Я.П. Невелев
Невелев Яков Петрович. За чистый город и проядочную власть.
Главная О Невелеве Публикации Предприятия холдинга Банк вакансий Общественная деятельность Фотографии  Газета  "Уральский  Край"  Архив О сайте

Я никогда не

занимался торговлей.

Я производственник

Я.П. Невелев

20 лет после Афганистана

В годовщину вывода советских войск прошли памятные мероприятия по России и странам СНГ

В воскресенье, 15 февраля, исполнилось 20 лет с того момента, когда советская 40-я армия вышла из Афганистана. Закончилась почти 10-летняя война, оказавшая огромное влияние на ситуацию в мире, положение внутри СССР, умонастроения значительной части советских граждан и отношение к Советскому Союзу со стороны Запада, а также культуру, фольклор, боевые уставы и многое другое.

Значимость этой даты отметил и президент России Дмитрий Медведев. «Сегодня мы отдаем дань глубокого уважения солдатам и офицерам, сержантам и генералам, врачам и гражданским советникам. Всем, кто проявил стойкость и мужество и с честью выполнил поставленные командованием задачи. И, конечно, вспоминаем тех, кто исполнил долг перед Родиной ценой собственной жизни», - говорится в тексте поздравления, распространенного пресс-службой президента.

Памятные мероприятия проходили  по всей стране. В Государственном Кремлевском дворце проведен прием с участием представителей ветеранских организаций России и стран СНГ, Героев Советского Союза, семей погибших военнослужащих. На Поклонной горе состоялось шествие ветеранов, а к Могиле Неиз вестного солдата и памятнику маршалу Жукову возложили венки.

С утра 15 февраля памятные мероприятия начались в Александровском саду и на Манежной площади. Съехавшиеся из всех регионов страны делегации ветеранских организаций, а также вице-премьер Сергей Иванов и губернатор Московской области Борис Громов возложили цветы к Могиле Неизвестного солдата и памятнику маршалу Георгию Жукову. После церемонии состоялось шествие по аллее Мира на Поклонной горе к памятнику Воинам-интернационалистам, где состоялся торжественный митинг с участием более тысячи человек. В память о воинах-афганцах в Парке Победы установлена  БМП-1, на которой воевали в Афганистане. Вечером в Государственном Кремлевском дворце состоялась премьера фильма «Путь», сюжетом которого послужил один из этапов возвращения войск из Афганистана в 1989 году. Затем состоялся праздничный концерт.

Митинги и шествия памяти прошли в Смоленске, Волгограде, Махачкале, Санкт-Петербурге, Калининграде, а также в других республиках бывшего СССР. В Минске и Киеве в поминальных церемониях участвовали президенты Александр Лукашенко и Виктор Ющенко. В литовской Клайпеде была открыта мемориальная доска в честь погибших в Афганистане жителях города. В российском посольстве в Кабуле состоялась церемония отдания почестей погибшим, которую провел глава дипломатической миссии Замир Кабулов. У расположенного в афганской столице памятника воинам-интернационалистам также собрались россияне для поминовения погибших.

Юмор войны   Об афганской войне написано и сказано так много, что трудно добавить что-то новое. Разве что напомнить, что помимо крови, подвигов и страданий здесь было место юмору. Популярный анекдот времен вывода войск и перестройки: душманы окружают маленькое подразделение. Командир: «Надо кого-нибудь оставить прикрывать, а мы попытаемся прорваться. Добровольцу оставим каску, три гранаты, автомат и, если что, организуем пышные похороны. Кто доброволец?» Вызывается цыган и просит три каски и одну гранату. Оставили, отползли, а позади ни взрывов, ни выстрелов. Подползли обратно и видят: сидит цыган, рядом куча оружия, одежда, полуголые душманы. Цыган крутит каски и кричит: «Кручу, верчу... Кто заметил, где граната?» Однако не будем повторять общие слова о том, что шутка и анекдот помогали советским солдатам выжить среди афганских скал. Предоставим слово участникам боев со всех трех сторон - советской, правительственной афганской и моджахедов.

