Я.П. Невелев
Невелев Яков Петрович. За чистый город и проядочную власть.
Главная О Невелеве Публикации Предприятия холдинга Банк вакансий Общественная деятельность Фотографии  Газета  "Уральский  Край"  Архив О сайте

Я никогда не

занимался торговлей.

Я производственник

Я.П. Невелев

Почему Россия не Швеция.

На прошедшей неделе я вернулся из Швеции, где, как член партии «Яблоко»,  был наблюдателем на выборах в Европарламент. В ходе поездки мне представился шанс посмотреть на механику западных избирательных кампаний изнутри и беглым взглядом окинуть уже вошедший у нас в поговорку шведский социализм. Как можно применить опыт страны, расположившейся в стороне от мировых событий, на краю Старого Света, для наших обширных просторов? Чем наш «застой» отличается от их «социализма» и почему мы не они. Я пытался понять.

Отличия сразу в глаза не бросаются. Природа наша – Сибирь, Средний Урал, на лугах цветочки-барашки. Север Швеции, куда улетели из Стокгольма наблюдать за самой  кампанией, – почти наш Северный Урал.  Ощущения того, что ты вне дома, нет. Есть ощущение, что дома навели порядок и успокоились. Приметы шведского социализма наблюдал по пути в аэропорт. Поток марок машин очень разнообразен и не сразу замечаешь отсутствие авто премиум-класса: мерседесов, порше, феррари и прочих. Прогрессивная шкала налогообложения в действии. Люди тут не беднее, чем в Екатеринбурге, просто кичиться богатством не принято, получать сверхприбыль - тоже. Высокие доходы нивелируются налоговой ставкой, ситуация, когда от высокого дохода государство оставляет в кармане цифру ниже средней, здесь нередка. На выезде из столицы элитных поселков нет, коттеджи в три этажа отсутствуют Всё просто и по скандинавски аскетично.

Город Остерсунд, столица области Ямпландия, расположенный в 900 километрах севернее от Стокгольма, поразил красотой горных озер и водопадов, густыми лесами и  тихой размеренной провинциальностью. Городской совет (ратуша), куда нас пригласили, очень прост, нашего пафоса нет, все выдержано в многовековой традиции: небольшое помещение, отделано деревом, стулья  и кресло мэра тоже простые деревянные. Структура городской власти такая же, как у нас, только за одним исключением,  - наряду с выборными органами - мэром и городским советом -  есть еще назначаемая позиция сити-менеджера. Менеджер города работает по контракту и таким образом оторван от политики и, в зависимости от качества его работы, может быть смещен до выборов или, напротив, пережить нескольких мэров и созывов городского совета.

Качество наемного труда сити-менеджера бросается в глаза. Городок прибран и выглядит как открытка, несмотря на то, что на наших глахах прошел ряд праздников, в том числе, «последний звонок» выпускников школ, а 6 июня отмечали день

Швеции. 7 июня шведы еще и выбирали своих представителей в Европарламент, но следов предвыборной лихорадки заметно не было.

Агитационные материалы всех форматов выдержаны в спокойных пастельных тонах. Определить партийную принадлежность кандидатов можно лишь по маленькому флажку определенного цвета в углу плаката или буклета. Государственную символику не использует никто, что, конечно, снижает градус нервозности.  Задаюсь вопросом - не является ли это спокойствие результатом пассивностью общества, а тиражируемый с плаката на плакат один и тот же дизайн – отсутствие креатива и жесткой экономии средств? Однако гостеприимный хозяин, мэр города и  кандидат в Европарламент от социал-демократической партии  Йенс Нильсен по этому поводу ответил, что политики должны конкурировать не цветной оберткой и качеством программ. Нельзя с ним не согласиться.

   То, что политический рынок идей и личностей не превращается здесь в балаган, заметно. Накануне празднования дня Швеции и выборов в Остерсунде прошла ярмарка партий: политические соперники делили одну городскую площадь, выставив на лотки свою агитационную продукцию. На этой же площади устраивали дебаты в реальном времени, каждый житель мог прийти посмотреть на кандидатов и определиться в своем выборе. Представить себе такую ситуацию у нас пока сложно.

