский престол передавался по наследственной царствующей линии Мономаховичей вместе с византийской православной верой, поэтому и была Москва-III Римом. А Константинополь – Византия II Римом.

Константин Мономах выдал замуж свою дочь Анастасию за князя Всеволода, в приданое дочери отдал свое имя Мономаховичей, Византийскую православную веру с обрядом крещения двуперстным и земли княжества Киевского своей византийской империи в то время.

Филарет был незаконнорожденным сыном Ивана Грозного и казанской царицы Сумбеки.

И поэтому и Филарет, и Марфа Ивановна, и их сын Михаил могли претендовать на царский престол. Но Филарет стал митрополитом и был в плену в Польше. Остались Марфа Ивановна и Михаил.

В Костроме с 1609 по 1612 года Марфа Ивановна, полагаю, не должна быть, так как в 1609 году Кострому и Ипатьевский монастырь захватили поляки под предводительством Дмитрия. Костромской воевода И.П. Шереметьев был женат на И.В. Нагой. Он поддерживал Дмитрия и знал, что Дмитрий настоящий и ещё живой. Надежды на защиту в Костроме у Марфы Ивановны не было.

Полагаю, что Марфа Ивановна была одним из организаторов через своих родственников сбора денежных средств и продовольствия для освобождения Москвы казаками и ополченцами, также, что она и стоящая за ней группировка «сильных людей» специально под видом настоящего Дмитрия посылают к запорожским казакам Лжедмитрия-Григория Отрепьева, обязанность которого собрать, организовать и привести под Москву запорожских князей и до поры до времени их удерживать под Москвой. У Ивана Болотникова была задача собрать, организовать и привести под Москву Донских казаков и помогал ему в этом князь Шаховской, воевода Киевский. Это была армия Марфы Ивановны, готовая, когда подойдет время и враг в лице польских воевод обессилит армия, сгруппированная под Москвой и готовая перейти в наступление при поддержке ополченцев Галича и Нижнего Новгорода, что за тем и было сделано.

Когда враг обессилел, иссякли денежные и продовольственные средства Польского гарнизона, засевшего в Москве во главе с воеводой Струсом, на помощь казакам и первым ополченцам пришло второе ополчение с продуктами питания. Под Нижним Новгородом, в своем родовом имении, залечивал раны, полученные в сражении под Москвой, князь Дмитрий Пожарский. В этом районе Московского государства проживало много князей, дворян и прочего люда, бежавшего из Москвы и районов, охваченных войной. Население понимало, что рано или поздно и до них доберутся, самая лучшая защита – это нападение.

В научной литературе есть сведения, что первое ополчение состояло из 100 тысяч человек и 100 тысяч лошадей, но в условиях семилетней войны под Москвой встаёт проблема, чем прокормить такое количество людей и лошадей. На расстоянии 200 км от Москвы города, села, монастыри были разрушены. В условиях войны крестьяне не могли производить продукты питания. Все равно все отберут или вытопчут лошадьми. Заезжие купцы вряд ли решились заниматься торговлей. Зачем было собирать Минину и Пожарскому деньги, золото драгоценности, чтобы раздать за службу ополченцам. Ни деньги, ни золото есть не будешь, сколько бы их ни было, а купить продукты негде. Как известно, Кузьма Минин был купцом в Нижнем Новгороде, имел свою лавку. Он занимался торговлей мясом и умел обращаться со скотом. Полагаю, что Минин собирал скот и хлеб. Скот перегоняли своим ходом, гналось стадо скота до Ярославля, а хлеб переправляли по рекам. Задачей Пожарского была охрана обозов с  продовольствием.

В марте 1612 года Пожарский прибыл в Ярославль и организовал там штаб армии ополчения. Пожарский уже участвовал в сражениях под Москвой, в составе воевод первого ополчения знал обстановку с продовольствием. Без продовольствия идти под Москву значило заранее проиграть сражение. Голодные казаки и ополченцы не воины, а разбойники, готовые идти служить кому угодно, лишь бы не умереть с голоду. Голодному воину не до политических идей. Пожарский ждал осени, сбора урожая и времени забоя скота. Вот почему он медлил с походом на Москву и только с прибытием продовольствия двинулся из Ярославля на Москву. Минин и Пожарский сумели доставить продовольствие быстрей, чем воеводы Сигизмунда. И этим перетянули чашу весов в борьбе за Москву на свою строну. Наступала зима, и осажденные понимали, как никто другой: без продовольствия им не выжить, и поэтому сдались.

Думаю во время осады Москвы 1610-1612 гг. Марфы Ивановны и Михаила в Москве не было как нам повествуют историки. Она сама и сын были законными представителями на царский престол. И находиться в это время в Москве означало быть в одной клетке кошке с двумя мышками. Это невероятно. И при том, как могла женщина - инокиня в условиях войны быть в составе незаконного правительства «семибоярщины». Вот почему в научной литературе описаны разные составы «семибоярщины», другие пишут о  «шести боярщине». Далее я объясняю, почему появились такие сведения. Задачей Марфы Ивановны было спасти сына - наследника. Есть сведения, что Марфа Ивановна с Михаилом в 1610 году посещали Макарьево – Унженский монастырь и молились о ненападении поляков на Галич, Унжу и спасение Филарета из плена.

В XV-XVII веках в Московском государстве было очень развито местничество. Не мог  Филарет в 30 лет жениться на женщине низкого происхождения, как пытались представить историки. Филарет, женившись на Марфе Ивановне, усилил свой род Мономаховичей, вот почему у них умерли все дети – наследники, остался один Михаил, которого Марфа Ивановна спрятала в Макарьево - Унженском монастыре.

Почему после избрания Михаила царем Марфу Ивановну с сыном не вызвали в Москву, а посольство отправилось в Кострому? Потому что знали, что можно не доехать. По дороге их могут убить. О чем Марфа Ивановна и говорила, отказываясь от царского престола. Ведь она на себе испытала весь ужас унижения и оскорбления опалы и насильного пострижения в инокини. Из инокинь Марфа Ивановна еще могла перейти снова к мирской жизни, но, став монахиней, уже нет. Как и её сын, почему Марфа Ивановна с Михаилом не поехали одним обозом вместе с посольством. Ведь в состав посольства входили «сильные люди» и священнослужители, и им было бы безопасней ехать всем вместе. Но она остается. Я полагаю, прячет Михаила в Макарьево - Унженском монастыре, а себе подбирает двойника Михаила, рассчитывая, что, когда все утрясется, обменяет, вот почему Марфа Ивановна с двойником возвращается в Москву только в мае. По дороге Марфа Ивановна дает указания, кому из бояр и где их встречать. Ей нужно было, чтобы встречали её с двойником преданные ей бояре и в случае обнаружения подмены помогли ей скрыть обман.

По законам XVII века царь становится совершеннолетним и освобождается от опекунства только тогда, когда женится, а до этого вместо него государством управляют опекуны. В нашем случае регентшей становится сама Марфа Ивановна, а помогают ей Салтыковы, Морозовы и другая близкая родня, и это помогает Марфе Ивановне скрыть факт подмены Михаила. Марфа Ивановна для расчета со служивыми людьми занимает деньги у Строгановых и в то же время дает деньги в Троице – Сергиев монастырь на погребение героев Смуты. Деньги были нужны для откупа перед Келарем Авраамием Палицыным и другими священниками, входившими в состав посольства, призывавшими в марте 1613 году на царство Михаила в Ипатьевском монастыре города Костромы. Из Костромы Марфа Ивановна привезла двойника Михаила. Вот почему не был венчан на царство Михаил архимандритом Троице-Сергиевого монастыря Дионисием, который в то время возглавлял православную церковь Московского государства. Вот за что Филарет и Дионисия, и Авраамия Палицына подверг опале. Только Дионисий выкрутился, хотя и ждал ссылки на Соловки, потому что не был участником и прямым свидетелем посольства в Костроме. А вот Авраамий Полицин ездил и был свидетелем обмана, за это и провел остаток жизни на Соловках, и не один он. Марфа Ивановна освобождает Троице-Сергиев монастырь от налогов, дает ему всевозможные льготы. Почему сборщику налогов Д. Овцину, выговаривают «Что приехал ты от вора с воровским наказом» - и не хотели платить налоги. Казань вообще не признавала царем Михаила Федоровича, там знали, что на престоле двойник. Дьяк Никонок Шульгин попытался создать Казанское царство. Он был перекрещенный татарин из рода матери Филарета, казанской царицы Сюмбеки. В1612 г., когда встал вопрос о втором ополчении, Казань ставила условия на призывные грамоты Троице – Сергиева монастыря быть во главе второго ополчения, как родовой вотчине матери Филорета. А значит и в дальнейшем иметь большое влияние на власть в Московском государстве. А это, по-видимому, не входило в планы Марфы Ивановны и группировки «сильных людей» ее окружения. И возглавил ополчение воевода Нижнего Новгорода и Галича.  Почему И. Заруцкий крутится вокруг Москвы, нападает то на один город, то на другой, ищет Михаила. Ищет настоящего Михаила. А когда не находит около Москвы, возвращается в Кострому в ноябре 1614 года, нападает на Зогзино, Молвитино и затем идет на Кинешму. Заруцкий ищет настоящего Михаила.

В научной литературе есть сведения о том что было нападение на Зогзино и Молвитино, и докладывал об этом воевода Колычев. Сожалею, что лично не читала этой докладной. Но предполагаю, что  там указывались и другие населенные пункты, подвергшиеся нападению, и по ним можно определить маршрут движения нападающего отряда и его состав. А историки обратили внимание на Зогзино и Молвитино потому, что на момент нападения эти поместья принадлежали матери царя Михаила Марфе Ивановне.

Освобождать Костромской уезд от казаков И. Заруцкого послали Ивана Васильевича Измайлова, брата, впоследствии казненного за измену в Смоленской войне Артема Васильевича Измайлова. Почему Захарий Заруцкий с казаками возвращается в район Исуповского болота, потому что он пытается выяснить, где Дмитрий и как он погиб, где находится настоящий Михаил. Вот в это время и погибает Иван Сусанин – Ибрагим Юсупов, поставленный Марфой Ивановной воеводой в районе  Исуповского болота, на перекрестке дорог Вологда – Кинешма Галич – Кострома. Иван Сусанин не сказал, что убит двойник Михаила и где находится настоящий Михаил. Полагаю, что Ивана Сусанина убивают и за смерть Дмитрия, убийство его татариным Петром Урусовым. Не  найдя настоящего Михаила и выяснив, как погиб Дмитрий, Иван Заруцкий, Марина Мнишек с сыном Иваном «варенком» бежит не в Польшу, а в Астрахань. Они бегут к родственникам Дмитрия, Нагим. А когда Астрахань не поддерживает Заруцкого и Марину Мнишек, бегут дальше, на Урал, куда были сосланы родственники Марии Ногой - матери Дмитрия еще при Борисе Годунове.

Иван Заруцкий в 1614 году отправляет со своим послом письмо к персидскому шаху Аббусу 1, в котором просит принять его с Мариной Мнишек под свое покравительство и быть у шаха Аббуса 1 в подданстве в качестве вассала. Когда в Астрахани и в Перске появился И. Заруцкий с Мариной Мнишек, и Астрахань и Перск поддержали их. Т.к Иван Заруцкий рассказал, что Филарет в Польше, а Москвой заправляет Марфа Ивановна с двойником. И что настоящий Михаил убит. Ивану Заруцкому была отправлена грамота со словами прощения от царя и Земского Собора, который ручался за истину царских слов. Грамота была отправлена и донским, и волжским казакам, в которой говорилось, что настоящий Михаил жив. Казаки напали на Астрахань, произошло сражение, после которого Астрахань признала царем Михаила Федоровича, не видя его в лицо, поверив киевской княжне Марфе Ивановне Сицкой.

