Я.П. Невелев
Невелев Яков Петрович. За чистый город и проядочную власть.
Главная О Невелеве Публикации Предприятия холдинга Банк вакансий Общественная деятельность Фотографии  Газета  "Уральский  Край"  Архив О сайте

Я никогда не

занимался торговлей.

Я производственник

Я.П. Невелев

«Тольятти – город ни о чем»

2009 год, похоже, станет самым черным для экономики ОАО «АвтоВАЗ». Хуже может быть только в 2010-м. По самым оптимистическим прогнозам, в этом году завод соберет 345 тысяч «Жигулей», что в 2,5 раза меньше, чем в прошлом году. При этом прошлогодние машины удалось продать только к октябрю текущего года, да и то после трехмесячной летней остановки конвейера. Долги АвтоВАЗа приближаются отметке в 50 миллиардов рублей.

В таких условиях новый президент холдинга Игорь Комаров после трудных переговоров с профсоюзом  декабре 2009 года работу-предприятия подписал приказ, по которому в октябре  потеряют сразу почти 28 тысяч человек из 102-тысячного штата градообразующего предприятия (50 процентов городского бюджета – налоги АвтоВАЗа). И аналитики автомобильного рынка полагают, что эти увольнения не последние, так как ВАЗ так и не научился выпускать конкурентные машины, несмотря на обильную подпитку из федерального бюджета. Словом, Тольятти живет в ожидании социальной катастрофы и надеется только на то, что государство в очередной раз вытащит за уши экономику завода, а значит, и города. Корреспонденты «НВ» отправились в Тольятти.

…Визитная карточка Автозаводского района Тольятти, где живет две трети населения города, – вазовская «ладья» на вершине 20-метровой стеллы. Мы подъехали к 25-этажному офису автогиганта в 16 часов, когда на заводе завершилась первая и… единственная смена. Стайки рабочих выходят из проходной (на ВАЗе ее называют «вставкой») и молча бредут к автобусам, которые развозят их по домам. Удивляет как угрюмость людей, так и их малочисленность. Ведь на трехкилометровом фасаде завода всего семь проходных, и, исходя из численности персонала, из каждой должны выходить как минимум 10 тысяч человек.

Направляемся в кабинет председателя первичной профсоюзной организации ОАО «АвтоВАЗ», члена совета директоров предприятия Николая Карагина. В приемной приходится подождать – от «ходоков» у профсоюзного босса нет отбоя: люди пенсионного возраста идут оговаривать детали своего предстоящего увольнения.

- В сентябре 2009 года на предприятии введен сокращенный, до 80 часов в месяц, трудовой график, что в два раза меньше обычной нормы, - освободившийся от назойливых посетителей, Николай Карагин объясняет заезжим корреспондентам, почему у корпоративных проходных не наблюдается ажиотажа. - Раньше вынужденный простой оплачивался, а с осени людям платят только за фактически отработанное время. Скажем, одну неделю человек работает три дня, следующую два, потом опять три и так далее. Так что на производстве занято в два раза меньше людей, чем при полной загрузке заводских мощностей.

Официальный профсоюз на ВАЗе – структура очень мощная. По словам Николая Карагина, его членами являются 157 тысяч человек. Это в полтора раза больше, чем общая численность персонала завода, – даже ушедшие на заслуженный отдых люди продолжают платить членские взносы. Прошлогодний доход профсоюзной кассы только от взносов составил 180 миллионов рублей. Так, поездки руководителей профкома «по обмену опытом» за границу оплачиваются именно из профсоюзной кассы. Например, месяц назад три активиста ячейки побывали в Мюнхене, где познакомились с технологией деятельности коллег из BMW. Правда, есть на ВАЗе и другой профсоюз – «Единство», который яростно протестует против грядущих сокращений и призывает к национализации тольяттинского автозавода. Но эта неформальная ячейка насчитывает всего 300 активистов и считается маргинальной.

