Я.П. Невелев
Невелев Яков Петрович. За чистый город и проядочную власть.
Главная О Невелеве Публикации Предприятия холдинга Банк вакансий Общественная деятельность Фотографии  Газета  "Уральский  Край"  Архив О сайте

Я никогда не

занимался торговлей.

Я производственник

Я.П. Невелев

Банковская утечка

 Обнародованная в октябре Банком России оценка чистого оттока частного капитала в июле-сентябре почти рекордна для этого года - 31,5 млрд. долл. Для сравнения: в "паническом" первом квартале утекло лишь чуть больше - 35,2 млрд. Да и то в основном в январе, когда и с курсом рубля было далеко не все ясно, и вброшенные в оборот, как обычно, на финише года бюджетные деньги, что называется, "жгли" счета бюджетополучателей. Затем же был хоть и небольшой (по уточненным данным, всего 4,4 млрд. долларов во втором квартале), но все же разворот финансовых потоков из-за рубежа в Россию.

И вот новый "зигзаг". При том, что ничего особенного, выходящего за рамки обычных "августовских" невзгод, ни с рублем, ни со страной в это время не происходило. Не считая разве что рассказов о неисчислимых выгодах, которые якобы принесло нам обесценение рубля (куда-нибудь к 60-65 за евро), лившихся почти все лето на доверчивых граждан из всевозможных источников.

Сбережения на вывоз

Главной причиной утечки на сей раз стал вывод банками на зарубежные счета 23,5 млрд долл. К тому же они продолжали сокращать долг перед нерезидентами - за квартал он уменьшился еще на 5 млрд., а всего с августа прошлого года, когда наши банки перестали занимать за границей и стали отдавать, он уже сократился на 67 млрд. Таким образом, более 90% всей чистой утечки (28,5 млрд. долл. из 31,5) "сделал" банковский сектор.

Правда, некоторая часть этой утечки чисто бухгалтерская и как бы "отложенная". С 1 июля ЦБ снял рекомендательные ограничения на вывод банками денег за границу, вступившие в силу одновременно с разрешением открывать им валютные счета в самом Центробанке. Чем и воспользовались банки, переведя с этих (беспроцентных) счетов в ЦБ на зарубежные (более или менее платные) приблизительно 12 млрд. долл. То есть по факту, равно как и по любым международным методикам, эта утечка капитала произошла раньше, но ЦБ предпочел ее в свое время не фиксировать (видимо, чтобы дополнительно не пугать народ потерей четверти резервов всего лишь за два первых зимних месяца) и лишь теперь, с выводом этих средств на зарубежные счета, она отразилась в валютном балансе.

Но даже и без этих следов прошлых методических ухищрений активность банков в наращивании валютных активов была необычайно высокой. В чем причина?

Выводя деньги за границу, наши банки руководствуются примерно теми же мотивами, что и американские, которые концентрируют их на счетах в ФРС. Причина проста - в экономике избыточно много денег, которые банкам решительно некуда пристроить внутри страны.

Частный внутренний кредит и у нас, и у наших заокеанских партнеров по G20 интенсивно сжимается. Причины ускорения роста количества денег (это  прежде  всего касается депозитов на счетах банков) в США свои. Это не чрезмерная эмиссионная активность ФРС, как иногда думают. ФРС если и "печатала доллары", то в основном, чтобы удовлетворить потребность в "тихой сберегательной гавани" россиян и прочих не уверенных в устойчивости своей национальной валюты граждан. На период с третьего квартала 2008 года по первый квартал 2009-го, когда люди во многих странах пытались с помощью доллара и иных "твердых" валют защитить свои сбережения, пришлось 47,7 млрд. вывоза долларовой наличности из США (это примерно 10% от всей обращающейся за пределами США наличной долларовой массы, и свыше 5% от всех отпечатанных "зеленоватых" банкнот вообще). В основном же ускорение роста долларовой денежной массы в США обусловлено ростом депозитов нерезидентов в американских банках в той острой фазе кризиса, когда доллар стал "тихой сберегательной гаванью".