Почему, когда в нескольких километрах от Москвы стоят польские войска, а Новгород и Псков занят шведами, Марфа Ивановна посылает войска в Астрахань и дальше на Урал, в погоню за Мариной Мнишек и И. Заруцким, потому что они обладали информацией о событиях на болоте и знали, что на престоле двойник Михаила. Потому, что Казанская царица Сумбека, мать Филарета, бабушка царя Михаила Федоровича и ее братья Юсуповы, погибшие в сражение на болоте, были выходцы из Нагайской орды. Ведь что получается: Филарет, племянник мурз Юсуповых, в плену в Польше (а может быть, и не в плену, а вполне возможно, что и сам в случае надобности мог принять унию соединения католической и православной церквей в одну христианскую). В Москве правит балом Марфа Ивановна со своей родней, а избранный престолонаследник неизвестно где. В Москве за него сидит дурак - двойник, об умственных способностях его  в те поры есть сведения в научной литературе 

Почему на царство Михаила венчает митрополит казанский Ефрем, а не московский, ростовский или Троице-Сергиева монастыря? Потому, чтобы поверили Казанские, Астраханские подданные татары, родственники Филарета, что на царство Московское встает наследник Филарета Михаил, и не шли  войной на истерзанную Русь. Нового нашествия Нагайской орды измученный народ просто бы не выдержал. И Марфа Ивановна все предприняла, чтобы этого не случилось. Полагаю, что в этом ей помогли Строгановы, оплатили услуги казаков, которые поймали И. Зарудского и Марину Мнишек. Полагаю, что в Москве казнили одного И. Заруцкого, а за Марину Мнишек и ее сына Ивана получили выкуп и отправили в Польшу. Не могла Марфа Ивановна убить польскую подданную Марину Мнишек, потому, что Филарет был в плену в Польше и положение ее настоящего сына Михаила было весьма шаткое. Михаила не было рядом с Марфой Ивановной. И поляки стояли почти у стен Москвы и в любой момент могли напасть при обострении отношений. А кто ловит И. Заруцкого? Нагайский князь Иштерик вместе с казаками, посланными Марфой Ивановной, чтобы больше не было сомнений.

В давние времена на Руси был такой обычай: выбирать невесту царю из нескольких сотен дочерей знатных особ. А почему Михаилу не выбирали? Марфа Ивановна сама нашла невесту сыну, Марию Хлопову. Потому что она была дочерью пристава, который охранял их, когда они были в ссылке в Юрьевце, и она играла с Михаилом и знала его в лицо. Марфа Ивановна поселила Марию Хлопову с родней во дворце, чтобы она никому не рассказала, что Михаил не настоящий. А наоборот, намерением женить сына подтверждала. Но Марфа Ивановна не могла женить двойника и согрешить дважды.

Есть сведенья в научной литературе, что двойник Михаила был слаб умом. Иноземные послы, посещающие Русь в тот период, писали, что Михаил не просто слаб умом, а вообще дурак. Но именно такой двойник - Михаил и нужен был Марфе Ивановне, чтобы в случае очередного дворцового переворота не смог рассказать правду, кто он такой. Полагаю, что Марфа Ивановна с посольством в Ипатьевском монастыре договорилась, что будет сама править как регентша своего сына Михаила, пока все не успокоится. Послы знали, что  будет на царском троне  двойник Михаила. Но Салтыковы, Морозовы не предоставили возможности Марфе Ивановне обменять Михаила. Ведь из сокрытия тайны о двойнике они тоже имели выгоды и привилегии. И совсем не думали, что чувствует отец царя Михаила, Филарет, находясь в Польше, и в каком он там положении. И что думает настоящий законный царь в качестве инока Михаила, находящийся под защитой только Бога. Наверное, молился о спасении Руси. И смирялся со своим положением инока, зная, что только так можно спасти не только свою жизнь, но и жизнь измученного народа Руси от братоубийственной бойни враждующих родов. Не зря же князь Галицын сказал И.Н. Романову, который был против избрания Михаила, «что Михаил молод и нам поваден будет».

И почему не избрали  И. Н. Романова в цари? Потому, что он не был родным братом Филарета. Был, хотя и родовитым, но дворянином, а не удельным князем. Почему брат Филарета И.Романов был против избрания на царский престол своего племянника Михаила? А почему его сын, Никита Романов, стал иноком и не участвовал в управлении государством? И после смерти отца, Ивана Никитича, мы не видим Никиту Ивановича Романова среди окружения царя Алексея Михайловича, а видим его в оппозиции. Полагаю, что и «соленый бунт» и «медный бунт» были устроены оппозицией царя Алексея Михайловича, в которую входил и Никита Романов. Иначе не объяснить его выступления перед разъяренной толпой, когда решался вопрос о судьбе Бориса Морозова. И куда делись остальные представители рода Романовых не царствующей ветви? Мария Хлопова прожила в качестве невесты во дворце два года, и это вызывало подозрение у народа. И тогда Салтыковы придумывают спектакль с падучей болезнью Марии. Надо же было как-то выходить из щекотливого положения. Невесту Михаила, Марию Хлопову вместе с бабушкой отправляют в ссылку в Тобольск под охрану Строгановых. А отца невесты назначают воеводой в Вологду. Но люди знают правду и не все согласны с таким положением на Руси. И едут в Польшу к Филарету с посольством. А может быть, и сама Марфа Ивановна послала в Польшу посла Желябужского. Встреча Филарета с московским посольством происходит в присутствии Льва Сапеги, родственника Филарета по бабушке, в доме у которого он жил.

В день отречения от престола Николая II в селе Коломенском под Москвой  произошло явление иконы Божьей Матери. В селе Коломенской церкви Вознесения была найдена икона с изображением державной Божьей Матери, где Державная Царица Небесная  изображена как царица земная.

После снятия верхнего слоя черной краски на иконе увидели восседающую царицу на царском троне, в красной царской накидке на зеленой подкладе, с короной на голове, со скипетром и державой в руках. На коленях находился благословляющий младенец.

Полагаю, что эта икона была написана в честь окончания периода Смуты и разногласий, ведь на царском троне оказался богом избранный Михаил и наследник царствующей династии Мономаховичей, перешедшей действительно по женской линии его матери  Марфы Ивановны. И до возвращения Филарета из плена в 1619 году и обмана двойника Михаила управляла государством она. После 1619 года Марфа Ивановна становится монахиней. Вот почему сначала икона Божьей Матери была изображена как царица Земная, а затем её одежды перекрасили в черный цвет обряда монахини.

Почему при встрече Филарета из польского плена не устраивается пышных приемов и пиров, ведь семья вновь соединилась после долгой разлуки? Филарет уезжает в Троице-Сергиев монастырь без семьи. Полагаю, что не случайно в это время в Москве появляется патриарх византийский и производит Филарета в патриархи. Почему с 1612 по 1619 год на Руси не было патриарха? Потому что никто не пожелал взять на себя такой грех подмены царя. Почему патриарха после долгой вакансии на этот пост не избирают освещенным собором, как это должно быть по законам православной церкви, как избирали первого патриарха Руси Иова? Единственный, кто мог разрешить эту проблему без очередной братоубийственной войны – это был отец Михаила Филарет.

Всего через месяц после возвращения Филарета, в конце августа 1619 года, Марфа Ивановна с двойником Михаила во главе делегации, в состав которой входят члены боярской думы Д. Шуйский, И. Романов, Т. Мстиславский, едут, якобы, на богомолье в далекий Макарьево - Унженский монастырь в честь возвращения Филарета из плена. А почему он сам не едет, ведь он герой этого события? Все эти представители родов, посетившие Макарьево - Унженский монастырь в 1619 году, вскоре прекращают свое существование. За 20 верст до монастыря Михаила переодевают в простолюдина, и далее он идет как простой паломник. В монастыре происходит обмен двойника на Михаила. А обратно делегация едет уже через Кинешму. По обратной дороге не устраиваются пышные встречи и богомолья, якобы из-за болезни Марфы Ивановны, но ведь эти ритуальные обряды можно было провести и без Марфы Ивановны, только при царе Михаиле и членах боярской думы, но таких сведений нет. По возвращении Михаила и Марфы Ивановны с богомолья устраивается пышный прием с участием состава всей семьи. Почему в Макарьево – Унженском монастыре строится церковь в честь Ангела-хранителя царя Михаила – Михаила Маленина. Церковь строится с 1613 по 1626 гг. Почему не в честь спасения Филарета – Федора Никитича Романова, его ангела – хранителя.

Почему движение «ревнителей благочестия», а потом и раскольников, старообрядцев возникло именно в городах и селах, расположенных на дороге, по которой ехала делегация якобы, на богомолье в 1619 г. в Макарьево –Унженский монастырь, — в городах Ярославле, Костроме, с. Молвитине, вокруг Исуповского болота в деревнях и селах: Домнине, Исаеве, Владимирове, Исупове, Судиславле, Галиче, Макарьеве; в селах под Нижним Новгородом, Юрьевце, Плесе, Кинешме, Нерехте, Муроме. Потому, что население этих городов было свидетелем обмена двойника Михаила на настоящего, который с 1610г. по 1619 г. томился в Макарьево-Унжинском монастыре.

Почему после посещения делегации в 1619 г. далекому захудалому монастырю дают такие льготы по налогам и торговле? Столько земель, рыбной ловли, солеварения, что он становится по богатству вторым после Троице – Сергиева монастыря. Процветает и знаменитая Макарьевская ярмарка.

Макарьевская ярмарка была организована  еще в 1551 г. Иваном Грозным, после нарушения договора с Казанью о подчинении власти Московского царя. В знак наказания Иван Грозный запрещает судам с товаром спускаться ниже Макарьева. А купцам ездить на Казанскую ярмарку под страхом смерти. И знаменитая ранее во всем Поволжье казанская ярмарка теряет свой товарооборот и  доходы.

Историки удивляются набожности Михаила, его кроткому характеру и объясняют это ограничением его во власти якобы Земским собором. Просто он воспитан был в монастыре и истинно верил в бога. Он не знал мирской царской жизни и был далек от науки придворных интриг с малолетства, скитаясь по ссылкам и монастырям.

Филарет, прошедший большую школу жизни в борьбе за власть, испытавший на себе все тяготы закулисной дворцовой жизни, познавший жизнь монастырей и унижение польской ссылки, не был сломлен духом. Он прекрасно понимал, что сыну не справиться с управлением государства, не так он был воспитан старцами  монастырей без родителей. Михаил не был подготовлен для принятия важных государственных решений, вот поэтому Филарет и взял бразды правления государством и церковью в свои руки. Первое, что делает Филарет, отстраняет от власти и отправляет в монастырь Марфу Ивановну. Родственников Марфы Ивановны, виновных в обмане, отправляет в ссылку: Салтыковых, Телепневых, дьяка И. Граматина, Т. Луговского и т.д.

Но не все Салтыковы были у власти во времена правления Марфы Ивановны, так боярин Михаил Глебович Салтыков, по прозванию Кривой, принимал значительное участие в смутах  XVII века. Был главным сподвижником польской партии Дмитрия и в 1612 году уехал с сыновьями в Польшу, где был щедро одарен королем Сигизмундом. Сын его, Федор Михайлович, выстроил в отцовских жалованных поместьях, близ Дорогобужа, православный монастырь и, приняв сан инока с именем Сергия, сделался самым деятельным распространителем раскола (ум. 1655г.); его брат, Петр, был дедом царицы Прасковьи, отец которой, Александр, при царе Алексее Михайловиче, с завоеванием Смоленска принял русское подданство. Несмотря на то, что непосредственные родоначальники Прасковьи, ее прадед и дед, были изменниками Отечества, она стала царицей. А брат Прасковьи был назначен воеводой Киева. Отец был возведен в сан боярина, с повелением переменить имя: вместо Александра он был крещен Федором. Второй женой отца Прасковьи была А.М. Татищева. Федор Михайлович – инок Сергий был ярый, сильнейший расколо учитель «Сиглитик царя Алексея (так повествует историограф раскола Денисов) Ф.М.Салтыков настолько был смел, что даже в присутствии самого царя торжественно защищал двуперстный крест». Он оставил после себя много учеников. Дворецкий и служитель этого боярина, Исаил, был сподвижником раскола, совращал многих, был любимцем и полновластным распорядителем имений Ф.М.Салтыкова. Вот в эти имения в Польше и бежали раскольники от преследований во времена правления Алексея Михайловича. Как нам известно Салтыковы имели  поместья в районе Костромы, Галича, Нижнего Новгорода, Исуповского болота. Полагаю, Салтыков Ф.М. имел достоверные сведения о событиях на болоте и гибели Скопина – Шуйского, Дмитрия, Ивана Сусанина. Филарет старается женить Михаила на знатной иностранной царевне. По государствам едут послы – сваты. Но никто не соглашается выдать свою дочь за Михаила. По государствам прошла информация, что Михаил незаконно избранный, к тому же слаб умом и не может управлять государством. Послы возвращаются ни с чем.