Тем временем Николай Карагин, поправляя фалды своего дорогого пиджака, говорит, что средняя зарплата людей рабочих профессий на заводе за год (с октября 2008-го до октября 2009-го) снизилась почти втрое – с 23 тысяч до 8,5 тысячи рублей. А летом во время трехмесячного простоя главного конвейера работодатель выплачивал каждому сотруднику две трети от его средней зарплаты. Еще пару месяцев назад люди получали около 16 тысяч рублей в месяц и были недовольны. Но работодатель был расстроен еще больше – во время летнего вынужденного отпуска ему пришлось заплатить рабочим 8 миллиардов рублей. В сентябре компенсационные выплаты прекратились, и люди зарабатывают менее 10 тысяч рублей. Но не ропщут – боятся увольнений.

- Раз приехали аж из Петербурга, значит приехали за жареными фактами, - улыбается Николай Карагин. – Однако драматизировать ситуацию не стоит, хотя социальное напряжение на заводе и в городе выросло.

Что ж, посмотрим своими глазами…

«Весь СССР, вместе взятый, воровал меньше»

Возвращаемся в гостиницу. Мимо пробегают унылые пейзажи: мрачные серые здания, типовые девятиэтажные коробки, деревьев практически нет. Как нет и людей – одни автомобили, в основном «Жигули». Но и машин относительно немного – пробок не наблюдается. И вообще город производит впечатление мертвого.

- Весь СССР, вместе взятый, воровал меньше, чем руководители автозавода, – возмущается таксист Борис. – Воруют очень эффективно, миллиардами, но после этого идут не под суд, а на повышение. Завод стал кузницей губернаторов. Бывший президент АвтоВАЗа Игорь Есиповский, который впоследствии разбился на вертолете при охоте, стал губернатором Иркутской области, Владимир Артяков рулит Самарской областью, а Борис Алешин, которого убрали с завода пару месяцев назад, говорят, станет губернатором Ульяновской области…

Горожане не верят тольяттинским боссам. Впрочем, что касается агитации и пропаганды, то с этим на АвтоВАЗе все в порядке – медиаработа на заводе налажена хорошо. А по нынешним временам – просто великолепно. Экономическую и социальную ситуацию на ВАЗе отслеживают не только две многотиражки (заводская и профсоюзная), но и корпоративное телевидение, которое ежедневно снабжает самарское ТВ двумя-тремя сюжетами. Тема последних выпусков – визит первого вице-премьера правительства России Игоря Шувалова, который 8 октября провел совещание на АвтоВАЗе, встретился с рабочими и заявил, что «такое массовое сокращение на заводе будет последним».

«Думаем перебираться в Выборг»

Это заявление обнадежило не только производителей «Жигулей», но и городскую торговлю.

В Центральном районе, неподалеку от мэрии (куда мы направились для встречи с начальником департамента потребительского рынка), на улице Карла Маркса – пивной бар. Точнее, магазин (распивать на месте нельзя) под названием «Т-34». Здесь торгуют вкусным и недорогим пивом (пол-литра – 30 рублей) собственного производства. Кстати, в автограде розливное пиво в основном так и продается – в магазинах, на вынос. Дело в том, что по требованию СЭС бары должны быть оборудованы туалетами, а владельцам это не нужно и невыгодно.

- Вся местная торговля и сфера услуг зависят от денег работников ВАЗа, - рассказывает продавщица Лиля. – Да, завод выпускает плохие машины (у моего мужа, например, «сузуки»), но ведь каждый второй дееспособный житель Тольятти так или иначе связан с автозаводом. Когда летом пошли слухи о грядущих увольнениях, оборот нашего заведения, несмотря на жару, снизился. Страшно представить, что будет в городе, если ВАЗ остановится. Всем крышка. Мы тут оказались, потому что муж был военным. Но у него есть родственники в Выборге – думаем перебираться туда. А Тольятти… Меня он угнетает. Тольятти – город ни о чем.

А ведь до осени прошлого года по покупательной способности населения Тольятти входил в первую пятерку в России, и местная торговля жила припеваючи.

- Впрочем, чиновники из мэрии и сейчас ходят к нам исправно, - отмечает Лиля.

Видимо, покупательная способность сотрудников мэрии из-за кризиса не пострадала.

Спасают «социальные ярмарки»

Начальник департамента потребительского рынка местной мэрии Хетаг Тагаев. Внешне – просто двойник Таймураза Боллоева, бывшего руководителя пивоваренного завода «Балтика», а ныне главы госкорпорации «Олимпстрой». И он, Тагаев, об этом знает:

- Мы с Боллоевым познакомились на открытии пивзавода в Самаре. Нас там называли братьями-близнецами.  Переходим к делу.

