Я.П. Невелев
Невелев Яков Петрович. За чистый город и проядочную власть.
Главная О Невелеве Публикации Предприятия холдинга Банк вакансий Общественная деятельность Фотографии  Газета  "Уральский  Край"  Архив О сайте

Я никогда не

занимался торговлей.

Я производственник

Я.П. Невелев

В аварии на СШ ГЭС все же виноват Чубайс

Справка KM.RU

Саяно-Шушенская ГЭС, крупнейшая в России, была остановлена 17 августа в 4.15 по московскому времени после разрушения водным потоком машинного зала. Сильные повреждения получили 7-й и 9-й гидроагрегаты, 3-й, 4-й и 5-й агрегаты завалены металлоконструкциями.
На данный момент официально считаются погибшими 75 человек.
На восстановление СШ ГЭС, по предварительным оценкам, может потребоваться 3–5 лет и 40 млрд руб.

Расследование причин катастрофы на Саяно-Шушенской ГЭС дошло наконец до высокого правительственного уровня. Премьер-министр Владимир Путин потребовал: «Само расследование следует провести максимально тщательно и объективно, невзирая на лица».

Собственно, причины произошедшей трагедии, похоже, высшему руководству уже ясны, но пока они прямо не называются. Впрочем, даже из косвенных высказываний можно понять суть дела. Например, Владимир Путин констатировал, что «безответственно и преступно экономить деньги на безопасности или доверять соответствующие ремонтные работы аффилированным с кем бы то ни было, а особенно с руководством объектов, структурам, как правило, не имеющим достаточно опыта и знаний». С таким заявлением он выступил вчера на совещании в кризисном центре МЧС, посвященном ходу ликвидации последствий саяно-шушенской аварии.

А накануне вице-премьер Игорь Сечин по итогам заседания правительственной комиссии по ликвидации причин аварии заявил, что ремонт на 2-м гидроагрегате Саяно-Шушенской ГЭС, с которого началась авария, проводился фирмой «Гидроэнергоремонт», созданной рядом должностных лиц станции. Как сообщает Интерфакс, компанию «Гидроэнергоремонт» в начале 2005 года учредили в равных долях 12 физлиц. Среди них – руководители станции Николай Неволько, Валентин Стафиевский, Андрей Митрофанов, Александр Погоняйченко и другие.

Это было все руководство Саяно-Шушенской ГЭС и их родственники, причем как бывшее руководство, так и действующее, сообщил Сечин, особо подчеркнув, что одним из таких «менеджеров» является главный инженер станции. По словам Сечина, учредители «Гидроэнергоремонта» использовали «мошеннически схожее» с названием одной из «дочек» самой ГЭС название и выигрывали за счет этого тендеры. «Есть ли связь между аварией и этой деятельностью – предстоит определить», – подчеркнул вице-премьер. Но уже ясно, что у руководства Саяно-Шушенской ГЭС «возникло дополнительное увлечение различными коммерческими проектами», в результате было утеряно внимание к технологическому контролю и обеспечению надежности работы станции.

Сечин, однако, не ограничился выявлением конкретных любителей наживы, а сделал ряд выводов, имеющих куда более широкое значение. Среди основных причин, повлекших за собой столь трагические последствия, он назвал «совокупность различных вещей». «Это и утрата связи между структурами в результате реформирования РАО «ЕЭС России», отсутствие координации между Системным оператором и станцией, отсутствие технического контроля на самой станции». Фактически впервые на официальном уровне была поставлена под сомнение успешность реформирования РАО «ЕЭС», проведенного под руководством Анатолия Чубайса.

Об опасности реформирования советской системы энергетики говорили давно. Разделение единой структуры, долгие годы взаимодействовавшей на территории огромной страны, в разных климатических и географических условиях, в разных регионах, на частные компании не могло не привести к утрате управляемости системы. Если раньше генерацией, передачей и сбытом энергии занимались местные подразделения РАО «ЕЭС», которые обладали полным объемом информации о положении дел в отрасли, могли распределять затраты и силы на ремонт в рамках своих полномочий, то сейчас все эти функции разделены. Если во времена существования единой общероссийской системы можно было решать оперативные вопросы на основании личных отношений, а бюрократией заниматься задним числом, то в рамках разных предприятий личные отношения теряют всякую значимость, замедляется процесс реагирования на критические ситуации.

Причем функции контроля над техническим состоянием оказались размыты и выведены из единой системы управления. Тот же технический контроль по сути осуществляется внешними организациями со значительными злоупотреблениями, как в случае с «Гидроэнергоремонтом».

Пока деятельность СШ ГЭС регулировалась РАО «ЕЭС», большинство задействованных сотрудников состояло из специалистов еще с советским опытом работы. Пришедшая на смену новая управляющая организация (в данном случае – РусГидро) советским наследием не была отягчена, зато была заинтересована в росте прибыли и сокращении расходов. К избыточным расходным статьям были отнесены система подготовки кадров, система принятия решений, система контроля качества, система взаимосвязи подразделений. И это – не какая-то особенная злокозненность РусГидро. Можно быть уверенными, что и на других приватизированных объектах некогда единой энергосистемы рыночный подход – в действии. Эффективные менеджеры – вместо «совковых» инженеров. Собственно, к этому сводились все наши «либеральные реформы» последних 20 лет, просто Анатолий Чубайс подходил к своей работе наиболее основательно. Вот и правительство не может прямо признать, что катастрофа явилась продуктом реформы, т. к. за эту реформу в конечном итоге оно же и должно отвечать. Вот поэтому вместо системных выводов Владимир Путин и говорит, что очень рассчитывает на эффективную, «но в рамках действующего законодательства», работу следственных органов: « (Эти органы) должны ясно и четко ответить, были ли нарушения закона в процессе эксплуатации и проведения ремонтных работ, и если были, то кто совершил эти противоправные действия».