В 1623 году Филарет пересматривает дело о ссылке невесты Михаила Марии Хлоповой, но из-за своего низшего происхождения Мария не смогла стать женой Михаила, хотя Михаил и хотел взять её в жены. Ведь Мария тоже, как и Михаил, была заложницей обстоятельств, и фактически она тоже спасла жизнь настоящего Михаила, находясь в положении невесты двойника. Вот за это молчание бывшую якобы невесту Михаила и отправляют в почетную ссылку в Нижний Новгород на полное царское содержание.

Марфа Ивановна выбирает невесту Михаилу - княжну Марию Владимировну Долгорукую. И этим старается укрепить царскую династию Мономаховичей рода Рюриковичей. При том отец её, Владимир Долгорукий, служил у Дмитрия первого и Дмитрия второго и точно знал весь сценарий событий, связанных с Дмитрием и Филаретом с 1605-1613 гг. Владимир Долгорукий дал возможность Льву Сапеге повернуть Марину Мнишек, ехавшую обратно в Польшу, и доставить её в Тушино к Дмитрию. Он точно знал, что Дмитрий живой и настоящий. Но этому браку не суждено было долго просуществовать. Следующей женой Михаила становится дворянка Евдокия Лукьяновна Стрешнева, внучка Степана Стрешнева, который из Домнина возил ответ после разбирательства на болоте на письмо Филарета, как поступить с крымскими послами, которые требовали объяснения смерти Ивана Сусанина. Степан Стрешнев был свидетелем обмена Михаила. Он точно знал, какой Михаил уезжал из Москвы и кто вернулся в Москву.

Был такой обычай у татар, я полагаю, и сейчас есть, что на поминки умершего человека деньги собирали с родственников, а если человек умирал на службе, то с тех, у кого он служил. Так как Иван Сусанин был потомком нагайской орды и умер, спасая будущего царя Михаила и веру православную Мономаховичей, то и поминки спрашивали с царствующей семьи. В письме Филарета к Михаилу Федоровичу от 31 августа 1619 года, в это время Марфа Ивановна и двойник Михаила ехали в Кострому, Филарет указывает, что отсылает отписки, связанные с крымскими послами, советуется с боярами, ехавшими с обозом, Шуйским, Мстиславским, Романовым как следует поступить. Но советует сказать послам о дружбе и дать указ, кого послать с поминками. Полагаю, речь идет о поминках Ивана Сусанин, то есть Юсупова - Мусина – Пушкина. Иван Сусанин поступил, как учил Апостол Павел, не убивать, а защищать, а если придется умереть, то смерть принять как должное. В письме от 16 сентября 1619 года Филарет пишет: «А о крымском государь деле полагаем на твою государеву волю». В это время Марфа Ивановна находится в Домнино и решает вопросы, думаю, не только с Богданом Собининым, но и вообще связанные с событиями 1608-1614 гг. (стр. 158; 18). Ответ на письмо Филарета везет Стрешнев, будущий тесть царя Михаила Федоровича.

Марфа Ивановна понимала, что в дальнейшем родственники Стрешнева будут шантажировать Михаила, выпрашивать привилегии. Марфа Ивановна как будь-то, предвидела события, произошедшие в дальнейшем, связанные узами родства со  Стрешневыми. Во время своего совместного правления с сыном Филарет полностью поменял правительство и ближайшее окружение царского двора, и бояре не роптали, потому что знали, что виноваты. После смерти Филарета Михаил понимал, что власть его ослабла без отца. И чтобы не разжигать новой Смуты, Михаил вернул ко двору всех опальных «сильных людей», которые управляли государством за него. Так мог поступить только инок, считающий себя грешником, но в противовес своим духовным убеждениям должен был исполнить долг престолонаследника и хранителя единого православного государства. За время правления государя Михаила Федоровича состав правительства и разные группировки «сильных людей» менялись трижды в 1613-1619, 1619-1633, 1633-1645 гг. Особое предпочтение не было отдано никому.

И вот еще интересная деталь, подтверждающая мою гипотезу о наличии двойника Михаила. День Ангела Михаила Федоровича, 12 июня, день памяти святого Михаила Маленина, с 1613-1619гг не праздновался. (стр.239;111). А начал праздноваться только по возвращению Михаила из Макарьево - Унженского монастыря, с 1620 года. Праздновали широко, с приглашением всех знатных бояр: Мстиславских, Воротынских, Одоевских, Ситских, Черкесских, Шеиных, Шереметевых, Шуйских, Пожарских и т.д. После смерти Филарета на пир к столу приглашаются и опальные бояре.

В ритуал времяпрепровождения царских особ входила царская охота. С давних времен охота и потехи сделались необходимой принадлежностью царской жизни. Царская охота была и ритуалом, входившим в состав приема иностранных послов. Так вот в период с 1613г. по 1619г.  царских охот  с приемом послов и вообще царских потех не проводилось. Есть единственные сведения, что в 1615 г. царь Михаил Федорович присутствовал в качестве гостя на охоте, устроенной князем А.И. Мстиславским в окрестностях его родного села Хвили-Фили в Кунцевской местности близ Москвы. И только в 1619 году, после возвращения Филарета и обмена Михаила издается грамота о сборе собак борзых, гончих и меделянских, и медведей, посланная губному старосте, где приказывалось местным властям (стр. 183, 190, 184) оказывать всякое содействие посланным охотникам и псарям: давать под них собак и медведей, подводы и провожатых от города до города, снабжать кормом для собак и медведей чем им можно сытым быть». Наконец, давать им стрельцов, пушкарей и рассыльников в помощь против ослушников, то есть против тех бояр, дворян и прочих местных жителей, которые не захотели бы добровольно расстаться с любимыми псами и медведями. Приказ этот распространялся одинаково на села дворцовые и княжеские, боярские, дворянские и «всяких людей» поместья. На волости царской матери инокини Марфы Ивановны, на вотчины патриаршие, митрополичьи, владычиня и монастырские. Этим фактом открывается история царских охот при дворе дома Романовых. Отобранные таким путем медведи и собаки составляли ядро охоты, возобновленной при настоящем Михаиле Федоровиче. Постепенно с течением времени она развивается и достигает пышности и великолепия при Алексее Михайловиче.

Отец Михаила Федоровича, боярин Федор Никитич Романов впоследствии невольный монах и патриарх Филарет, в дни мирского жития был страстным охотником в духе своего века и даже, как мы видели, в ангельском чине не переставал вздыхать и тосковать о былых утехах отъезжего поля. Казалось бы, что сын последует отцовской страсти, но наследственность имеет свои капризы, а врожденные склонности и страсти гаснут, если не находят пищи и упражнения. Быть может, в натуре Михаила Федоровича и таился скрытый зародыш охотничьей страсти, но он в нем  не развился и не вырос. Автор этих строк А. Андреев, наверное и не догадывался, что сын Филарета Михаил был воспитан в монастыре, и для него убить ради забавы даже животных противоестественно. Уже в мае 1620 года по случаю приема шведского посла организуется первая царская охота с особой пышностью. Охота была  «веселая и жаркая».

Еще был такой обычай на Руси отправлять в качестве подарков персидскому шаху, под чьим покровительством была Ногайская орда, ловчих птиц, которые очень ценились. Полагаю, что по распоряжению персидского шаха Аббаса I были высланы братья Юсуповы на службу еще к царю Ивану Грозному. Вскоре, после вступления на престол в 1616 году, Марфа Ивановна отправила посла Леонова с подарками к шаху Аббасу, прося у него денег в помощь против Литовских людей. Шах прислал в конце 1617 года серебро в слитках на сумму 7 тысяч рублей. Весной следующего 1618 года царь отправляет к шаху другое посольство во главе с князем Михаилом Петровичем Барятинским, с которым было посланно шаху 12 кречетов, 8 кречатьих челигов, со всем птичьим нарядом, соболи, лисицы, рыбий зуб, вино и слюда. Но, извините, за полгода между визитами посольств невозможно обернуться туда и обратно от Москвы до Персии. Это говорит о том, что до 1619 года в Москве не было единого правительства. Не случайно результаты этого посольства Барятинского были весьма плачевны. Шах говорил с дьяком Тюхиным с сердцем: «Приказываю с тобою словесно к Великому государю вашему, и ты смотри, ни одного моего слова не утаи, чтоб от того между нами смуты и ссоры не было; Я государя вашего прошения и хотения исполню и казною денежно ссужу, но досада мне на государя вашего за то, что когда мои  послы были у него, то их в Москве и в городах Казани и Астрахани запирали по дворам как скотину, со двора не выпускали ни одного человека, купить ничего не давали, у ворот стояли стрельцы. Я и над вами велю такую же крепость учинить, вас засажу так, что птице через вас не дам пролететь. Да и в том государь ваш оказывает мне нелюбовь, что воеводы его в Астрахани и Казани и в других городах моим торговым людям убытки чинят, пошлины с них берут вдвое, втрое против прежнего и не только с моих торговых людей, но и моих собственных товаров, и для меня товары покупать запрещают. Грошовое дело – птица ястреб, купил мне мой торговый человек в Астрахани, а воеводы его отняли, и татарина, у кого купил, сажали в тюрьму, зачем продавал заповедный товар. Вы привезли от государя своего птиц в подарок, а я из них велю только вырвать по перу да пущу их всех, пускай летят, куда хотят, а если в моих землях мои приказные люди вашего торгового человека изубыточат, то я им тотчас велю брюхо распороть». Князь Баратинский умер в Персии, а дьяк Тюхин с товарищами возвратился в 1620 году и дорого поплатился за то, что ездил к шаху один. Бояре обвинили Тюхина  в измене и ему было дано 70 ударов, 2 встряски, жгли спину горячими клещами и, наконец, сослали в Сибирь, где он был заточен в тюрьме. Совсем по-другому в 1621 году был принят посол В. Корабьин. Шах Аббас I осыпал посла любезностями и, возведя руки и глаза к небу, говорил прочувствовано: «Государство мое, и люди мои, и казна моя – все не моё, все Божие и государя царя Михаила Федоровича, во всем волен Бог, да Великий Государь».

На приеме 11 марта 1625 года посла (стр. 142; 111) «грузинца» Русанбера был поднесен патриарху Филарету «ковчег золота с каменьями, с лалами и с бирюзами, а в нем Великого и славного Иисуса Христа срачица (риза)». Подарок от персидского иноверного шаха Аббасом I. Помещение креста с частью Ризы в домашних покоях царя Михаила Федоровича свидетельствует о том, что этот дар воспринимается им как символ небесного покровительства его царским делам.

Историки в недоумении, почему мусульманский шах Аббас I прислал дар православному царю Михаилу Федоровичу, полагаю, что это событие еще раз подтверждает мою версию, что Филарет был сыном Ивана Грозного и дочери нагайского хана Юсуфа Казанской царицы Сумбеки. Спас Михаила на болоте потомок нагайского мурзы из рода Юсуповых-Мусиных – Пушкиных. Как мы знаем, А. С. Пушкин тоже относил себя к потомкам легендарного персидского Ратши, род Юсуповых-Мусиных-Пушкиных это смесь персидско-нагайских-русских родов.

В сражении на болоте по Божьей воле из троих претендентов на царский престол остался жив Михаил, наследник царствующей династии Мономаховичей. Небесным защитником Михаила был Архангел Михаил, потому и престольный праздник на берегу болота в деревнях Кузьмищи, Глазково, Осоргино, Семкино, Неудачино - Михаила Архангела и всех небесных сил – 21 ноября. На Руси Архангел Михаил почитался как предводитель небесного воинства, как покровитель русских князей и царей. Начиная с Ивана Калиты, в Москве, в соборе Архангела Михаила захоронены сорок шесть князей и царей московского государства. Полагаю, на краю болота со стороны села Исупово была церковь Архангела Михаила в честь событий на болоте (стр. 463; 151), впоследствии, во времена раскола, она была разрушена. Полагаю, что на Исуповском болоте было два сражения. Первое глубокой осенью где-то в ноябре. Когда погиб Скопин – Шуйский, Дмитрий и Лжемихаил в 1609-1610г. поэтому и праздник на берегу Исуповского болота - 21 ноября - Архангела Михаила и всех небесных сил. Второе - в марте 1614г. когда погиб Иван Сусанин от рук казаков и поляков Заруцкого.