У нас же источник выросшей денежной массы иной. Это резкий  послекризисный  рост сбережений в доходах населения, в ходе которого восстановился приток вкладов в банки (в последний наблюдаемый месяц, август, он, правда, чуть замедлился, но это, скорее всего, ситуационное и сезонное явление), а также рост остатков на счетах предприятий. На 1 сентября сезонно скорректированные вклады населения в банках выросли к ноябрьскому дну на 12,5%, остатки на прочих банковских счетах (предприятий) на 12% (влияние изменения курса рубля на рост средств на валютных счетах и депозитах в этих цифрах устранено).

За этими процессами стоит в конечном итоге эмиссионное финансирование дефицита бюджета, в ходе которого в экономику влилось, по нашим подсчетам, за февраль-август около 1,78 трлн. руб. Плюс около 0,5 трлн. дали интервенции ЦБ, направленные на скупку валюты на рынке (при желании можно приписать то же происхождение и первой цифре - эти деньги были выпущены ЦБ для покупки валюты из Резервного фонда Минфина). Все это было отчасти стерилизовано сокращением безналогового и иного рефинансирования ЦБ на 1,74 трлн., а разница - около 600 млрд. руб. - составила чистая эмиссионная инъекция в экономику. При этом ресурсы банков росли много быстрей - из-за существенно выросшего (по разным причинам, главная из которых - повышение веса валютных счетов и вкладов) коэффициента банковской мультипликации.

Второй причиной возникновения избыточных сбережений стал возобновившийся в последние месяцы приток нефтедолларов: сальдо торгового баланса в третьем квартале составило 31,4 млрд. долл. - это чуть меньше, чем за все первое полугодие (43,4) и не столь уж принципиально меньше, чем год назад (54), при "безумных" ценах нефти. Можно сказать, что вся эта сумма в 30 с лишним млрд. и была канализирована банками за рубеж, оставив курс рубля без изменения (равновесный курс, как можно судить по сопоставимым условиям внешней торговли, без этой утечки сегодня лежит в границах 26-28 рублей за доллар).

В то же время кредит предприятиям, подсчитанный по той же методике, что и вклады, не вырос, населению - снизился на 12%. Что же подвигло банки на такой мощный вывод активов, вместо того чтобы снизить ставки и кредитовать предприятия и физлиц, как к тому их призывает общественность? Легкая паника, сформированная заявлениями ответственных товарищей о крайней благотворности девальвации, которая сделала кредитование предприятий даже под нынешние 16-21% (это для крупных в зависимости от отрасли, для "малышей" лучшая ставка по опросам - 19%) весьма рискованным занятием? Или наоборот, отсутствие заемщиков, которым из-за общей пока еще сравнительно неопределенной оценки будущего кредит, в общем-то, особенно и не нужен ни при каких ставках (привлечение кредитов всегда предполагает, что "завтра будет лучше, чем вчера"), а также недоверие к ним банков в условиях роста "плохих долгов"?

Сложно дать ответ, можно лишь позавидовать уверенности некоторых аналитиков, считающих, что все дело в прижимистости ЦБ, вливающего недостаточно денег, или чересчур медленно снижающего ставку. В действительности, похоже, причина застоя в кредитном деле совершенно не в этом, и слишком быстрое снижение ставки, с ориентацией помимо инфляционных целей еще и на оживление производства, которое по идее должно от этого наступить, лишь ускорило бы процессы вывода капитала. С учетом всех неопределенностей и рисков денег в России сегодня скорее слишком много, что и предопределяет их утечку за рубеж как наиболее разумную форму поведения банков, и с этим, очевидно, приходится считаться регулятору.

Долг красен пролонгацией

Нынешний отток капитала лишь в очень незначительной мере связан с выплатами внешнего долга - а именно они вызывали главные страхи в отношении стабильности рубля. По состоянию на 1 октября прошлого года только по графикам платежей на четвертый квартал прошлого и текущий год приходилось около 180 млрд долл. выплат, а с обязательствами до востребования и с неопределенным и отсутствующим графиком, пожалуй, и все 200. Под это дело удалось было даже уговорить правительство выплачивать долги корпораций, рефинансируя их по дармовым ставкам. Правда, оно быстро одумалось, и счастливцев в итоге оказалось не так много. В остальном наши корпоративные заемщики разобрались со своими кредиторами сами, и ничего страшного, никаких 70 руб. за доллар к весне, из-за этого долга не случилось.