В выборах в европейское собрание участвует 9 партий, зарегистрировано по стране еще больше. Лидирующих трое: консерваторы, либералы и социал-демократическая партия. Но наличие выверенной актуальной программы и шанс на свое место в ложе при грамотной предвыборной кампании есть у всех. Забегая вперед, скажу, что на этих выборах новоиспеченная партия «пиратов», требующая отмены авторского права, набрала 6 процентов и получила своё одно место. 

Судорожно ищу несоответствия. Распределение медиа-ресурсов, на первый взгляд, далеко от справедливого. По телевидению мелькают консерваторы. В том числе, и премьер-министр Швеции - он тоже консерватор. Спрашиваю у  Йенса, - отчего так? Выясняется, что цивилизованная предвыборная борьба имеет свои тактические законы, которые включают в себя и выбор средств. Для того, чтобы попасть на экран, нужны немалые деньги. Социал-демократической партии этот метод не подходит принципиально. Деньги найти можно, но как оправдаться перед своим избирателем – средним классом - за расточительность? Тактика партии зависит от социального слоя, который ее поддерживает. В данном случае, социал-демократическая партия десятилетия  делает ставку на метод «дор ту дор», от двери к двери, на  личное общение с избирателем. И работает это успешно. Социал-демократы более 70 лет из последних 100 формировали правительство Швеции, собственно, и создав этот самый шведский социализм. Кстати, на выборах в Европарламент побеждают они же. Сам Йенс Нильсон набирает по Ямпландии, области, откуда он избирается, 38 процентов. Это победа. Замечу - победа без использования телевидения.

Так пассивность или спокойствие? Уже в Стокгольме на «Радио Швеции»  меня спросили, -  чем я сам могу объяснить такую низкую явку, всего 44 процента?  Что тут ответить. У нас-то в Екатеринбурге на прошлых выборах в городскую думу пришло 18 процентов, и это только по официальным данным… Сами шведы объясняют низкую явку (обычно на участки приходит за 80%) отдаленностью, непонятностью для населения Брюсселя и целей Европарламента. Насколько же тогда екатеринбуржцы не понимают функции и пользы нашего городского собрания и как далеки наши депутаты от горожан, если у нас на выборы пришло в три раза меньше?

Нет, конечно, не пассивность. Молодежь в местных барах и на улицах говорит о политике, ориентируется в расстановке сил, программах. Имеет свое мнение. В среднем, каждый швед состоит в 3-4 общественных организациях. Не по принуждению, а потому, что знает и верит в свою способность влиять на процесс управления своей страной и своей жизнью.

А почему бы не успокоиться? Хваленный шведский социализм – это реальное бесплатное образование от детсада  до университета,  дешевая медицина - за 600 рублей в месяц (в пересчете на наши деньги) можно получить любые медицинские услуги в неограниченном количестве. Это реально работающий институт дополнительного (вечернего)  образования. Каждый гражданин волен посещать бесплатные курсы по любой интересующей его дисциплине, получать дополнительное знания и развиваться как личность. Культурный уровень населения удивляет. Моим случайным собеседником в городке Аре  оказывается человек средних лет, плотник по роду занятий - о его профессии и интересах я узнаю из личной беседы, которую он ведет на английском. Зарабатывая на хлеб физическим трудом, он, тем не менее, показывает недюжинные познания в истории и тонкостях политики, а его знания английского просто поражает.

В России мы скучаем по «застою», ищем виноватых в том, что потеряли свой уровень социального обеспечения, признаемся, - очень близкий к шведскому. Почему-то виноватой принято считать демократию. Негатив «лихих» 90-х в нашем сознании не отделим от начала становления демократических институтов и ассоциируется со словом «беспредел». Происходящей подмене понятий способствуют политики правящей партии, с телеэкрана без устали поминают достоинства скандинавского социализма, сравнивая его с ушедшим застоем, забывая при этом упомянуть об основе, на которой он построен.

Шведы любят рассказывать анекдот об отце-основателе IKEA, который став фигурантом списка Forbes, продолжал передвигаться по Стокгольму на старом Saab’е. Мы такие анекдоты тоже любим послушать и поговорить о пропасти различий в наших менталитетах. Почему-то нам всегда проще говорить, чем два раза в год встать и устроить явку в 44 процента. А там, глядишь, и выяснится, что не так много между нами различий.            

 

© Максим Петлин, депутат Екатеринбургской городской Думы, член правления ЕС РТС 09.07.2009Первоисточник публикации.