Неразгаданной загадкой осталась для меня эта личность старца Елизария игумена Соловецкого монастыря. И старца Боголепа Львова в миру Бориса Васильевича Львова, старца Кожеозерской пустыни, брата его Григория, подьячего Посольского приказа Нижнего Новгорода, и дьяка посольского приказа Казани с 1616 года. С 1637-43 гг. Григорий Львов был дьяком посольского приказа Нижнего Новгорода. Григорий Львов обучал царевича Алексея Михайловича письму. К концу своей жизни был одним их самых влиятельных людей государства.

В Кожеозерский монастырь был сослан Борисом Годуновым и князь Иван Ситцкий, отец Марфы Ивановны (стр. 63 ПН), который умер в 1608 году. Несколько раз за время царствия Михаила их пути пересекались. Но почему так благоволил Михаил именно к старцу Елизарию, не поняла. Ясно одно, что Михаил ему доверял. Именно по совету старца Боголепа Никон так быстро продвинулся по служебной лестнице.

Имя Боголепа упоминается в связи с историей раннего старообрядчества. На Соборе в 1666 году рассматривалась поданная кем-то роспись вином старца Боголепа, в которой говорилось, что старец ведет себя вольно, не соблюдает устава монастыря, не считается с братией и игуменом. Боголеп чувствовал поддержку влиятельных лиц и надеялся на милость и заступничество окольничего Федора Михайловича Ртищево, да Думного дьяка Алмаза Ивановича и на свое многое, многое мимо текшее богатство. Тем не менее, Кожеозерский монастырь получил от Боголепа самые значительные вклады за всю свою историю (стр. 65 ПН)

Интересным персонажем в истории начала XVII века для меня является князь Иван Хворостинин. Известно, что князья Хворостинины имели вотчину в Ярославском уезде, а это значит, их род относился к удельным великим князьям. Имели  в собственности свою землю - вотчину, а значит и свой свободный взгляд на историю Руси, не зависящий от служебного положения и количества поместной земли, выделяемой за преданную службу. После прихода к власти Дмитрия  князь И. Хворостинин перешел к нему на службу и вскоре добился его расположения, был его любимцем. Позднее, с восшествием на престол В. Шуйского И. Хворостинин попал в опалу, и его сослали в Иосифо - Волоколамский монастырь. Полагаю, что И. Хворостинин точно знал, кто настоящий Дмитрий и не поддерживал спектаклей, разыгранных Романовыми и Шуйскими с инсценировкой смерти Лжедмитрия I. И переносом якобы мощей царей Дмитрия из Углича в собор архангела Михаила в Москве. Есть сведения, что князь И Хворостинин в составе посольства вместе с Филаретом и Шуйским находился в плену в Польше. После возвращения из плена был прощен Михаилом Федоровичем и взят снова на службу. Но собирался распродать свое имущество и уехать в Польшу. В церковь не ходил и постов не соблюдал. Он сомневался в загробной жизни и воскрешении из мертвых.

Полагаю, что князь Иван Хворостинин, был уверен, что на болоте убили настоящего Михаила, а не его двойника. Князь оскорблял царя Михаила и называл его деспотом и владетелем. В 1620 году во время беседы И Хворостинина с князем Семеном Шаховским разгорелся спор о четвертом вселенском соборе 1613 года. И Хворостинин утверждал, что собор не был освещен и не был вселенским. И действительно, он был прав, ведь все великие удельные князья, имеющие основания занять царский трон в это время, были в плену в Польше. И патриарх собор не благословил, значит, и решение его было незаконно. Сам факт такого спора в кругу светской знати говорит о многом (стр34 П.Н.). Такое поведение И.Хворостинина расценивали как измену и государственное преступление. Он говорил, что на Руси сеют землю рожью, а живут все ложью» (стр.315,111). Это обернулось для него новой опалой. На этот раз его сослали в Кирилло-Белозерский монастырь. В 1624 году раскаявшийся еретик был возвращен в Москву, а в 1632 году после смерти Филарета Хворостинину вернули дворянский титул, и он был принят на службу к царю Михаилу в качестве стольника (стр.168;18). Хотя и через 20 лет князь был реабилитирован. А это значит, он понял, что иначе поступить в годы Смуты было нельзя и, видимо Богу было так угодно, чтобы русский народ и православная церковь прошли через такие испытания. Вероятно, удельные князья рославские Хворостины в годы Смуты были одними из многочисленных претендентов на московский престол.

Царь Михаил Федорович и патриарх Филарет был царем только своей Московской Руси, а для того, чтобы быть царем и патриархом Всея Руси, нужно было вернуть земли, потерянные во время Смуты. Присоединить к Московскому государству княжества Киевское, Смоленское, Литовское. 20 апреля 1632 года умер Сигизмунд, и Филарет решил воспользоваться ситуацией, нарушив договор Доуменского перемирия. В 1632 году началась война с Польшей, что было роковой ошибкой для Руси. Участники Смуты 1600-1613 гг. были ещё живы, были живы и свидетели избрания Михаила на царство, сомневающиеся в законности его прав. Правительство было против начала войны с Польшей, ещё было много живых из тех, кто избирал Владислава, присягал ему на преданность, целовал крест. Святой крест считается знамением мира и союза, и если договор или обещание по своей важности подтверждался целованием креста, то нарушение такого договора называлось преступлением против крестного целования. Что считалось неотмолимым грехом (стр. 267; 110). В таких условиях поражение было неизбежным, что после и случилось. Но нашли крайних князей Шеина и Измайлова, которые и рассчитались своей смертью за ошибки Филарета, но все-таки впоследствии были реабилитированы. Переломным событием в борьбе с Польшей 1632-1634 гг. было прибытие на позиции под Смоленск королевича Владислава, который встретился с воеводой Михаилом Шеиным. Находясь в польском плену, он целовал крест на преданность Владиславу. Полагаю, в результате чего и остался жив. Воевода Арсений Измайлов, женатый на Нагой, встречался с братом Ивана Заруцкого воеводой Дмитрия II и III Захарием Заруцким (стр. 220; 111).

Брат воеводы Арсения Васильевича Измайлова, Иван Васильевич Измайлов освобождал от казаков Захария Заруцкого в 1614 году Костромской уезд, сёла Зогзино, Молвитино. И если они по сведениям в научной литературе дальше пошли на Кинешму, по Волге в Юрьевец и дальше в Астрахань, то не должны миновать и село Исупово, через которое проходила дорога на Кинешму. И вполне возможно, обладал информацией о событиях на болоте, а Захарий Заруцкий для того и напал на Зогзино и Молвитино, что искал, куда делись Дмитрий и Михаил, собирая информацию.

После того, как Иван Заруцкий узнал, что Дмитрия убил Петр Урусов, а Михаила -Скопин-Шуйский, он бежит с Мариной Мнишек в Астрахань. А его брат Захарий уходит на службу к Сигизмунду в Польшу. Иван Заруцкий рассказывает в Астрахани, что случилось на Исуповском болоте, а Захарий Заруцкий рассказывает в Польше. Вот потому и не признавали царя Михаила в Польше 20 лет, зная историю избрания царя Михаила. Потому и проиграли войну в 1632-1634 гг. На ход событий войны повлияло еще и то, что Донское казачество отказалось поддерживать Филарета и не принимало участия в этой войне. Полагаю, потому, что Филарет отстранил от власти законную наследницу - Киевскую княжну Сицкую Марфу Ивановну, династии Мономаховичей и всех её родственников. А не - законному престолонаследнику Филарету, взявшему в свои руки бразды правления Московским государством, не захотели служить. Вот поэтому ничего и не оставалось Михаилу Федоровичу, как заключить позорный для Руси мир. Для того чтобы стать законно признанным царем, нужно признание всего мирового сообщества, хотя бы большинства иностранных государств. А для этого нужно было признание церкви, и не только своей Московской, но и Константинопольской и Римской. Вот по этой причине и едет в Константинополь в 1634 году во главе посольства дворянин московский воевода Василий Гаврилович Коробьин. Какой ценой ему удается добиться признания церквей Константинополя и Рима, Михаила царем Московского государства, остается только догадываться. В результате через 20 лет избрания Михаила на царство его вынужден наконец признать царем Московским и Владислав возвращает ему грамоту о своем избрании в 1610 году боярской думой. А вот упоминание о после, московском дворянине Василии Коробове и его родственниках в документах царской канцелярии исчезает. Наверно Василия Коробова просто убирают, или ссылают в монастырь, как много знающего, посетившего во главе с посольством Аббаса I в Персии в 1621 году, Христиана IV в Дании в 1631 году, перед войной с Польшей. И наконец Константинополь в 1634 году. Вот поэтому его поместье Коробово и переходит в разряд пустошей, на которое и переселили в 1934 году Антониду с детьми.

Полагаю, Коробовы и Юсуповы относились к одному роду выходцев из Персии и Большой нагайской орды. Коробовы – Кичибея в XV веке, Юсуповы – Юсуф в XVI веке. Родственные связи обоих родов уходят корнями к Узбеку и Тамерлану. Иван Сусанин – это Ибрагим Юсупов. Вот по этому и дали пустошь Коробово Антониде как дочери Ивана Сусанина,  представителя одного рода Коробовых – Юсуповых. И Коробово и Исупово – Юсупово были даны как поместье на службу у царя дворян Коробовых и мурз-князей Юсуповых выходцам из одной Золотой, а затем и нагайской орды, имеющим общие родовые корни. Полагаю, что и роду Коробовых пришлось испытать всю тяжесть отношений «света», как и родам Пушкиным, Лермонтовым и многим другим, незаслуженно обиженным.

А вы, надменные потомки

Известной подлостью прославленных отцов,

Пятою рабскою поправшие обломки

Игрою счастья обиженных родов…

М. Ю. Лермонтов

Предполагаю, что Заруцкие были потомками нагайских татар, осевшими в Литве вместе с Еленой Глинской, а Измайлов был потомок нагайского мурзы Измаила, который убил своего брата Юсуфа, а сыновей его, Ибрагим – мурзу и Иль-мурзу, младших братьев Казанской царицы Сумбеки, выслал на службу к Ивану Грозному. Вот так они и нашли общий язык с поляками.

3 июня 1634 года был заключен Полянский мирный договор, по которому договорились, что Владислав возвратит избирательную грамоту, выданную ему в 1610 году боярской думой и увезенную гетманом С. Жолковским в Польшу, в обмен на княжество Киевское, Смоленское, Литовское (стр. 223; 111).

После смерти Филарета в Москву возвратились опальные бояре, которым были возвращены их титулы, должности и поместья. После уроков смоленской войны 1632-1634 гг. Михаил понял насколько шатко его положение. Он боялся новой смуты, на разборках которой будет открыта тайна его избрания, о чем свидетельствует получение боярства 2 февраля 1634 года Иваном Петровичем Шереметевым, женатым на Нагой М.В., бывшим в 1608-1613 гг. воеводой в Костроме и активно помогавшим Дмитрию II и противодействующим пришедшему в Кострому ополчению князя Дмитрия Пожарского и Кузьмы Минина, которой защищал Андрея Измайлова, сына казненного за измену Артемия Измайлова, женатого также на Ногой (стр.241, 269;111). Уж кто-кто, а он знал, сколько было Дмитриев и когда погиб, настоящий, и был в курсе всех событий, связанных с избранием Михаила.