Банки быстро погасили существенную часть долга перед заграницей - лишнее зарубежное фондирование им сегодня, когда некуда девать внутренние денежные ресурсы, ни к чему, так что последние два квартала они платили по займам существенно меньше, чем это вытекало из первоначальных графиков. Ну а небанковский корпоративный долг последние два квартала растет - что-то удалось уговорить реструктурировать и рефинансировать, под какие-то проекты привлечены новые займы. В итоге внешний корпоративный долг за два последних квартала не то что обременил валютный баланс, а, наоборот, вырос на 30,7 млрд. долл. Примерно половина из этой суммы - прирост долга зарубежным  соинвесторам,  возможно, это даже не финансовые кредиты, а какие-то поставки. Вторая половина - "настоящие" кредиты (они выросли на 11,2 млрд. долл., или 5% за два последних квартала) и размещенные облигации (прирост на 43%). В целом, о какой-то серьезной нагрузке на платежный баланс со стороны внешнего долга можно пока забыть.

Сбрасывать или подержать

По всем прочим каналам движение капитала также оказалось традиционным. Наблюдался небольшой приток портфельных инвестиций (1,8 млрд. долл.), по-видимому, обеспечивший вторую волну оживления на фондовом рынке. Существенно вырос и приток прямых иностранных инвестиций - за квартал их пришло почти столько же, сколько за предыдущие полгода, и они в целом вышли на предкризисный уровень годичной давности. Однако тут надо смотреть на вещи реально: иностранцами тут "пахнет" не очень сильно. Если посмотреть на примерно такой же по объему встречный поток прямых и портфельных инвестиций из России за рубеж, то видно, что тут доминируют в качестве получателей Кипр и иные офшорные гавани. Ясно, что эти потоки в основном маскируют движение денег, выводимых в офшоры для совершения сделок. И дело даже не в укрытии их от национального налогового контроля, хотя и этот мотив, вероятно, присутствует. А еще и в том, что многие операции, в частности банковские, такие как покупка  пресловутых CDS или CDO (а операции с ними наши крупные банки, насколько известно, довольно активно проводят), просто невозможны на территории России по действующему законодательству.

Население же продолжало "сдавать валюту", правда, в крайне скромных объемах (0,5 млрд. против 6,7 кварталом ранее), что может быть связано просто с загрантуризмом, а может, сработали и распускавшиеся панические слухи о грядущей "второй волне девальвации". В целом из 35,5 млрд. наличных долларов, приобретенных населением тем или иным способом у уполномоченных банков (покупка и снятие со счетов) в период финансового кризиса (сентябрь-февраль), граждане за четыре  послекризисных  месяца (март-июнь) "сдали назад" лишь 7,4 млрд. долл. Видимо, это решили зафиксировать прибыль  те счастливцы, которые предусмотрительно запасались валютой при курсе 23 или около того за доллар.

Дальше процесс пошел помедленнее, очевидно, сейчас с валютой "сидит" контингент, который, наслушавшись пророков мирового кризиса, скупал ее на курсе порядка 36 и теперь, дабы не фиксировать убытки, уповают на коррекцию цен нефти. Однако если ее не случится и при долларе 28 начнется панический массовый строп-лосс, то, пожалуй, и это не страшно. В ближайшие пару месяцев предстоит обрушение 1,5 млрд. руб. бюджетного "стимула", который, как обычно, будет в основном уводиться в офшоры и на загрансчета банков. Столкнувшись, два этих валютных потока - сюда и отсюда - могут очень удачно нейтрализовать друг друга. Хотя столь же, если не более вероятно, что массового сброса валюты населением на "дне" ее курса на сей раз не будет, и для нейтрализации последствий бюджетного "денежного выстрела" в дело снова придется вмешаться интервенциям ЦБ.

 

 

По материалам газеты  "Российская  Бизнес-газета" №723 (39) от 13 октября 2009 г.

© Сергей Рауш, д.э.н. 07.11.2009Первоисточник публикации.