- В нашем городе представлены многие столичные сети – «Лента», О’Кей, «Перекресток», дискаунтеры, - рассказывает Хетаг Тагаев. - Год назад в Тольятти было в три раза больше магазинов, чем необходимо, сейчас некоторые закрылись. К сожалению, из-за кризиса на ВАЗе покупательская способность населения упала на 40 процентов, а сети пока не перестроились на дешевый ассортимент.-30

Очередей в продмагах Тольятти действительно не наблюдается, даже в магазинах эконом-класса. Они «заточены» на прошлогоднюю среднюю вазовскую зарплату в 20 тысяч, а не на нынешнюю в 8 тысяч. Цены там выше, чем в Петербурге. Даже в скромной «Копейке» вареная колбаса местного производства стоит 230 рублей…

- Но в выходные дни цены на овощи снижаются и в сетевых магазинах, - не без гордости сообщил Хетаг Тагаев. - Весь этот год на Центральной площади Центрального района Тольятти в субботу-воскресенье начали работать так называемые социальные ярмарки сельхозпродукции. При наличии санитарных документов по разовому разрешению мэрии продавец бесплатно получает место, но при одном условии: он не должен завышать предельный уровень цен, установленных 80 КамАЗов не только-нами. В каждые выходные у Центральной площади паркуются 70 из Самарской области, но и из соседних регионов, даже из Башкирии. С покупками 20 тысяч человек. И перекупщикам на ярмарке делать нечего, а за-уходят 15 порядком следят два сотрудника милиции с оружием и представитель городской администрации.

Хетаг Тагаев протягивает лист бумаги, на котором указаны максимальные цены на очередной ярмарке, которая состоится в ближайшие выходные. Картофель – 6 рублей, морковь – 8, репчатый лук – 8, кабачки – 10, яйцо (десяток) – 21, яблоки (местные) – 25, виноград – 40… Дешевле, чем в Петербурге. Неплохо бы и питерским властям перенять этот опыт Тольятти.

Если уволили – трудоустроиться негде

- Президент АвтоВАЗа Игорь Комаров предложил сократить сразу 36 тысяч человек, но нам удалось отстоять почти 10 тысяч рабочих мест, - говорит глава вазовского профсоюза Николай Карагин. - Отмечу, что 13 тысяч человек, попавших под сокращение штатов, – это пенсионеры, которым кроме государственной пенсии будут выплачены все оговоренные коллективным договором суммы выходного пособия. В зависимости от квалификации и стажа ветерана на его личный счет во внегосударственный пенсионный фонд АвтоВАЗа будут перечислены от 150 до 300 тысяч рублей. По сокращение штатов также попали 5,5 тысячи сотрудников предпенсионного возраста (женщины – от 53 лет, мужчины – от 58 лет). При добровольной подаче заявления с просьбой об увольнении они получат корпоративную пенсию на тех же условиях. И только 9 тысяч человек трудоспособного возраста, причем 5 тысяч из них руководители и служащие станут безработными. Все они смогут получить пособие в городском центре занятости.

Заместитель директора этого центра Татьяна Меркулова сообщила «НВ», что максимальное пособие в первый год хождения на биржу труда составляет 4900 рублей, минимальное – 800. В дальнейшем размеры этих скромных выплат будут уменьшаться, а перспектив трудоустроиться в 700-тысячном автограде практически нет.

- О диверсификации промышленности в таком большом моногороде, как Тольятти, должна думать власть, причем на самом высоком уровне, - считает Татьяна Меркулова. - Но, увы, не подумала. На учете в городском центре занятости и без предстоящих сокращений из ВАЗа уже зарегистрированы свыше 12 тысяч человек. Скоро к ним добавятся рабочие двух местных химических заводов, которые находятся на грани банкротства. А другой промышленности, а значит, возможности найти работу после увольнения с автозавода, в нашем городе нет. Правда, в центре занятости имеется две тысячи вакансий, но только в сфере здравоохранения и 6 тысяч рублей.-образования с зарплатой 5