Михаил понимал, что потомкам его будет сложно устоять у власти, и заранее готовился усилить и передать московский престол царствующему роду Мономаховичей по наследству. Михаил старался выдать свою старшую дочь Ирину Михайловну за Датского принца Вольдемара, но, видимо, «сильные люди», управляющие государством, решили по-другому. Брак не состоялся. Вольдемар не захотел менять свою веру, протестантскую, на московскую - православную. Михаилу Федоровичу не подходило то, что Вальдемар был незаконнорожденный. И он не мог быть законным наследником престола. Есть такое сказание, что и у Ирины Михайловны был еще один жених - татарский мурза сын Касимовского царевича Аюслана Алиевича, Саид-Бургана, крещенного с именем Василия Арслановича (стр. 560 ЭС). Но Михаила или еще кого-то из «сильных людей» не устраивает такой вариант и жених отвергается. Но татары - люди гордые и, видимо, жених мурза был потомок из рода участников сражения на болоте. Есть высказывание, что Михаила Федоровича убил князь Семен Сатыев – Урусов (стр.314;111). Татарин спас, татарин и убил.

Умер Михаил в день своего рождения 12 июня 1645 года, в 11 часов ночи, и уже утром следующего дня его хоронили. На всем пути от дворца до храма Архангела  Михаила выстроились до тысячи монахов со свечами в руках. Такого ритуала похорон не было ни у одного царя Руси (стр. 68 ПН). О Михаиле Федоровиче говорили, что был кроток и не злобен, спокойно выполнял послушание своего царского долга. Иностранцы о Михаиле Федоровиче писали, что «был благочестив и богобоязнен; отцу своему в течение всей жизни оказывал великий почет и сыновне послушание, правил кротко и относился милостиво к иностранцам и к туземцам». В книге посла Адама Олеария записано о Михаиле «В милости не превзойденный». (стр. 309;111). Так могут поступать только выросшие в монастырях монахи под присмотром мудрых старцев. Это еще раз подтверждает мою версию о том, что до 1619 года настоящий Михаил был в Макариево - Унженском монастыре.

Еще до погребения царя Михаила Федоровича произошла присяга его сыну Алексею Михайловичу. В один день и присягали и хоронили. И уже 14 июня 1645 года по стране полетели гонцы приводить к кресту полки и население. Такая необычная спешка была вызвана опасением новой Смуты, которая могла вспыхнуть благодаря проискам противников Б. Морозова, воспитателя Алексея Михайловича, «Собининова друга». Полагаю, что именно род Морозовых, родственников Марфы Ивановны по материнской линии, у которых были поместья и вотчины в районе города Галича и города Унжи, помогли прятать Михаила и организовать сбор средств и продовольствия ополчению Минина и Пожарского.

И вновь встает вопрос о женитьбе царя Алексея Михайловича, у которого не было в живых ни отца, ни матери, которые могли бы повлиять на выбор невесты. Выбирали невесту «сильные люди». Его первой невестой была дочь татарского мурзы Мария (Афимья) Всеволодожская. Видимо, такой вариант не устраивал «сильных людей», стоящих у власти. В этом случае усиливалась власть татарских мурз, что не входило в планы «сильных людей». На этот раз была выбрана невеста из рода Мономаховичей по линии князя Андрея Курбского. Родственница его правнука, думного дьяка Ивана Граматина, Мария Ильинична Милославская, которые имели поместье в Нижнем Новгороде. Иван Граматин возглавлял посольский приказ. Он и князь Милославский были организаторами посольства во главе с Филаретом в 1610 году под Смоленском, в результате которого все посольство, 1200 человек родовитых князей и их родственников, попало в плен в Польшу на девять долгих лет. Иван Граматин и Милославский имели родственников в Польше. Без него невозможно было заключение перемирия с Польшей в 1618 году, в 1634 году и возвращение Филарета из плена в 1619 году. Князь Андрей Курбский был в близких отношениях с Иваном Грозным, но во времена опричнины бежал в Польшу. В отпускной грамоте Михаила Федоровича от июля 1626 года говорится, что Иван Граматин с родственниками Ильей и Богданом Милославскими отпускаются на богомолье в Макариево – Унженский монастырь (стр. 152; 168; 175; 248-249; 111). Полагаю, чтобы собрать на Михаила Федоровича досье, за что и был сослан в декабре 1626 года в Алатырь, возвращен только после смерти Филарета в 1632 году.

Вместе с восшествием на престол Алексея Михайловича возникает и движение православных священнослужителей, так называемых «ревнителей благочестия», в состав которого входили духовник царя Алексея Михайловича Стефан Вонифатьев, Иван Неронов, ученик Дионисия Архимандрита Троице – Сергиева монастыря, будущий патриарх Никон (Никита Минов), протопоп Аввакум Петров, Даниил Костромской, Логин Муромский, Павел Коломенский – все они были родом или какое-то время служили в Нижегородском уезде около Макариево – Унженского монастыря. Все они обладали информацией об избрании Михаила и событиях на Исуповском болоте, замене двойниками настоящего Михаила. Б. Морозову принадлежало село Мурашкино и село Лысково с переселками и деревнями, где проживал будущий патриарх Никон.

В селе Кириллово близь Макарьево – Унженского монастыря жил священник Аномия, который предсказал будущее Никите Минову (Никону) – быть ему патриархом. Полагаю, что священник рассказал Никите правду об избрании царем Михаила Федоровича. И с этого времени Никита Минов начал собирать на Михаила Федоровича и Алексея Михайловича, как бы сейчас сказали, компромат. Предполагаю, что Никита Минов был родственником Кузьмы Минина – известного героя Смуты. У обоих звали отцов Мины. Оба родились недалеко от Нижнего Новгорода и Макарьево-Унженского монастыря. Имена обоих вписаны в историю Руси начала XVII века. Дата рождения Кузьмы Минина неизвестна. Отец его был многодетным и звали его Мин Анкундинов. Дата смерти Кузьмы Минина 1616 год. И называли его в разных источниках по-разному: Кузьма Захариев Минин, Кузьма Захариев Минин Сухорук, Кузьма Захариев Минин по прозвищу Сухорут. А где же имя отца Анкундинов? Дата рождения Никиты Минова – Никона - 1605 год. Мать его рано умерла, и он жил с мачехой, и отец его рано отдал в монастырь.

В 1615 году царь писал нижегородским воеводам: «Бил челом думный наш дворянин Кузьма Минич, что живет он на Москве при нас, а поместье и вотчины за ним в Нижегородском уезде, и братья его и сын живут в Нижнем Новгороде, и им, и крестьянам, и его людям от исков и поклонов чинится продажа великая, так нам бы его пожаловать, братью его и сына, людей и крестьян не велеть судить в Нижнем Новгороде ни в чем, а велеть их судить в Москве. И как эта наша грамота к вам придет, то бы вы Кузьму братью, на людей, на крестьян, кроме тяжкого и разбойного дела суда не давали без наших грамот». В 1616 году Кузьма Минин уже умер, и вотчины его село Богородецкое с деревнями царь отдает его вдове Татьяне и сыну, стряпчему Нефедью, подтверждена и прежняя грамота, по которой дьяк Нефедья, люди, крестьяне могли судиться только в Москве. В 1625 году по случаю отпуска Персидского посланника Нефед Кузьмин, сын Минин, упоминается в числе стряпчих с платьем на осьмом месте; в следующем году на свадьбе царской он был у государева фонаря; в последний раз упоминается он в 1628 году по случаю представления Персидского посла; в 1632 году вотчина его село Богородицкое пожаловано в поместье князю Якову Куденековичу Черкасскому. Дом Кузьмы Минина в Нижнем Новгороде отдан был на житье несчастной невесте царской Марье Хлоповой, а после ее смерти в 1633 году отдан князьям Ивану и Якову Черкасским. (стр. 354, 355, 114).

Некоторое время Никита Минов жил в Макариево – Унженском монастыре. Жил в домах царских родственников; первой невесты Михаила Федоровича Марии Хлоповой и жены Алексея Михайловича Марии Милославской. Полагаю, на правах родственника сироты Кузьмы Минина. Жил на Соловецких островах, куда были сосланы опальные священнослужители при Филарете, жил в скиту у старца Елизария, где и был пострижен в монахи и стал называться Никоном Миновым. Пожил в Кожеозерском монастыре, куда был сослан отец Марфы Ивановны, князь Иван Сицкий, где в это время находился Боголеп Львов, родственник Алексея Михайловича, вместе с которым посетил Москву в 1642 году. После посещения Москвы Никоном был получен в Кожеозерский монастырь большой вклад от Морозовых, Романовых, дьяка Ивана Граматина. От царя в 1643 году Михаила Федоровича - рыбную ловлю, солеварку, земли. Полагаю, что в 1643 году Никон собрал достаточно компромата, чтобы возвыситься и влиять на царя Михаила Федоровича. Вот так вчерашний нищий иеромонах стал игуменом Кожеозерского монастыря. В мае 1646 года Никона вызывает в Москву царь Алексей Михайлович и назначает его архимандритом Новоспасского монастыря. В 1649 году Никон становится митрополитом Новгородским. Полагаю, что Никон не зря собирал компромат. Духовник Алексея Михайловича Стефан Вонифатьев, возглавивший движение ревнителей благочестия, открыто, не таясь, противоречит патриарху Иосифу на Соборе 1649 года. После чего патриарх писал Алексею Михайловичу: «Стефан Вонифатьев говорил, что в Московском государстве нет церкви божьей, патриарха называл волком, а весь священный Собор бранил и бесчестил, называя волками и грабителями». Патриарх просил собрать Собор и судить «ревнителей благочестия». На эту грамоту Алексей Михайлович не ответил. Сказать было нечего, церковь шантажировала его и «сильных людей», стоящих у власти, им ничего не оставалось, как смириться и молчать, раздавая высшие церковные чины «ревнителям благочестия».

Историки спорят, почему Михаил Федорович называл в документах Ивана Грозного своим дедом, а Федора Ивановича - своим дядей, потому что это было на самом деле так. Не мог инок, воспитанный мудрыми старцами в монастыре, свято верующий в Бога, лгать.

Михаила Федоровича церковь рассматривала, как жертву Смуты, вынужденную быть насильно спрятанной в монастыре, и не трогала его. С грехами, оставленными Филаретом и Марфой Ивановной, пришлось разбираться их внуку, Алексею Михайловичу. Вот в это время и была придумана такая политическая игра «сильными людьми»: ослабить влияние церкви на царя и «сильных людей», поддерживающих Алексея Михайловича, только внести в её ряды раскол, что и было сделано. Был принят закон в 1649 году, ограничивающий права церкви и монастырей.  В Уложении 1649 года права царя ценились выше, чем права патриарха. Царь имел право вмешиваться в управление церковью и монастырями, имел право судить подданных церквей и монастырей. Был образован монастырский приказ (стр. 368; 144; 224; 18), куда подавались все жалобы. Эти жалобы разбирались монастырским приказом,  а не единолично царем. В июле 1652 года состоялась церемония постановления патриарха Никона. Никон дал свое согласие только после того, как Алексей Михайлович пообещал повиниться ему в духовных делах и чтобы он имел такую же власть и такой же авторитет, как дед его царского величества. Позднее Алексей Михайлович просил прощения в молитвах за грехи своего деда Филарета. И Никон был прав: духовная дисциплина и нравственность после смерти Филарета сильно расшаталась, священники не соблюдали обрядов, пили и сквернословили. Не соблюдались заповеди божьи Святых Апостолов и Святых отцов. Не зря говорят: «рыба тухнет с головы». Раз высшее духовенство позволило скрыть перевоплощение Михаила, что же оставалось простым смертным. Казалось, что с постановлением Никона на патриаршество «ревнители благочестия» достигли своей цели. Теперь, когда они получили доступ к власти, никто не мешал им осуществить задуманные преобразования, однако со временем между прежними единомышленниками стали назревать разногласия, которые вылились в открытые противостояния. Никон чувствовал себя хозяином положения. На одном из заседаний Собора 1653 года Никон говорил: «Мне царская помощь негодна и не надобна, я на нее плюю и сморкаю». Эти слова дошли до царя Алексея Михайловича, но царь промолчал (стр. 119 ПН). Нужно было навести духовный, нравственный порядок в своем Московском государстве, и Никон наводил, строго следил за обрядами на службах в церквях, закрывал кабаки, запрещал белить лица, носить европейское платье, курить табак, стричь бороды, исправлял старорусские книги согласно греческому писанию и т. д. Под видом чистоты православной веры Никон старался взять власть над «сильными людьми», которые управляли государством.

