Я.П. Невелев
Невелев Яков Петрович. За чистый город и проядочную власть.
Главная О Невелеве Публикации Предприятия холдинга Банк вакансий Общественная деятельность Фотографии  Газета  "Уральский  Край"  Архив О сайте

Я никогда не

занимался торговлей.

Я производственник

Я.П. Невелев

Рецепты американцев по спасению России

На сайте одного из ведущих мировых аналитических центров «Стратфор», базирующемся в США, размещена статья, посвящённая геополитическим реалиям России. В ней без лишних идеологических наслоений ведущий американский «мозговой трест» излагает геополитическую доктрину Российского государства, вытекающую из географического положения нашей страны.

Геополитическое положение государства

Начинается статья с «оптимистичной» фразы, что главной характеристикой России как государства является её слабая защищённость. Московское царство по праву считается «сердцем» России, но в отличие от большинства государств мира, «сердце» России не имеет ни крупных рек, ни океанов, ни гор, обозначающих его естественные пределы. Поэтому естественными союзниками русских были лишь негостеприимный климат да густые леса. «История России – это агония в попытках пережить одно нашествие за другим»,- уточняют эксперты из «Стратфора».

Традиционно все завоеватели приходили в Россию с двух направлений: из южных просторных степей, соединяющих Россию со Средней Азией, и из Европейской равнины, принёсшей на территорию России всех завоевателей, от рыцарей-тевтонцев до гитлеровской военной машины.

Чтобы исправить это неустойчивое и крайне опасное положение, Россия расширялась не навстречу западным рубежам, а, отодвигаясь от них, вбирая малозаселённые территории и выстраивая свою государственность на миролюбивых принципах (чего не скажешь об англосаксонской империи, замешанной на геноциде коренных жителей и их поголовном истреблении). Двигаясь вглубь северных льдов и на северо-восток к Уралу, Россия приобрела обширную, но крайне негостеприимную территорию, покрытую преимущественно тайгой или тундрой. Это ознаменовало I-й этап расширения Государства Российского.

«Экспансия в северном направлении была естественным ростом Московского царства, покрытого лесами. Это было единственной защитой русских и их единственная надежда против монголов», - констатируют авторы статьи, предпочитая использовать слово «экспансия», имеющее негативную коннотацию.

II-й этап расширения Государства Российского ознаменовался напористым продвижением вглубь степей, вплоть до Уральских гор на востоке и Каспия и хребтов Кавказа на юге. Монгольские завоеватели были оттеснены от «сердцевины» Руси, а русские завладели стратегически важными пунктами: Астраханью на Каспии и Грозным у предгорий Кавказа. «Наконец-то Россия добилась некоторой безопасности», - продолжают авторы. Далее они констатируют, что ни средневековая, ни современная, ни какая-либо другая Россия не может рассчитывать на свои рубежи, как естественный защитный буфер от иноземных вторжений.

Единственным направлением, откуда не мог появиться враг – льды Арктики (если не брать в расчёт возможности современной техники). Поэтому Россия будет находиться в безопасности до тех пор, пока контролирует обширные территории, отделяющие её от потенциальных врагов. Недостатком такого положения авторы считают население некоторых территорий, не всегда желающее выступать в качестве сдерживающего буфера между Россией и Западом. Поэтому для обеспечения собственной безопасности России необходимо держать на данных территориях крупные воинские соединения для защиты от иностранных поползновений и обеспечить жёсткую централизованную систему внутреннего управления (куда уж тут до слюнявой демократии?).

Далее авторы совершенно откровенно пишут о необходимости жёсткого контроля всех институтов власти, столь жизненно важных для выживания любого государства (насколько речи знающих людей отличаются от «витиеватого плетения словес» о правах человека и прозрачности власти!).

Природная необходимость поддержания порядка в буферной зоне заставляет руководство страны вынуждено (!) применять решительные меры, вплоть до самых жёстких, дабы поддержать жизнеспособность государства.

Третья фаза территориального расширения России имела строго западное направление, когда в состав России вошли прибалтийские народы и Украина. Российский участок Балтийского побережья был теперь в безопасности, а Русское царство превратилось в Российскую империю. Однако даже такое географическое расположение не помогло достичь 100% безопасности. Внешние угрозы, таящиеся на завоёванных территориях, превратились в угрозы внутренние. Поддержание жизнеспособности государственного механизма представляет для России монументальный и бесконечный вызов, с которым Россия имеет дело день ото дня.