Шурави в афганской армии

Подполковник Владимир Кузнецов был советником замкомандира пехотной дивизии по боевой подготовке афганской армии. Участвовал в боевых действиях в провинциях Нангархар и Лагман. 27 марта 1988 года в ходе боевых действий в уезде Гошта (провинция Нангархар) под интенсивным обстрелом принял решение переместить командный пункт дивизии и восстановил управление частями, что обеспечило победу в бою.  «Меня направили в Афганистан в декабре 1986 года в качестве советника командира пехотного полка афганской армии, - вспоминает Кузнецов. - Прибыл в Кабул, и вскоре мне предложили стать советником заместителя командира по боевой подготовке 11-й пехотной дивизии афганской армии. Его звали Рахматшах. Почти в каждой из девяти тогдашних дивизий армии Бабрака Кармаля был наш советник, всего около 150 человек. Штаб афганской армии находился во дворце Амина. Там работали и наши командующие, и советники управленцев, туда приезжал много раз генерал Варенников.  Должность советника заместителя командира дивизии я принял в январе 1987 года. В мои обязанности входила разработка и планирование боевых операций по уничтожению формирований моджахедов, которые мы проводили совместно с коллегами из других родов войск. Преимущественно это было операции в горной местности с использованием пехоты при поддержке артиллерии и вертолетов. В тот период велись вялотекущие боевые действия, разовые, не имеющие какой-то общей задачи. Обычно было так: по информации разведчиков подразделения выдвигались походным строем, обстреливали место расположения моджахедов и возвращались обратно. Как правило, из-за низкой мотивации и плохой подготовки афганских солдат операции велись малоуспешно, и многим моджахедам удавалось уйти.

Одной из таких операций стала попытка ликвидации бандгруппы полевого командира Ахмадшаха, который обосновался на территории провинции Нангархар в южной части Афганистана. Рахматшах, у которого я служил советником, хорошо его знал, учился с ним когда-то в одной школе, но война поставила их по разные стороны баррикад. Этот Ахмадшах был очень грамотный, эрудированный человек, сильный   специалист в военном деле. Возможно, поэтому ему удалось уйти из-под обстрела летом 1988 года, когда на его банду из 150 моджахедов были направлены около 500 афганских солдат с несколькими единицами артиллерии. Мы заблокировали группу Ахмадшаха в ущелье, открыли огонь и уничтожили почти всю группу, но командиру с несколькими боевиками удалось уйти. Что с ним случилось потом, я не знаю. Он мог погибнуть, уйти из страны или до сих пор там живет.

Другой операцией стала переброска командного пункта дивизии на запасное место дислокации, которую мы провели в максимально сжатые сроки, чем спасли дивизию от уничтожения во время атаки. За эту операцию мне дали орден «За службу Родине в Вооруженных силах СССР» III степени, которую мне только 13 февраля этого года вручил в Генштабе первый замминистра обороны Александр Колмаков.

Одной из особенностей той войны было отсутствие ясной цели. Наверное, поэтому в ней никто не победил. Война показала, что современная европейская цивилизация пока не в состоянии победить тот симбиоз культур, который сложился в Афганистане. Любая попытка подчинить этих людей, сломить их культуру и образ жизни заканчивалась ничем. Они просто продолжали жить так, как привыкли, как жили много веков назад.

Но за время службы у меня сложились хорошие отношения с многими афганцами - Рахмадшахом, начальником госпиталя полковником Муином, капитаном Саидом. Я бы с удовольствием встретился с ними, но, к сожалению, никаких их координат не осталось. Каждый из них, несмотря на свое радушие, очень мягкий и добрый характер, оставался внутри гордым и непреклонным афганцем, сохраняющим достоинство, независимость и верность себе. В этом, наверное, и сложность».

Советский солдат

В декабре 1979 года проходивший срочную службу в мотострелковой части сержант Усман Дачаев подал рапорт с просьбой направить его в Афганистан. Там уроженец чеченского села Цоцин-Юрт прослужил в течение почти всего 1980 года. Его полк, дислоцированный в городе Газни, вел операции по всей территории Афганистана.