Икона на Руси много значила для православного человека. На иконах изображались сюжеты из истории Ветхого и Нового Завета, лики Святых христианской и православной церкви, также сюжеты из истории православной церкви и государства и из истории Смуты XVII века. Многие люди не умели читать богослужебных книг, но они могли читать изображения на иконах. Изображения людей, детали их одежды, животных, орудий войны и труда, явлений природы, стихии, геометрических фигур и т.д. и их размещение на иконах имело свой смысл, и это понимали люди. По сюжетам на иконах люди читали историю не только православной церкви, но историю Руси и знали её. И когда Никон приказал уничтожить иконы, связанные с историей Смуты считая их «новинами», и оставить иконы Византийской церкви, простые люди не могли его понять.

Никон был избран патриархом своего Московского государства, а мечтал быть патриархом Всея Руси. Патриархом Москвы – III Рима и для этого нужно было присоединить к своему Московскому государству Украину и Белоруссия. В 45 верстах от Москвы строится Воскресенский монастырь на реке Истре. Монастырь был задуман как подобие христианских святынь Палестины, и река Истра была переименована в реку Иордан, а монастырь стал называться Новым Иерусалимом (стр.242 ПН).

Подлил масла в огонь приезд украинских богословов и греческого  патриарха Паисия. Полагаю, Алексей Михайлович и Стефан Вонифатьев специально пригласили патриарха греческого Паисия, чтобы помочь расправиться с Никоном. Греческая церковь была в курсе избрания Михаила. Паисий быстро разобрался в умонастроении царя Алексея и его единомышленников и искусно подыгрывал, надеясь на хорошее вознаграждение.  Так, в речи на первой аудиенции у Алексея Михайловича Паисий назвал его воспреемником царя Константина Мономаха. Патриарх Паисий высказывал мысль о русском царе, как освободителе православных народов Украины, Белоруссии и Турецкой Империи. Встречаясь с Никоном, Иерусалимский патриарх обратил внимание на расхождение в обрядах при поддержке царя Алексея Михайловича и Стефана Вонифатьева, сумел сломить предубеждения Никона по отношению к Греческой церкви. Никон чувствовал подвох, но жажда власти быть патриархом Всея Руси взяла свое.

Православная вера на Руси складывалась столетиями. Для народа вера православная сливалась воедино с языческой верой предков и христианством, пришедшим из Византии, и была для народа священна. Были общие праздники, обычаи и обряды. Обычай воспитания жрецами-волхвами сирот-воспитанников по законам древней православной веры, а затем избрания их в управления удельными княжествами, чтобы не было братоубийственных войн внутри родов. В Константинопольской церкви поддерживался обычай престолонаследия удельных княжеств по старшинству сыновей законной первой жены, чтобы не было братоубийственных войн между сыновьями. Но удельные князья оставили обычай многоженства от языческой веры. И братоубийственные войны то затухали, то возникали с новой силой. Обычай древней православной веры - очищение огнем в день Ивана Купалы люди прыгали через костер и этим очищались от злых духов. В Константинопольской церкви от злых духов очищают зажженные свечи и лампады. Обычай звона колокола при церквях на колокольнях перед службой отгоняет от местности и церкви злых духов и собирает людей на богослужение. В язычестве шаманы звуками бубна отгоняли злых духов и т.д. И не было никакого оправдания и логики в сознательном уничтожении традиций и обрядов русской православной церкви.

Ни в одном государстве обряды веры не менялись мирным путем, только в условиях захвата власти во время войн. Признание греческих обрядов Никоном носило больше политический характер, чем религиозный: его скорее привлекала идея ведущей роли русской церкви и Московского патриарха в православном мире, чем расхождение в церковных обрядах (стр. 229:18). Курс на исправление обрядов Никон стал проводить с присущим ему темпераментом, не поняв истины, повинуясь мании величия обладателя тайн греческой и русской православной церкви. Двухперстное крестное знамение, хождение посолонь, коленные поклоны, состав креста и другие отличия в обрядах были признаны в марте 1653 года «новинами» и должны были быть исправленными по греческим обрядам (стр.236;18). Теперь Никон привлек внимание народа, как говорят «вызвал огонь на себя».

1 октября 1653 года Земский Собор проголосовал за то, чтобы принять Запорожское казачье войско с городами и землями под покровительство царя Алексея Михайловича. Вопрос соединения Московского и Киевского княжеств можно было решить и унией, как это было не раз, но этого сделано не было. Ведь хватило же мудрости Ивану Грозному на стоглавом соборе в 1551 году не поднимать этот вопрос, а оставить все как есть. Когда Киевское княжество, входившее в состав Московского, крестилось троеперстием, а Московское - двуперстием, а присоединять земли Киевского княжества было надо, ведь престолонаследие перешло к роду Мономаховичей князей Киевских, Смоленских Сицких по линии матери Михаила Федоровича Марфы Ивановны. Филарет не был законным удельным князем и не имел родовых вотчин. Чтобы быть законным царем, в начале XVII века нужно было быть законным престолонаследником удельного княжеского рода Мономаховичей. Народ не мог разгадать тонкой политической игры «сильных людей». Не мог понять, почему царь и патриарх предали свою православную веру. Веру предков Мономаховичей; обряд двуперстие, переданный Константином Мономахом вместе с землей Киевского княжества и Шапкой Мономаха. Почему Гермаген ради двуперстной православной веры пожертвовал своей жизнью? Почему ради спасения веры православной погиб на болоте Иван Сусанин – Ибрагим Юсупов - Мусин - Пушкин? Почему ради спасения веры православной народы Галича, Нижнего Новгорода, Казани, Костромы отдавали последний хлеб? Почему ради веры православной умирали русские мужики под стенами Москвы? Почему Дионисий и Авраамий Полиций, которые замещали патриарха в 1613 году, ради спасения веры православной скрыли факт замены Михаила? Почему ради присоединения Украины к Московскому государству царь Алексей  Михайлович предал веру деда Филарета и отца Михаила? А все потому, чтобы освободиться от шантажа Никона и царю, и «сильным людям», и греческой церкви.

Со всех концов Руси к царю пошли челобитные с просьбой «да Никона отставки». Расчет был точным, все государство встало на дыбы. И естественно царь Алексей Михайлович принял сторону народа. На торжество встречи грузинского царя 6 июня 1658 г. патриарха Никона не пригласили. Спустя два дня, 8 июня, на празднике Казанской Божьей Матери царь Алексей Михайлович не посещал обедни, на которой служил Никон.

Алексей Михайлович своего «Собина друга» обругал невеждой и мужиком. Отстранение Алексея Михайловича от церковных дел позволило царской власти всю вину за ошибки церковной реформы переложить на плечи патриарха и сохранить видимость солидарности с народом. Никон сделал свое дело и должен был уйти, но Алексей Михайлович боялся разоблачения Никона и оттягивал момент разрыва. Ждал когда Никон сделает первый шаг. В конце своего патриаршества Никон понял, что обряды не имеют того значения, которое им придавали греческие просители милостыни. Понял, что, меняя церковные обряды, он сам срубил сук, на котором сидел, его убрали с Московского патриаршества его же руками. Царь и «сильные люди» освободились от его опеки – шантажа.

Ещё в 1662 году было заведено дело князем Л. К. Черкасским, то был довод князя Юсупова на собственных холопов (стр. 120,6) которые толковали будто бы царь Алексей Михайлович «не прямой государь». Пытали и холопов, и доносчика, князя Юсупова приговорили к конфискации имущества и ссылке в Сибирь. Алексей Михайлович смягчил приговор, вместо Сибири отправили на исправление на Белоозеро, где совсем недавно замаливал свои грехи боярин Борис Морозов, «Собинин друг». В феврале 1665 года Никон отправил письмо константинопольскому патриарху Дионисию, в котором представил свое положение в самом мрачном свете – всюду «злоба, вражда и ложь», «царь беззастенчиво вмешивается в церковные дела: «Когда повелит царь быть собору, то бывает, и кого велит избрать и поставить архиереем, избирают и поставят, велит судить и осуждать – судят, осуждают и отлучают. Царь учреди монастырский приказ, где повелено давать суд на патриарха, митрополитов и на весь священный чин», и судят в нем священство мирские люди. Царь утвердил Уложение, во всем «противное» Евангелию, книгу «беззаконную», полную беззаконий настолько, что и описать их всех нельзя – «так их много». Никон писал не без лукавства. В послании он обвинил царя в намерении подчинить Московской церкви Киевскую митрополию, которая прибывает «под благословением вселенского патриарха». Алексей Михайлович, уверял владыка, даже подбивал его поставить в Киев своего митрополита, но благородно отказался. В результате этого письма поступил отказ Константинопольского и Иерусалимского патриархов участвовать в соборном суде над Никоном, что сильно осложнило дело, но не зря староверы шептались о шатании греков не только в вере. Охотников снискать московские милостыни нашлось с избытком, и отказ одних лишь разохотил других.

Звали восточных патриархов по формулировке самого царя «для усмирения церкви». В Москву отправились патриархи Александрийский Паисий и Антиохийский Макарий. В 1666 году именно Махмед Юсупов ездил в Шемаху и встретил там патриархов Александрийского Паисия и Антиохийского Макария, направлявшихся в Москву по делу Никона, и шел с ними в одном караване до Астрахани и, видимо, до такой степени понравился святителям, что по приезде в Москву Махмед-Юсупову разрешили торговать в Москве и Астрахани 10 лет беспошлинно. На соборе царь Алексей Михайлович упомянул о письмах Никона восточным патриархам, в которых на царя были возведены «многие бесчестия и укоризны». Судьи – патриархи про то задали вопрос Никону «Что де в грамотах писано, то и писано, а стоял де за церковные догматы». Патриарх признал, что гонение на него не было и от государя никто не приходил и не требовал оставить патриаршество. Тяжким стало новое обвинение Никона в том, что всех православных Христом он объявил отступниками и еретиками от соборной церкви отлучившимися. Никон говорил, цитируя слова апостола Павла: «И иных Бог поставил в церкви, во-первых, апостолами, во-вторых, пророками, в-третьих, утешителями». Почему же царь не назван на первом месте по высоте царской власти? Каждый должен знать свою меру. Если ты Бога боялся, то бы со мной так не поступил!

Но на соборе 1666 года никто не собирался восстанавливать истину. Зато все дружно стали ругать Никона, как он посмел так непристойно говорить на Великого государя и бесчестить. В летописях есть сказания, что во время заседания Алексей Михайлович подошел к Никону и тихим голосом стал упрекать его в том, что отправляясь на суд, тот соборовался и причастился, точно перед смертью. Царь клялся, что у него и в мыслях не было отплатить злом за прежнее добро. Никон ответил: «Не возлагай на себя таких клятв, поверь, что во мне говорят многие обиды и скорби». Царь говорил о примирении. Никон на это сказал: «Хорошее дело задумал ты, царь, но знай, что оно не будет совершено тобой, и должен до конца испытать на себе твой гнев». В иные минуты Алексей Михайлович готов был защитить бывшего «собининого друга», когда выведенный из себя Мстиславский епископ Мефодий замахнулся на Никона, царь пришел в негодование. Это не ускользнуло от внимания присутствующих. Наступило замешательство, которым тотчас же воспользовался Никон: «Девять лет приготовляли то, в чем хотели обвинить меня, и никак не может вымолвить ни слова, никто не отверзает уст», торжествующе произнес он. Александрийский и Иерусалимский владыки признали решение собора. В декабре в крестовой палате участниками церковного собора было подписано постановление о низложении Никона. Его вина была в том, что он вторгался в дела, непристойные достоинству и власти патриарха, публично отрекся от патриаршества, самовольно оставил престол и паствы, в сопротивлении избранию нового архипастыря, клевете на царя и патриархов, об утверждении будьто русская церковь впала в ересь. На церемонии чтения приговора и низложении Никона царя не было. Никон еще не покинул монастырское подворье и не отправился к месту ссылки – в Ферапонтов монастырь, как царь Алексей Михайлович прислал к нему боярина Родиона Стрешнева за благословением. Последовал решительный отказ: боярин по сути был выставлен за дверь вместе с царскими дарами в дорогу. Царь не случайно послал Стрешнева, личного недруга Никона, он словно бы призвал старца Никона подняться над обидами, проявить христианское смирение. Но здесь коса нашла на камень.