Авторы подчёркивают разнонаправленность тех угроз, с которыми пришлось столкнуться Московскому царству, что и определило в конечном итоге, геополитическую линию Российского государства. «Российская империя, даже если исключить Сибирь, представляет огромную массу тверди, простирающуюся далеко на север. Москва находится на одной широте с Ньюфаундлендом (Канада), а урожайные районы России и Украины – на одной широте со штатом Мэн (север США), что означает исключительно короткий сезон для сбора урожая»,- пишется в статье. Авторы заключают, что это одна из главных проблем российской экономики, особенно если учесть расходы на транспорт для доставки урожая в менее плодородные районы.

«Географическое положение России приводит к тому, что - либо Россия будет иметь централизованный управленческий аппарат и экономику, либо она разлетится на куски, разрываемая националистическими движениями и бунтами», - делают выводы эксперты.

Геополитические императивы

Авторы перечисляют ряд необходимых условий, необходимых для существования России как государственного образования. По их мнению, для защиты «сердцевины» Московской Руси русские должны:

- продвигаться на север и восток и тогда даже при худшем сценарии (падение Москвы), остаётся немалый кусок «России», откуда может пойти её возрождение;
- продвигаться на юг, к Кавказу, и на юго-восток, в Среднюю Азию для обеспечения безопасности своих южных рубежей;
- не останавливаться на границе Карпатских гор (!), а двигаться всё дальше и дальше вглубь в западном направлении, насколько это возможно;
- править своей страной твёрдою рукой во избежание раскола державы по национальному признаку и образования союза между дезинтеграционными силами и враждебной страной;
- пробиваться к тёплым морям с дальнейшим выходом в Мировой океан, дабы избежать тех экономических проблем, с которыми неизбежно сталкиваются страны, не имеющие выхода к морю.

«Теперь, взглянув на географическое положение России, мы понимаем, почему русские всегда стремились к экспансии. Но обезопасить себя со стороны Кавказских гор, Средней Азии и Сибири оказалось легче всего. Экспансия в западном направлении оказалась гораздо более трудным проектом», - пишется в статье.

На западном направлении оказалось невозможным закрепиться на стратегически важных участках, т. к. Европейская равнина представляет собой широкую и легкопроходимую территорию. Единственным выходом, обеспечивающим относительную защиту западных рубежей России, авторы считают вовлечение в свою зону влияния Польши и Германии (что было сделано ССCР).

Примечательно, что бельгийский геополитик Жан Тириар, симпатизировавший России, предрёк крах СССР ещё в 1980-х гг., основывая свой прогноз именно на незаконченности границ Советского государства на западном направлении.

Стратегия Русской империи

Озаглавив, таким образом, один из разделов своей статьи, авторы констатируют, что современная Россия в её геополитическом измерении граничит с тремя регионами: Сибирь, Средняя Азия + Кавказ (как независимые государства), и страны Запада (куда теперь относятся Польша и Прибалтика).

Сибирь и европейскую часть России связывает единственная железнодорожная артерия – Транссиб, что затрудняет переброску войск и подвергает риску снабжение этих территорий посредством железнодорожных перевозок. Но с другой стороны, пишут авторы, атаковать Россию со стороны Сибири никто не возьмётся по причине жестоких климатических условий и громадной территории, которую невозможно удержать силой. Для любой азиатской державы нет смысла атаковать Россию через Сибирь, считают аналитики из «Стратфора». По их мнению, по этой причине милитаристская Япония атаковала в 1941г. США, а не Советский Союз. Единственная возможность нанести России урон – морской десант в районе тихоокеанского побережья, что и сделали японцы в 1905г.

В советской Средней Азии границы были защищены Тянь-Шанем, а ближе к Каспию – безлюдными пустынями. Единственным сравнительно легкопроходимым участком была граница с Афганистаном, откуда для СССР исходила постоянная опасность (это объясняет причины ввода советских войск в Афганистан). Граница с Ираном и Турцией перекрывалась водами Каспийского и Чёрного морей и горами Кавказа, что исключало возможность массированного вторжения на советскую территорию. «Стратфор» приходит к выводу, что эти регионы с геополитической точки зрения были для России куда полезнее, чем сибирские просторы.

Западная граница, пролегающая, в определении аналитиков «Стратфора», от Одессы до Прибалтики – слабое звено в российской обороне. Карпаты образуют дугу, идущую от Румынии, через Западную Украину к Словакии. Россия контролировала только центр этой дуги (Украина). Но Россию от Румынии отделяет равнина, на которой расположена Молдавия. Поэтому, пишут авторы статьи, в случае присоединения Молдавии к Румынии вся система национальной безопасности России на этих рубежах окажется под угрозой. Если же Молдавия входит в состав России, тогда границы Российского государства упираются в естественную преграду – Карпатские горы. Если же Кишинёв сохраняет независимость (как в наше время), тогда Молдавия может быть использована либо в качестве буфера, либо в качестве провокационного региона.