«Вообще, родители узнали про Афганистан только после того, как я вернулся домой, - вспоминает Дачаев. - Знали, где я и что делаю, лишь братья. Но мой отец прошел Великую Отечественную, а до этого финскую, так что одобрительно похлопал по плечу, узнав о месте моей службы.

Сражаться против мусульман не было сложно психологически. Люди, которые заставляют страдать свой народ, - это не мусульмане. Я не могу сказать, что те, с кем нам пришлось столкнуться, были мусульманами. Они торговали и употребляли наркотики, угоняли скот, грабили своих соотечественников. Поэтому ни я, ни другие наши ребята-мусульмане не признавали их единоверцами.

Приходилось воевать и в горах, и на равнинах. Как-то раз наша рота прочесывала кишлак. День выдался жарким, мы шли несколько часов подряд. С одним из офицеров я осматривал окраину кишлака. Подошли к каналу, по которому текла вода. Она оказалась непригодной для питья. Мое внимание привлек тихий всплеск. Я нагнулся к воде, чтобы проверить, и вдруг вижу: в воде отражается здоровенный армейский сапог! Там была очень хитрая складка местности, бугорок, и лаз был виден только со стороны канала. Я понял, что кто-то прячется в нише над водой, которую сверху было не видно.

Звать на подмогу было опасно, так как я не знал, сколько там пряталось человек, кто они такие. К тому же основная часть нашей роты находилась в глубине кишлака, рядом был только офицер. Я прикинул, где может сидеть человек, чей сапог отражался в воде, и выстрелил. Первая короткая очередь - в ответ тишина. После второй автоматной очереди крикнул по-чеченски, от волнения забыв русский: «А ну выходи!» - и оттуда показался душман. За ним вышли еще семеро, все грязные и обросшие, а тут и наши, услышав выстрелы, подоспели.

Выяснилось, что я наткнулся на тайник душманов. Кроме восьмерых пленных мы взяли в тайнике довольно серьезный арсенал боеприпасов. Один из душманов признался, что они готовились подорвать колонну, следовавшую за нами. За эту бдительность командование части наградило меня почетной грамотой.

Я ни о чем не жалею, хотя страны, за которую воевали и погибали мои товарищи и я, больше нет. Многие мои сослуживцы с развалом Союза оказались за границей, их я не видел больше 20 лет. С другой стороны, если бы не Афганистан, меня могло и не быть. Я живу на окраине Цоцин-Юрта, и во время войны долгое время рядом с моим домом находился блокпост федеральных сил. После каждого обстрела или при зачистках федералы первым делом заходили ко мне. Но всякий раз, когда узнавали, что я служил в Афганистане, извинялись и даже отдавали честь.

Сейчас у нас в республике есть комитет воинов-афганцев, в котором состоят 2,5 тыс. человек. Когда мне нужна помощь, я могу обратиться к любому из них и знаю, что мне не откажут. Все-таки мы остаемся товарищами по оружию».

Моджахед

Уакеф Хакими сейчас ответственный редактор газеты «Моджахед», издающейся в Кабуле. В прошлом он боец отряда моджахедов из населенной преимущественно этническими таджиками провинции Бадахшан и принимал участие в первых боях и переговорах с советской армией.

«Когда шурави в 1979 году вторглись в Афганистан, я жил в Бадахшане, что на самой границе с Таджикистаном, - вспоминает Хакими. - Там я и присоединился с моджахедам. Моджахеды в то время воевали за свободу и независимость Афганистана, война казалось героическим делом.

После того как советская армия вошла в центр Бадахшана - город Файзабад, недалеко от него в горах произошло мое первое сражение. Мне тогда было 16 лет.

В том бою от огня пятизарядных винтовок наших моджахедов погибло несколько советских военнослужащих, вооруженных «калашниковыми». Мне удалось, подобравшись к одному из тел, добыть такой автомат. Это была настоящая находка: в начале войны у моджахедов, которые сражались без всякой поддержки регулярных войск, была большая проблема с оружием. В нашем отряде имелось не более пяти «калашниковых» на сотню человек. В основном стреляли из древних винтовок начала XX века. Вообще, бой у Файзабада оказался удачным для нас. Советские подразделения тогда понесли потери и отступили.