Словом, попавший под сокращение молодой автозаводец, если не рискнет уехать подальше от региона «63», может оказаться на социальном дне. Ведь в родной Самарской области, где исторически сформировались только четыре отрасли промышленности – оборонка, нефтехимия, авиапром и автопром в лице АвтоВАЗа и его сателлитов, – найти работу весьма проблематично. Ведь 70 тысяч жителей Самары уже зарегистрированы на бирже 5 тысяч рублей на так-труда, а еще 70 тысяч получают мизерную зарплату в 4,5 называемых общественных работах: люди метут улицы, наводят порядок на складах, занимаются благоустройством зеленых зон. По сути – это скрытая форма безработицы. Общественные работы в Самарской области на 95 процентов оплачивает 350 миллионов рублей в-федеральный бюджет, а это – дорогое удовольствие: 330 месяц, или 4 миллиарда рублей в год. Вот такая затратная форма собеса в отдельно взятом депрессивном регионе.

Это «ноу-хау» внедрил самарский губернатор Владимир Артяков, который еще два года назад был президентом ВАЗа. Общественные работы вовсю используются на его родном предприятии.

- На временных работах на территории завода 10 тысяч человек, - сообщил председатель первичной профсоюзной организации ОАО «АвтоВАЗ». – Люди демонтируют устаревшее оборудование, наводят порядок в цехах, инструментальном хозяйстве, 600-гектарной территории завода. Они трудятся «не по специальности» в те дни, когда по графику у них вынужденный выходной по основному месту работы. Получается полная трудовая неделя с приработком в 4,3 тысячи рублей. В октябре текущего года временную работу получат уже 20 тысяч человек. Первый вице-премьер правительства России Игорь Шувалов пообещал, что государство будет финансировать временные работы на ВАЗе как минимум два года, а к 2012 году мы запустим современный модельный ряд автомобилей на базе «Рено».

С калькулятором в руках Николай Карагин подсчитал, что федеральный бюджет будет тратить на общественные работы («субботники», как их называют на заводе) только на одном ВАЗе до 2 миллиардов рублей ежегодно. Даже больше, так как еще до конца 2009 года люди получать возможность иметь сразу две «халтуры». Корпоративные пенсии для 18 тысяч сотрудников, попавших под сокращение, а это свыше трех миллиардов рублей – тоже заплатит государство, так как АвтоВАЗу платить нечем. У него только прямых долгов банкам и поставщикам – свыше 40 миллиардов рублей.

Впрочем, после того как Владимир Путин заявил, что «ВАЗ является национальным достоянием», а федеральный бюджет летом 2009 года перечислил на счета автозавода 25 миллиардов рублей, которые закончились уже через месяц, руководители больного флагмана отечественного автопрома начали «путать личную шерсть с государственной». Де-факто они уже считают ВАЗ государственной корпорацией.

На одного раба двенадцать прорабов

По оценкам руководителей АвтоВАЗа, на выход из кризиса в ближайшие два года заводу понадобится 70 миллиардов рублей: 40 миллиардов – на отдачу долгов банкам и поставщикам и 30 миллиардов – на разработку новой модели на основе «Рено». Топ-менеджеры уверены, что эти деньги государство изыщет, несмотря на сложную экономическую ситуацию в стране. Да и во время недавнего визита на завод Игорь Шувалов дал понять, что федеральный бюджет поможет. Министерство экономического развития РФ уже предложило крупнейшим кредиторам завода - Внешэкономбанку,  списать долги и стать акционерами компании. Банкиры-Сбербанку и Внешторгбанку  пока вежливо отказались.

Однако мощнейший административный ресурс подключил к решению проблемы концерн Renault, который владеет блокирующим пакетом АвтоВАЗа. До недавнего времени французы, в отличие от государства, не гасили его долги, а участие в его судьбе выразилось в виде новых технологий, которые «Рено» оценил в 220 миллионов евро. Современная линия будет запущена в 2012 году на одном из трех конвейеров завода, который в настоящее время закрыт на модернизацию. Однако по настойчивой просьбе правительства РФ 75 процентов средств на строительство новой линии даст именно французский акционер. Руководители АвтоВАЗа надеются, что новый конвейер, на котором можно собирать автомобили всех типов, позволит предприятию выйти на современный уровень.