Однако наиболее опасным участком считается участок шириною в 300 миль между северными склонами Карпат и Балтийским морем. Это прямой путь на Москву, который пытались проделать Наполеон и Гитлер. Поэтому сотрудники «Стратфора» утверждают, что у России есть три выбора. Первый – заманить противника глубже на свою территорию и вести войну на истощение (в такой войне враг неизменно опустошает всё вокруг себя). Второй – сражаться до последнего на границе, пытаясь обескровить врага (при нынешних человеческих ресурсах России – слишком большая роскошь). Третий – отодвинуть свои границы как можно дальше на запад (Жан Тириар видел естественные границы СССР и его союзников у Атлантики, где расположена Португалия, призывая к Единой Европе от Дублина до Владивостока), расширяя зону своего влияния, что неизбежно ведёт к большим затратам на оборону.

Современная Россия

«С развалом СССР Россия вернулась к границам XVII века. Русские потеряли всю Среднюю Азию и ослабили своё присутствие на Кавказе. Если бы русские потеряли Чечню, не осталось бы никаких стратегических пунктов на восточном направлении, на которых можно бы было закрепиться…Но самым большим геополитическим поражением был уход из Германии, и теперь западные рубежи России пролегают менее чем в ста милях от Санкт-Петербурга. Расстояние от границ независимой Белоруссии до Москвы составляет всего 250 миль».

Далее авторы доступно объясняют уязвимость российских рубежей с двух направлений: с запада и юго-востока. По их словам, «история свидетельствует, что жестокие катаклизмы сотрясают Россию один-два раза на протяжении столетия. При нынешней конфигурации границ у России нет возможности с легкостью преодолеть вызовы XXI века. Москва стремилась к наступлениям, потому что не имела шансов выжить в обороне».

С вступлением в НАТО стран Прибалтики и угроза присоединения к ним Украины оборонные позиции России крайне уязвимы. Как во времена Наполеона, кайзера Вильгельма или Гитлера, инициатива находится в чужих руках.

Согласно оценками «Стратфора», Россия не достигла своих геополитических целей, в отличие от таких стран, как Китай, Иран или США и даже, напротив, сдала многие важные позиции. Российское присутствие на Кавказе сохраняется, но без распространения своего влияния на Грузию и Армению нельзя говорить о безопасности южного фланга. Уйдя из Средней Азии, Россия не в состоянии не только блокировать, но даже эффективно отслеживать угрожающие тенденции в этом регионе в случае их появления. Потеря Молдавии и Украины открывает дорогу чужеземному вмешательству, поэтому государства, расположенные по ту сторону Карпат, обязательно воспользуются открывшейся возможностью. Существование враждебных режимов в странах Прибалтики совершенно неприемлемо для безопасности России. Независимая или даже нейтральная Белоруссия (при условии дружеских отношений с враждебными к России государствами) представляет не меньшую угрозу.

Главной стратегической проблемой Русского государства является его геополитическая нестабильность. Ни Российская империя, ни СССР не были абсолютно защищены. Одна проблема – широкая и открытая Европейская равнина, другая – выход в Мировой океан и включение в мировую экономику. Вне зависимости от количества населения, неразвитая инфраструктура будет всегда препятствовать сплочению России в монолитное государственное образование.

Примечательны рекомендации ведущих аналитиков «Стратфора», которые они приводят в конце статьи. Итак, с их профессиональной точки зрения, для обеспечения собственной безопасности Россия ДОЛЖНА занять доминирующее положение в Евразии. Если это удастся, Россия ДОЛЖНА стремиться к большему. Расширение зоны своего влияния повлечёт экономическую и социальную нестабильность, что может воспрепятствовать реализации дальнейших амбиций. Тогда Россия ДОЛЖНА остановиться (или уйти с части занимаемых территорий). «Этот цикл не имеет ничего общего с русским характером или идеологией. Это географическая данность, формирующая под себя идеологии и характеры. Россия есть Россия и она должна выстоять в вечной борьбе».

Не стоит сбрасывать со счетов тот факт, что «Стратфор» обслуживает интересы американской верхушки, нацеленной на поддержание однополярного мироустройства. 

©Иван Скворцов 15.12.2009Первоисточник публикации.