Оба «героя раскола» Алексей Михайлович и Никон занимали свои посты незаконно. Алексей Михайлович из-за того, что до 1619 года настоящий Михаил был в Макариево – Унженском монастыре и лично не был венчан на царство церковным собором в июне 1613 года, как записано в истории. Но, по-видимому, в то время иначе поступить было нельзя. Не остановить было братоубийственную войну удельных князей и страдания русского народа. Во времена правления московским царством Марфы Ивановны, по сути, государственными делами управляло «вече», как и в прежние времена. И в период с 1613-1619 гг. это устраивало удельных князей и православную церковь. Все устали от войны. На патриаршество Никон был посажен путем его шантажа Михаила Федоровича, а затем и Алексея Михайловича. Выпрашивая привилегии во власти, какие были даны Филарету – отцу царя, Никон должен и поступать как отец царя, вести, поучать и уметь прощать ошибки как сыну, заботиться о возвышении Алексея Михайловича, как сына в глазах народа. Быть преданным и действовать в согласии власти царской и церковной. А не шантажировать за ошибки его предков. В своих научных работах Никон задавал себе вопрос «От чего это приключилось с тобой?» и сам же находил правильный ответ: «Надо было только не говорить правды и не терять дружбы – и если бы ты вечерял с ними за роскошными трапезами, то этого не случилось бы с тобой». Кто скажет, что Никон был не прав? Но и мы тогда бы не узнали правды об избрании Михаила Федоровича, если бы не было раскола православной церкви. Как видим, на соборе 1666 года больше решался вопрос об отношениях друг к другу царя Алексея Михайловича и патриарха Никона. И народ обоих назвал антихристами.

После соборов 1666-1667 гг. общество распалось на секты и масонские ложи. Низшие слои населения, кто не принял новые троеперстные обряды, ушли в секты. Привилегированные сословия власти приняли троеперстные обряды, но ушли в тайные масонские ложи. И началась смута в умах и духовной нравственности людей. Алексей Михайлович организовал в  1654 – 1655 гг. новый орган власти - приказ тайных дел. В него вошли «сильные люди», обладатели тайных знаний, которые другим запрещалось знать (стр. 191; ПН). Приказ тайных дел занимался теми делами, которые контролировал сам Алексей Михайлович, на заседания приказа приглашались «сильные люди», приглашением царя. Никона на это заседание не приглашали. До раскола церкви 1666-1667 гг. церковь следила за нравственными и духовными поступками царя и «сильных людей». И люди верили в святость поступков святых отцов русской православной веры. Смену обрядов русской православной церкви народ расценивал как предательство, а Никона назвал антихристом. Русское православное общество раскололось на противоборствующие классы, секты и масонские ложи. Православная вера не была единым духовным органом, объединяющим людей и способным вести за собой, как во времена смуты 1600-1613 гг.

Отец протоирей Алексей, священник с. Домнина, с чьих слов записано сказание о Иване Сусанине, господин Дорогобужинов, был сыном священника с. Домнина, утопленного раскольниками в 1814 г. (журнал «Вестник Европы» №6, 1871 г.). Но за что так жестоко обошлись крестьяне со своим духовным отцом? Как рассказывает отец Алексей, служба священником в селе Домнине передавалась по наследству, и его предки были свидетелями подвига Ивана Сусанина. А вот коренных крестьян, жителей села Домнино и деревень, не было. А может, и убили священника из-за того, что знал и скрывал правду событий на болоте. И убили его бегуны-странники, которые поддерживали связь с деревней Коробово? И теперь историкам станет, наверное, понятней почему в 1880 году побывали в легендарной стране Беловодье костромские старообрядцы. Один из них - старец Никитин, глава общины, был допущен в самое сердце шамбалы Беловодье, где получил основы сакрального учения этой страны – Дюнхар – Калачакры, которое свое начало ведет от самого Гауталы Будды. Кто были они, костромские старообрядцы, ходившие в Тибет и Индию? Они относятся к одной из самых загадочных и мистических старообрядческих сект – их называли «странники», к тому их толку, что именуются «голбешники». Как рассказывал старец Никитин, сеть конспиративных пристанищ, создаваемых ими в течение веков, раскинулась не только по всей России, но и на территории Индии. Надо думать, они и по сей день существуют, да и паломничество, видимо, продолжается. Почему Беловодье искали в Тибете, Индии, Гималаях? И почему искали его именно староверы? Однозначно ответить на эти вопросы непросто. Исследования историков показывают, что территория Северной Индии – одна из древних прародин руссов. Старообрядцы как раз и стали хранителями этих древних традиций, они искали Беловодье не из любопытства или по какому-то наитию, а соблюдали древнюю, идущую ещё с ведических, дохристианских времен традицию. И дай Бог, чтобы она не прерывалась.

Печально, что у нас так плохо изучены связи между Русью и Индией, идущие ещё с незапамятных времен, а ведь паломничество русских людей в Индию имеет не единичные случаи, а давнюю традицию, о которой мы, увы, забыли (Аввакумовские чтения).

А почему именно в Макарьево – Унженский монастырь Марфа Ивановна прячет своего сына, где Святой Макарий изображен как статуя-идол. Ведь в православной церкви святых запретили изображать как статуи, как святых языческой веры. Вот почему Макария Унженского считали покровителем Филарета. Корни его предков уходят в Нагайское ханство в языческую - буддийскую веру, в современную Калмыкию, территорию бывшей Нагайской степи. В православной Константинопольской церкви святых изображали только живописными рисунками на иконах. Почему именно Мусин – Пушкин собирал и обладал древними рукописями. Рукописью «Слова о полку Игореве», где о православии сказано мимоходом, а вся поэма полна языческими божествами.

В 1675 году Махмед – Юсуп «астраханского, бухарского двора житель» едет послом к великому монголу Аурен-зебу. Он должен был доставить в Индию царскую грамоту, в которой Алексей Михайлович предлагал установить с Россией торговые отношения. Караван проходил через Бухару, Келиф, Баях, Кабул. Однако кабульский Макремет по приказу Аурензебу далее караван не пропустил. Видимо великому монголу не понравилась преданность Мухаммед – Юсупа русскому царю Алексею Михайловичу и Никоновской вере, а не староверческой, родственной языческой - буддийской.

А почему в городе Костроме памятник И. Сусанина, стоящий в центре города прозвали «идолом»? Полагаю, на момент совершения подвига в 1610-1613 гг. Иван Сусанин – Ибрагим Юсупов был старовером - язычником. Почему Петру I подарили арапа Ибрагима Ганнибала? Ученые историки ищут его предков в Африке, а полагаю, надо искать в Индии, Афганистане. Петру I и подарили раба из того же рода, из какого Иван Сусанин, такой же преданный раб, в жилах которых текла кровь общих предков. Поэтому и любил его так Петр I и женил его на потомках его же рода Юсуповых – Мусиных – Пушкиных.

Почему Николай I рецензировал сам произведения А. С. Пушкина? Всем известный факт в истории участия Пушкиных и Мусиных-Пушкиных в старообрядческом движении стрельцов. За что два князя Пушкины окончили свою жизнь на Соловках. О Соловецком монастыре и о причинах 8-летней борьбы Соловецких староверов поговорим потом.

Всем известно, что А.С. Пушкин был масоном. И много спорил по вопросам истории России. Потому что Наш Великий Вещий А.С.Пушкин был не только поэтом, но и весьма скрупулезным историком. Он всерьез сомневался в правдивости не только карамзинской истории, уверена, в его тайном архиве хранятся неоспоримые тому доказательства. Для того чтобы написать исторические повести «Капитанская доска», «История пугачевского бунта», «История Петра Великого», А.С. Пушкин занимался историей, работал в государственных архивах. Купил архив историка, коллекционера древних рукописей графа Мусина – Пушкина, с которым был связан родством по прабабушке. Путешествуя по Казанским и Оренбургским губерниям, собирает предания и сказания. А.С. Пушкин серьезно занимался историей России. Вне всякого сомнения, со временем он разрушил бы, как карточный домик, версию лжеистории России выдуманную западными историками – масонами. А.С. Пушкин любил народ, его истории России, несомненно, поверили бы. Чего боялись историки масоны? Разоблачения. Вот поэтому его и убили, заранее спланировав интригу с ревностью. И А.С. Пушкин знал это. Почему А.С.Пушкин в 1829 году оставил на хранение свой «тайный архив» именно Донскому казацкому атаману Д.Е. Кутейникову? И представители славного казачьего рода в самых невероятных условиях  сохранили Святыню – Донской Архив Пушкина.

Почему хранитель «тайного архива» А.С.Пушкина, Иван Макарович Рыбкин (1904-1994г.) считал, что изучение хранившегося материала удобнее возглавить ученым Дона и Таганрога? Таганрог был воротами России в сторону бывших восточных цивилизаций: Египет, Византию, Рим, Персию, историю которых изучал А.С.Пушкин и которая является тайным собранием – кладом. Не случайно именно здесь на Дону, у Лукоморья (Азовское море) заложил его А.С.Пушкин. Почему только через 200 лет А.С.Пушкин завещал свой «тайный архив» обнародовать?

Почему Пушкинский Дом, академик Лихачев, относится к неопубликованным работам, тайно сохраненным 200 лет, недоброжелательно? Зачем с их ведома в Таганроге официально дано указание об уничтожении семейного родового архива Кутейниковых – Морозовых, которые тесно связаны с научными работами Пушкина и других классиков России. Насколько чудовищно это невероятное, гнусное злодеяние! Опомнитесь, очнитесь, люди – человеки!!!

Спасите труд небрежный мой

От рук невежества слепого.

А.С. Пушкин

Так великий поэт пророческим взором, брошенным в наше Сегодня, осветил судьбу «тайного архива», оставленного им в мае 1829 года на 200 лет тайного хранения у казацкого Донского атамана В.Е.Кутейникова в Новочеркасске.

Полагаю, что в тайном архиве А.С.Пушкина, Кутейниковых – Морозовых найдутся и документы, подтверждающие мою версию событий Смуты XVII века, происхождения новой царствующей «династии Романовых» и связанных с этим дальнейших событий истории России. Причину раскола русской православной церкви, возникновение масонства, заговоров, переворотов, революции.

Есть сведения, что в селах и деревнях, расположенных по берегам болота, проживало много раскольников, а в селе Домнино раскольники даже убили священника. Не удивительно, что белопашцы деревни Коробово, выселенные в 1634 году Михаилом Федоровичем из деревни Деревеньки, что расположилась недалеко от села, были также раскольниками. И связь между раскольниками села Домнина, села Исупова, села Исаева, деревни Коробово и т.д., поддерживалась так называемыми бегунами – странниками, которые в свою очередь поддерживали связь со всеми раскольниками, переселенными на Север, в Сибирь, Поволжье и другие регионы, бежавшими в Польшу, на Украину, Кавказ, Крым и т.д. по всему миру, имеющими связь с Тибетом, Индией, Персией. Разумеется, местные власти и царствующие особы знали о деятельности бегунов – сектантов в деревне Коробово. Согласно учению бегунов, земная власть считалась властью Антихриста, а признающих эту власть слугами Антихриста (стр. 133; 40). И полагаю, на это у раскольников старообрядцев были основания. И что интересно, цари не трогали старообрядцев д. Коробово, как и Никона, до поры до времени.

Впервые вопрос о вере коробовцев встал при Николае I после восстания декабристов. Коробовским белопашцам  был увеличен существенно надел земли, к 98 десятинам ещё добавилось 742 десятины. И с политической стороны коробовцы наделялись льготами иностранного посольства, никто не имел права без разрешения министра дворца выезжать на земли, отведенные белопашцам, и вести с ними какие-то ни было контакты на уровне власти. В 1854 году начинается строиться церковь Иона Предтечи. В 1865 году появляется свой приход во главе протоиерея Николая Леонардова и, конечно же, с Никоновскими обрядами. Открывается приходская школа, где учительствует сам Николай Леонардов. Но не все коробовские белопашцы переходят в Никоновскую веру, и уже Александр II решает выселить белопашцев – раскольников из Коробово. По подготовленным спискам единолично настоятелем церкви Николаем Леонардовым 25 декабря 1859 года назначается переселение белопашцев раскольников в разные северные и поволжские губернии для постоянного проживания в отдельных удельных имениях. Всего было выселено 14 семей в 14 уездов. При переселении белопашцев в другие губернии Николай II распорядился ввести над переселенцами «надлежащий надзор» связей с бегунами раскольниками (Из рукописи Белопахова С. В., г. Саратов, 2001 г.). Церковь в деревне Коробово просуществовала недолго, её сожгли, предположительно, раскольники.