Председатель профсоюзной организации Николай Карагин подчеркнул, что чудо-конвейер предоставит 6 тысяч новых рабочих мест. Оптимизм – вещь хорошая, но в то, что завод сможет придумать и выпустить действительно классную по мировым меркам машину, верят только на самом заводе и в кабинете министров России.

- ВАЗ продолжает запрашивать, получать, проедать и снова запрашивать государственную помощь, - отметил главный редактор еженедельника «Самарское обозрение» Константин Ланге. – Теперь в этом занимательном процессе предложено поучаствовать и французам. Вхождение в капитал АвтоВАЗа обошлось им в 1 миллиард долларов, но они сами виноваты: повели себя как портфельный, а не как стратегический инвестор. Теперь им придется идти в фарватере российского государства – основного спасателя автогиганта. Или философски наблюдать, как размывается их пакет акций.

Работников ВАЗа и сам город Тольятти, конечно, жалко, но и денег налогоплательщиков – тоже: он может разорить российский бюджет. В моногороде живет 700 тысяч человек. Автозавод в ближайшие два года просит на свою экономическую санацию 70 миллиардов. Если бюджет проплатит эту просьбу, то на каждого жителя волжского города, включая новорожденных детей, государство потратит 100 тысяч рублей! И такие вливания видятся бесконечными…

Штат флагмана российского автопрома чудовищно раздут. При нынешних объемах производства (30 тысяч автомобилей в месяц) можно безболезненно (для экономики, а не социальной сферы) сократить еще тысяч 30 человек, преимущественно из числа служащих и управленцев. В сборочно-кузовном производстве занята лишь пятая часть персонала ВАЗа – 22 тысячи человек, которые к тому же работают неполную рабочую неделю. Нигде в мире нет такого громоздкого автозавода, где на его территории кроме сборки машин существуют металлургическое, инструментальное, прессовое, опытно-промышленное, пластмассовое производства…

В штате одного только научно-технического центра – около 10 тысяч должностных единиц! А какую свежую, приличную по мировым меркам модель этот НТЦ за 20 лет с момента своего создания создал? Увы, конвейер продолжает штамповать «Самару» по лекалам мирового автопрома 1980-годов и «Приору» по лекалам 1990-х…

А сколько на заводе лишних управленцев на очень хороших окладах?

Менеджеры АвтоВАЗа с гордостью сообщили, что в сентябре 2009 года утверждена новая организационная структура предприятия, в которой количество уровней управления снижено с 12 до 7, а количество дирекций – с 37 до 27. Только на оптимизации «вертикали власти» удалось сэкономить 5 миллиардов рублей. Да ведь это чудовищно: я говорю о семи уровнях начальства, а не о 12! Получается, что еще месяц назад в штате каждого цеха, дирекции или управления завода числились не только начальники и замы, но и замзамы и даже замзамзамы, не считая многочисленных советников и помощников руководителей высшего звена.

250 тысяч-Количество вице-президентов АвтоВАЗа с месячной зарплатой 200 рублей в месяц (без бонусов, которые в этом году отменили) сократили наконец в 2,5 раза: с 30 до 12. Сколько же миллиардов казенных рублей ушло на содержание ненужных управленцев неэффективного предприятия?!

Казино закрываться и не собирается

Самое яркое архитектурное пятно города, вернее, пригорода Тольятти – торгово-развлекательный комплекс «Спутник» с встроенной гостиницей, где мы и остановились (двухместный номер – 2400 рублей в сутки). Отель расположен на отшибе объездной дороги, ведущей в Самару. В деревне Тимофеевка. Местная золотая молодежь и авторитетные предприниматели называют «Спутник» Лас-Вегасом. В этом центре можно купить туристическую путевку, новый автомобиль, попариться в бане, поплавать в бассейне, сходить на массаж и не только. Из игр вам предложат бильярд, боулинг и… однорукого бандита. На фасаде комплекса красуется надпись «Казино», а в холле третьего этажа отеля стрелки указывают, как пройти в зал игровых автоматов. Владельцы заведения, несмотря на законодательный запрет, даже не потрудились снять вывеску.

Собака на обочине

Одно место в Тольятти не может оставить равнодушным командировочных (туристов в городе нет, потому что смотреть нечего). Это памятник… собаке.