После таких заявлений, вероятно, конкретных любителей наживы, экономящих на мерах безопасности, возможно, и накажут, но сомнительно, что правительство рискнет всерьез разбираться со всем объемом итогов «энергореформы». Хорошо хоть, что Путин приказал по итогам расследования сделать корректировку «правил эксплуатации гидроэлектростанций, да и всех технически сложных объектов». Тоже ведь могли расценить как «чрезмерное вмешательство государства в бизнес».

КМ.RU попросил оценить крупнейшую в новейшей истории России техногенную аварию давнего антагониста Анатолия Чубайса – бывшего заместителя министра энергетики, доктора технических наук Виктора Кудрявого, работающего сейчас научным руководителем НТЦ «Оптимизация управления в электроэнергетике»:

– Нельзя говорить о катастрофе на Саяно-Шушенской ГЭС в отрыве от ситуации во всей российской электроэнергетике. У каждой катастрофы могут быть какие-то свои конкретные причины. Но, чтобы их предотвращать в дальнейшем, необходимы меры комплексного характера.

Более 10 лет российским энергохолдингом руководили дилетанты-временщики. Это период далеко не безобидный, т. к. ущерб для текущей надежности и развития отрасли (энергокомпаний) невозможно даже точно оценить. По экспертной оценке профессора В.В. Платонова, до основного производства за 7 лет не дошло $39,5 млрд.

Среди огромных потерь финансовых средств наибольшую угрозу надежности представляет снижение реального финансирования технического обслуживания оборудования, т. к. это прямо влияет на аварийность оборудования.

Сегодня ремонт устаревшего оборудования в электроэнергетике буквально влачит жалкое существование, т. к. численность ремонтного персонала с учетом подрядчиков упала более чем в два раза. По данным рейтингового агентства «Тейдер», 45% турбинного оборудования ОГК и ТГК (по состоянию на март 2009 года) имеет остаток паркового ресурса менее 10%. Разумеется, это касается и РусГидро, и Саяно-Шушенской ГЭС.

Встает вопрос: почему в условиях провала инвестиционных программ и ежегодного старения отрасли у топ-менеджеров и новых собственников нет ни понимания, ни мер по восстановлению нормальной системы технического обслуживания, предписанной регламентом планово-предупредительных работ? А дело в том, что они сегодня отвечают только за прибыль. Это – единственная цель функционирования каждой энергокомпании. Так закреплено в уставах решениями общих собраний их акционеров.

Когда стали снижаться инвестиции, усложнился и режим работы оборудования, в первую очередь – на ГЭС с достаточной приточностью воды, дающей компании сверхприбыль. И Саяно-Шушенская электростанция – среди них.

В этих условиях сохранить надежность можно только за счет высочайшего уровня технического обслуживания, эксплуатации и постоянного контроля гидроагрегатов как с использованием новейшей диагностики, так и инженерных обходов. Но сказываются особенность текущего момента, порожденная губительной кадровой политикой, трудовыми отношениями между персоналом и руководителями энергокомпаний, кратного различия в статусе, неадекватной оплате труда, взаимного неуважения. Нельзя исключать и боязнь высказывать мнение – об этом мне, кстати, открыто говорили линейные руководители. Любое несогласие с руководством компании – это ступень к увольнению. Сегодня кризис усилил противостояние, оставив руководство энергокомпаний без объективной обратной связи.

Сегодня специалистам понятно, по каким направлениям после саяно-шушенской аварии надо изменять нормы проектирования и эксплуатации. Представляется, что надо проявлять максимальную осторожность при решении вопросов внедрения быстродействующих автоматических устройств на агрегатах с длительным сроком эксплуатации.

Собственно, гидротурбины имеют необходимый запас прочности. Но быстродействующая система регуляторов скорости на цифровой основе может при отказе отдельных элементов сохранить импульс на быстрое закрытие направляющего аппарата. А это – уже не повод, а причина для гидроудара. Необходимо исключить случаи, когда система регулирования частоты на агрегатах, имеющих серьезные замечания по надежности, работает в диапазоне нестабильного потока воды, вызывающего экстремальную вибрацию. Разрыв маслопроводов сервомоторов – это тоже «команда» на мгновенный сброс нагрузки.

В настоящее время пресса много пишет о том, что из агрегатов Саяно-Шушенской ГЭС выжимали прибыль в ущерб надежности. Если прибыль – единственная цель компании, а ответственность за надежность реально отсутствует, то менеджер примет решение исходя из прибыли. И снимать фактор сверхприбыли как причину снижения надежности нельзя. Представляется, что существующая модель рынка электроэнергии должна быть заменена на оптимизационную модель «Единый покупатель». Это снижает риски принятия решений, игнорирующих надежность. Да и обременение экономики, по расчетам экспертов, снизится на $15 млрд в год.

Ясно, что влияние на надежность уровня технического обслуживания отрицать невозможно. Вероятность катастрофических последствий аварий на энергообъектах и ответственность за жизнь обслуживающего персонала требуют принятия жесткого регламента утверждения и использования средств ремонтного фонда, а также оценки качества и полноты выполненных работ. Для этого необходимо изменить статус технического директора (главного инженера), обеспечить баланс его прав и ответственности за надежность. Если главный инженер на энергообъекте не будет первым руководителем, то он не должен быть и вторым. Создавшаяся обстановка после саяно-шушенской аварии обязывает, должна и может изменить многое в электроэнергетике.

© Максим Хрусталев 15.10.2009Первоисточник публикации.