Именно с 1854 года началось жесткое гонение на странников со стороны церкви. Почему все первые цари Романовы знали о странниках и ничего не предприняли по уничтожению их. Потому что странники были связаны с верой их предков, центр которой находится в Индии, Тибете. Они боялись проклятия Бога. Вот один из стихов странников: «Не могу пребыть без рыдания! До конца тонет благочестие, процветает ныне все нечестие: духовный закон с корения ссечен, закон гражданский в конец истреблен, вместо законов водворилось беззаконие, лихоимцы все грады содержат, не милосердие в градах первое, на местах змеи приставники, дух антихристов возвевая на нас, не могу пребыть без рыдания». (Вообще разговор о раскольниках, сектантстве особый и длинный, и об этом потом поговорим).

Но вернемся в конец века XVII. Царь Алексей Михайлович добился своим решением Соборов 1666-1667 гг. отстранения не только Никона, но всей церкви от управления государством. А Петр I вообще ликвидировал патриаршество и полностью подчинил церковь государству. Едва ли участники Собора 1666-1667гг. могли предугадать ужасные последствия своих решений, в стране вспыхнула религиозная война, не оконченная и по сей день. Перед своей смертью Алексей Михайлович просил прощения у Никона, но Никон не простил его.

Уверена, не был бы скрыт факт замены Михаила Федоровича на двойника в 1619 году православной церковью - не были бы и скрыты события на болоте 1608-1614 гг. и гибель Ивана Сусанина, Ибрагима Юсупова – Мусина – Пушкина. Не было бы и раскола православной русской веры 1666-1667 гг. Государство Российское было бы в согласии – единым целым с русской верой православной. Не было бы в конце XVII века пяти Стрелецких бунтов раскольников. Не убил бы Петр I своего сына Алексея – старообрядца, в 53 года не умер бы старообрядец Михайло Ломоносов, который старался добраться до правды истории России, не ушел бы в монахи Александр I. Не было бы восстания декабристов. Не погибли бы на дуэли Пушкин и Лермонтов, предки которых были участниками событий на Исуповском болоте и знали правду об избрании Михаила Федоровича, и в своих произведениях старались довести истину до народа. И т.д. Не было бы в 1917 году революции. Не погибла бы семья Николая II на глазах отца. Без содрогания об этом даже думать невозможно.

В Смуту 1605-1613 гг. от завоевания иноземцев Русь спасла единая русская православная вера во главе с патриархом Гермагеном, Дионисием, Авраамом и героем Иваном Сусаниным, отдавшим жизнь за веру, за спасение народа от братоубийственных войн, за спасение царя Михаила.

В революцию 1917 года не было единой русской православной веры, которая объединяла народы. Общество распалось на секты и масонские ложи, не нашлось нового Гермагена, который бы объединил народы и повел за собой, не нашлось и героя Ивана Сусанина, который бы ценой своей жизни спас царя Николая II и его семью. Вначале я не могла понять, почему академики – историки, занимающиеся исследованиями истории Руси, не видели того, что увидела я. А затем, когда дошла до изучения масонства в России, мне стало понятно, почему была скрыта тайна избрания Михаила и подвига Ивана Сусанина. Не было бы тайн, не было бы и масонства на Руси. Митрополит Платон, Евгений, Архимандрит Апполос были масонами. Первые историки Татищев, Карамзин, Соловьев, Ключевский были масонами. Профессора Академии наук Строганов, Орлов, Голицын, Мусин-Пушкин были масонами. Писатель историк Сумароков, который первый описал подвиг крестьянина Ивана Сусанина, был масоном. Оперу «Иван Сусанин» написали масоны Жуковский и Глинка. Часовню, как будто бы построенную на месте дома Ивана Сусанина, и приходскую школу в селе Домнине построило Александровское благотворительное масонское братство, покровителем которого был Николай II. Все цари и царицы, начиная с Петра I, были масонами. Одна из первых масонских лож называлась «Избранный Михаил» и входила в состав масонской ложи «Астрея» (справедливость), которой руководил Мусин - Пушкин-Брюс. Ритуальный праздник масонов - День святого Иоанна Крестителя – 24 июня праздник поклонения солнцу, день именин Ивана Сусанина. Награда - звезда ордена в честь святого Иоанна Иерусалимского. Типографией ученого общества в 1679 году завладел масон Н.И. Новиков, все члены общества были масонами. И вот здесь мне стало смешно: какая-то горстка масонов столетиями владела умами миллионов. Уверена, никакого «Дома Романовых» как престолонаследия не было. Российский Московский царский престол с XI века передавался по наследству роду Рюриковичей, затем по линии Мономаховичей. Со смертью Федора Ивановича пресекалась старшая законная мужская линия Мономаховичей, потому и свергли с престола Бориса Годунова, так как и он не был удельным князем законным Мономаховичем. С избранием Михаила царский престол перешел Мономаховичам по женской линии - материи Михаила Марфе Ивановне и незаконнорожденному Мономаховичу по мужской линии - отца Михаила Филарета. Романовы не были Мономаховичами и законно не могли занимать царский престол, если кто из Мономаховичей был жив. Романовы относились к дворянскому роду, выходцам из Пруссии Яковли – Кобылины – Кошкины – Захарьины – Юрины – Яковлевы – Романовы – Морозовы – Салтыковы – Отрепьевы, Шестовы, Чоглоковы, Нелидовы и т.д. они роднились с иностранными европейскими родами, связывали родство с протестантской верой. А история с переходом в 1613 году царского престола дому Романовых и гибели крестьянина Ивана Сусанина придумана специально историками масонами в угоду правящей группировке «сильных людей», ставящих на Российский престол очередных представителей династии Романовых, чтобы скрыть факт замены Михаила с 1613-1619 гг. Скрыть истинную причину раскола Московской православной церкви. Также были скрыты и подлинные события на болоте и его участники, чтобы было легче Петру I прорубать окно в Европу. А почему ему это надо сделать, поговорим потом. Иван Сусанин – это перекрещенный Ибрагим Юсупов мурза из древнего рода Пушкиных – Мусиных – Коробовых – Юсуповых, родственные корни которых уходят в глубину столетий, в Большую нагайскую орду к Узбеку, Тамерлану, в Индию, Персию, Тибет.

Сусанин - это просто его русское прозвище, как например, Александр Невский, Иван Калита, Василий Темный, Дмитрий Шемяка и т.д. Мне задают вопрос так, что Иван Сусанин не русский, местный крестьянин. Да поймите же, слова русский, местный, крестьянин, татарин в XI-XVII веке имели другое значение. Слово татарин не означало национальность, а означало сословие служивого человека, каким был Иван Сусанин: служил верой и правдой и государству Российскому, и вере православной, и царю Михаилу Федоровичу. Целовал крест православной веры на преданность, потому и крестьянин. И клятвы своей, умирая под пытками, не изменил. Не предал ни веру, ни родину, ни царя. И у Ивана Сусанина, и у царя Михаила Федоровича одни родственные общие корни, тянущиеся в Индию, Персию к Узбеку, Тамерлану. Только у Михаила Федоровича была бабушка - законная престолонаследница царица Казанская Сумбека, дочь отца хана Большой нагайской орды Юсуфа, а Ибрагим – Иван Сусанин, сын его наложницы Сусаны, поэтому он вынужден был и служить Романовым, не имея законной власти земель. Спасая Михаила, Иван Сусанин спасал и наследника рода своего.

Вот почему персидский шах Аббас I, узнав в 1621 году от главы посольства Валисия Коробова, что на Московском престоле настоящий Михаил Федорович, наследник рода его, говорит: «Государство мое и люди мои, казна моя – все не мое, все Божье и государя царя Михаила Федоровича, во сем волен Бог да Великий Государь». Но шах Аббас I также знал, что 6 лет Михаил вынужден был прятаться в монастыре и не венчан Московской церковью на царство. Вот поэтому в 1625 году шах Аббас I и посылает благословение свыше, великую Христианскую святыню – Ризу Господню.

Почему второе ополчение шло освобождать Москву именно с иконой Казанской Божьей Матери? Потому что православная вера начала  распространяться в городе Казань с завоеванием ее Иваном Грозным в 1551 году. Потому что мать Филарета, бабушка будущего царя Михаила Федоровича, Сумбека была законной Казанской царицей. Поэтому икону Казанской Божьей Матери и взяли с собой православные ополченцы города Казани, которых крестил в веру православную, будучи первым митрополитом города Казани и Астрахани, патриарх Гермаген и по призыву которого православные казанцы - ополченцы пошли освобождать Москву, потому что видели в Михаиле продолжение рода их царицы Сумбеки. И с освобождением Москвы от поляков 22 октября 1612  года икона Казанской Божьей Матери считается покровительницей Москвы. В честь этого события построен Храм в Москве Казанской Божьей Матери. А почему Казанская Богородица на иконе изображена без рук и с короной на голове? Полагаю, потому, что ради спасения города и своего народа от разорения царица Сумбеки добровольно принесла себя в жертву, сдалась в плен Ивану Грозному и стала его наложницей. Вот поэтому Казанская Богородица изображена без рук как пленница, которая сама не воспитывала своего сына, Филарета, не держала его на руках. И кто же возглавляет и руководит ополчением, освободившим Москву – воевода Дмитрий Трубецкой, правнук персидского мурзы Семена Трубецкого. Во время Смуты Нагайская орда, а значит, и Казанское ханство, были под покровительством Персидского хана Аббаса I.

Почему перед войной по указанию Сталина археологи искали, нашли и вскрыли гробницу Тамерлана? Чтобы подтвердить данные древних летописей грузинской церкви о престолонаследии московских царей. Как нам известно, Сталин закончил духовную семинарию и, полагаю, у него был доступ к архивам древних актов Грузинской православной церкви.

Я вполне сознаю, что моя версия гибели Ивана Сусанина и связанные с этим события – это только логические умозаключения, основанные на прочитанных мною книгах. Я горю желанием моей логической версии отыскать подтверждение и ответы в архивах Древних актов. Но для этого не хватит и всей моей жизни. Работа в архивах древних актов скрупулезна, кропотлива и отнимает много времени, да и затратная в денежном выражении. Уверена, правдивая настоящая история России еще не написана. Нужно, наконец, провести независимое расследование. И это должен быть «честный детектив». Уверена, историю России нужно начинать писать с чистого листа, опираясь только на первоисточники и не одному человеку, а нескольким историкам – академикам разных специальностей: археологам, социологам, языковедам, искусствоведам и т.д. Не надо «тянуть одеяло каждому на себя» и гнаться за сенсацией. Только в единстве сила. А начинать нужно костромским ученым всем вместе, одному человеку невозможно переосмыслить события столетий и правильно их оценить.

История – это тот фундамент, на котором строится культура нации, самосознание народа, множатся его духовное и нравственное богатства. Изучение истории дает возможность проанализировать жизненный опыт предыдущих поколений, черпать из этой копилки опыт, идеи и знание. История не должна быть слугой у политиков. Не должна быть объектом коммерческих сделок - кто больше заплатит, у того и правда. История должна поучать. Из уроков истории мы должны делать выводы и не повторять ошибок прошлых лихолетий.

Покуда будет духовная и нравственная смута в умах и душах русского человека, не будет установлена историческая истина престолонаследия и связанных с этим событий на Руси. Как боролись за власть на Руси - незаконными методами, мздоимством и коррупцией. Как мздоимство и коррупция губили Россию, так и будут губить.

Православные Российские духовные отцы наши, дайте ответ простым смертным православным детям вашим, до какой поры нашими душами и разумом будут управлять из масонских лож? Для меня Русская Православная Церковь и масонство - понятия не совместимые. Уверена, Бог с тем, с кем истина. Не зря же назвали Русь Святой. У Святой Руси и история должна быть святой.

                                                                                                                                                      

© Полина Андреевна Михайлова 04.07.2008Первоисточник публикации.