Несколько лет назад в промышленном районе Тольятти насмерть задавили пешехода, прямо на зебре. У погибшего был пес. После смерти хозяина он поселился на месте трагедии – на обочине у перехода. И многие месяцы не покидал это место. Тольяттинцы его хорошо кормили, но тоска пса была настолько космической, что он исдох. На месте, где верный пес три года ждал возвращения своего хозяина, установили памятник.

Спортсмены тоже просят о помощи

Финансовую помощь от государства в Тольятти ждут не только автозаводцы. Муниципалитет просит денег на общественные работы, держащиеся пока на плаву предприятия – на покупку оборудования, ВАЗ – денег на все свои нужды. В очередь просителей встали и спортсмены моногорода, которые надеются на выплату задолженностей по зарплате. Хоккейная «Лада» запросила на это дело 14 миллионов рублей. Средние зарплаты хоккеистов местной команды, которая прозябает на дне турнирной таблицы Суперлиги, на порядок выше, чем на вазовском конвейере, но матчи с ее участием хоть немногие, но смотрят. О женском гандболе этого не скажешь. Тем не менее смышленые местные спортсменки написали открытое письмо Владимиру Путину:

«Детище АвтоВАЗа – гандбольный клуб «Лада», из-за отказа в финансировании своего учредителя и неизменного генерального спонсора оказалось на краю гибели. Убедительно просим Вас протянуть руку помощи тольяттинскому гандболу, обеспечить финансирование из федерального бюджета».

Раз написали – надеются на бюджетное финансирование. А завтра, глядишь, напишут и другие команды, находящиеся на балансе проблемного автозавода. Впрочем, таковых уже не осталось. Содержание стадиона «Торпедо», сотни детских садов и другую «социалку» взял на себя местный бюджет, но финансирование спортивных команд из-за высоких зарплатных запросов игроков он не потянет.

Резюме

В наследство от СССР России достались около 400 моногородов и поселков городского типа. Тольятти – самый крупный из них, в 30 раз крупнее знаменитого ныне Пикалево Ленинградской области. А за такой масштаб надо платить. Аналитики подсчитали, что с 1992 года на счета АвтоВАЗа из Москвы поступило свыше 10 миллиардов долларов в виде льготных кредитов и государственных дотаций.

Отдача от бесконечных финансовых вливаний, можно сказать, нулевая: все эти годы завод производит достаточно дорогую, но не пользующуюся спросом продукцию. Однако правительство РФ в курсе, что на тольяттинском заводе работают свыше 100 тысяч человек, а с членами их семей – все 400 тысяч, более половины населения. Поэтому финансовые инъекции вкалываются АвтоВАЗу не только по экономическим, но и по социальным причинам. Завод стал системным иждивенцем федерального бюджета, его черной дырой.

Однако начальник пресс-центра АвтоВАЗа Александр Шмыгов с такой оценкой не согласен. По его мнению, страна платит заводу по старым, советским счетам.

- ВАЗ окупился еще в 1973 году, когда с конвейера сошел миллионный автомобиль, - подчеркнул Александр Шмыгов. - Последующие до развала СССР 18 лет он приносил стране прибыль, сопоставимую с нефтяной отраслью. Ведь государство покупало у завода машины по 2200 рублей, а продавало частникам по 5600.

С коллегой отчасти можно и согласиться. С 1973 по 1991 год выпущено более 6 миллионов «Жигулей», и бюджет заработал на них свыше 25 миллиардов советских рублей. По тогдашнему официальному курсу – более 30 миллиардов долларов. Но это в эпоху развитого социализма и перестройки владелец новеньких «Жигулей» считал, что жизнь удалась, а сейчас покупатель за сопоставимые деньги лучше купит 7-летний «Опель» или «Фольксваген», чем свежую тольяттинскую «Приору» или-5 «Калину»! Даже целый комплекс мер «по защите отечественного производителя» вряд ли заставит автолюбителя, поездившего даже на старой иномарке, пересесть на «Жигули».

И что же делать? Не знаю… По большому счету – закрыть завод (и в Министерстве промышленности это признают). А город? А люди? Словом, ситуация патовая.

© Сергей Тачаев 20.10.2009Первоисточник публикации.