Я.П. Невелев
Невелев Яков Петрович. За чистый город и проядочную власть.
Главная О Невелеве Публикации Предприятия холдинга Банк вакансий Общественная деятельность Фотографии  Газета  "Уральский  Край"  Архив О сайте

Я никогда не

занимался торговлей.

Я производственник

Я.П. Невелев

Пермь

Погибших в «Невском экспрессе» оплакивать уже неактуально.
Поиск причин и виноватых можно прекратить.
Теперь у нас пожар на очереди.

Жизнь цинична и жестока. Горе недолговечно. Погибших в поезде и так забыли бы довольно скоро, но им не было отпущено даже некоего стандартного промежутка времени. Выйдя из фокуса общественного внимания, дело о подрыве поезда имеет все шансы потихоньку скатиться в разряд множества других больших и малых кровавых дел, потрясших общество и быстро забытых обществом, взятых под «особый контроль» и где-то под этим контролем растворившихся вереницей вопросительных знаков.

Вот только не надо сейчас опять пихать «кровавому путинскому режиму». Путинский режим – это не причина нашей жизни, это – ее следствие. Не мы такими стали, потому что Путин к нам пришел. А Путин пришел к нам, потому что мы такие. Не он же обклеивал потолок хворостом. Не он запускал в потолок хлопушку.

Жизнь в стране нашей всегда была бесценна – в том смысле, что ничего не стоила. В понедельник в стране был траур. Мы спросили у радиослушателей, изменится ли как-нибудь их личное поведение в этой связи. Три четверти ответили: никак.

Кто-то поинтересовался: а почему по погибшим в Перми траур, а по погибшим в поезде – нет? Говорят, что на трауры есть строгая квота – сто человек. Погибло сто – горюем, меньше ста – терпимо.

Кто-то другой сказал: а может, стоило объявить совокупный траур? Чтоб никому не обидно. А я подумал: может, лучше подождать до следующей субботы?..

Жители Перми сейчас упрекают нас в равнодушии, черствости. А кто-то третий в ответ сказал: а что же вы на девятый день после гибели людей в поезде устроили в «Хромой Лошади» кутёж?

Читаю в интернете блоггеров. Характерная запись. Человек, огласив число погибших на тот момент, расшифровывает: такие-то – работники прокуратуры, те-то из мэрии, такие-то работали в такой-то крупной фирме, секретаршу даже чью-то упомянул, она тоже работала в солидной пермской конторе. Вывод простой: это кто сгорел-то, разве же ЭТИХ должно быть жалко? И приписка: «Стриптизерш и шлюх жалко, запомните их такими» – и фото девушки в бикини, размахивающей триколором на фоне вывески «Хромой Лошади». И подобных записей в интернете достаточно.

Я вот о чем подумал. За неделю до подрыва тот же «Невский экспресс» вез в Питер делегатов съезда «Единой России». Идеальная была мишень. Если бы, не приведи Господь, тогда рвануло, мы делили бы сострадание и скорбь по идеологическому принципу? Машиниста было бы жалко, а депутата – и хрен бы с ним?

Знаете, катастрофы везде случаются. В ярком перечне трагедий в клубах и дискотеках, который весит в Сети, есть примеры даже покровавее пермского. И, как и в случае с поездом, скажу: важен не только и не столько факт – важна реакция. Не бросить пострадавших, найти виновных, сделать выводы. Трагедий в будущем все равно не избежать, но когда один и тот же поезд взрывают чуть ли в ни в одном и том же месте… Когда интернаты и дома престарелых горят один за другим по одной и той же схеме… Сейчас не интернат, а клуб, но клиническая картина-то такая же!

Обратите внимание на деталь. Раненых полторы сотни. Их везут аж в Москву и Питер. Пермь не самый отсталый город России, но вот случилась беда, и оказалось, что в этом городе единовременно некуда принять полторы сотни раненых. Глупый вопрос – но если завтра война? Или, что вернее, очередной взрыв очередного объекта? Или новый пожар? Или я не знаю что еще? Вопрос жизни и смерти – часто вопрос считанных минут. А тут в Москву везти надо.

Сейчас, конечно, раскопают что-то про многочисленные проверки, про игнорировавшиеся владельцами клуба претензии. И будет распоряжение еще тщательнее проверять по всей стране, еще круче завернуть гайки. Или, как тут уже предложили, запретить продавать пиротехнику. Это что – адекватная реакция? Чего мелочиться – давайте закроем к чертовой матери все эти клубы, где фейерверки и стриптиз! И больше трех не собираться!

Да я бы не усилил, а вообще отменил все эти проверки. Потому что какой от них толк, если после всех проверок и предписаний заведение продолжает работать годами и работает до тех пор, пока люди заживо не сгорят. Не рядовой клуб – лучший клуб города! Про него даже в столице известно было, что есть такая «Лошадь хромая». Ни один проверяющий не заинтересован в наведении порядка! Ни один! Они заинтересованы в наведении беспорядка. Чтобы ходить и вымогать деньги. Хоть один из этих проверяющих сел хоть раз в тюрьму вместе с теми, кто людей погубил?

Говорят, надо материально стимулировать чиновников, чтобы они держались за свою работу и боялись ее потерять. Но они и так боятся ее потерять, и с материальными стимулами у них и без того неплохо. Ну, раз не получается пряником людей заставлять нормально работать – пусть кнута опасаются. Сгорел у начальника пожарной охраны в его ведении клуб – садится за решетку вместе с хозяином.

Сейчас Жириновский и прочие клоуны требуют в отставку Шойгу, губернатора, мэра, сэра, пэра, х..ра. Это из той же серии, что запретить файеры по всей стране. Из той же серии, что перекрывать Пикалево и требовать никак не меньше, чем Путина. Не Путин и не мэр должны отвечать. Должны отвечать конкретные люди, которые никогда ни за что не отвечают. Те, кто плюет на все требования, те, кто установили семь фейерверков там, где нельзя ставить ни одного – это они должны сидеть в тюрьме. Но рядом с ними – обязательно рядом с ними и на тот же срок! – тот, кто писал эти никчемные бумажки, а потом брал деньги и уходил, чтобы придти через какое-то время снова, опять взять деньги и уйти. Министра или мэра убрать легче, чем посадить рядового взяточника – вот кровавый парадокс нашей жизни.

© АНТОН ОРЕХЪ 09.12.2009Первоисточник публикации.