Война стала для наших народов настоящим испытанием, унесла тысячи жизней. Но знаете, мне не очень нравится вспоминать ее. Может быть, потому, что русские и афганцы всегда испытывали симпатию друг к другу. Сегодня, без всякого сомнения, взаимоотношения между нашими странами серьезно изменились. Нынешняя Россия совсем по-другому относится к Афганистану и его народу, пытается преодолеть историю наших конфликтов. А Советский Союз, мне кажется, был слишком зависим от своей идеологии, что и стало причиной войны».

Не повторить ошибку

О том, что ввод войск в Афганистан был ошибкой, говорит и коллега Хакими - главный редактор информационного портала «Афганистан.ру» Омар Нессар, живущий в Москве.

По его словам, попытка объяснить необходимость ввода войск в Афганистан готовящимся вторжением США не выдерживает критики.

«В те годы только закончилась исламская революция в Иране и никаких предпосылок для вторжения в Афганистан США и их союзников не было. Такой задачи просто не стояло. Наоборот, была задача втянуть туда Советский Союз, что американцы с успехом и осуществили, - отметил главред «Афганистан.ру». - 10 лет войны и множество жертв с обеих сторон показали, что результата советские не добились. Многие серьезные и авторитетные политологи доказывают, что Советский Союз мог влиять на ситуацию в Афганистане и без ввода войск. Для этого имелись эффективные экономические и политические рычаги, в том числе и те, которые позволяли поддерживать дружественное СССР правительство».

Но в России эту точку зрения не разделяют. Член президиума Совета по обороне и безопасности, бывший начальник аналитического управления КГБ СССР Владимир Рубанов отметил в интервью «Газете», что ввод войск был вполне обоснован с точки зрения коммунистической идеологии. Советский Союз пытался построить в Афганистане общество по собственной модели.

«Но при воплощении советской идеологии в жизнь обнаружилось сразу несколько ошибок: мир оказался сложнее, чем негибкие идеологические догматы, - сказал Рубанов. - Не были учтены многие реалии, потому что представление о внешнем мире подгонялось под идеологему».

Он добавил, что неуспех афганской кампании во многом связан с тем, что советская модель не подходила к местному образу жизни и исламу, а идеологические инструкторы рассказывали афганцам принципы социалистического соревнования. «Против идеологического воздействия СССР выступил практически весь западный мир, создав для этого «Талибан» и «Аль-Каиду». Фактически в Афганистане столкнулись советская неповоротливость и американское высокомерие», - считает он.

Нессар и Рубанов сходятся во мнении о двух вещах. Во-первых, о том, что советская армия свою задачу выполнила. «Раз ввели войска, не нужно было так бессмысленно их выводить. Советское военное присутствие должно было остаться, - убежден Нессар. - Правда, СССР к тому времени экономически был не в состоянии продолжать войну».

Аналитик КГБ вообще считает, что военные свой долг исполнили безупречно.

А во-вторых, оба предостерегают от повторения ошибок 1979 года и возвращения в Кабул. «Сейчас политическое и экономическое влияние России в Средней Азии серьезно возрастает, - говорит Нессар. - На этой волне бессмысленно входить в Афганистан с оружием в руках. Гораздо эффективнее использовать политические и экономические методы для развития в этом государстве политических институтов, без деления афганцев на своих и чужих».

А генерал Рубанов говорит, что завершения афганской миссии НАТО может привести Россию к негативным последствия в виде усиления талибов. «Интересы России заключаются в том, чтобы США продолжили присутствие в Афганистане, поскольку они действуют по мандату ООН в интересах международной безопасности, - сказал он. - А возвращаться туда военным путем России нет никакого смысла».

Какие у России сейчас интересы в Афганистане?

МИХАИЛ МАРГЕЛОВ, председатель комитета Совета федерации по международным делам:

- Наш главный интерес - это безопасность наших южных границ: от наркотрафика, от расползания движения талибов в частности и исламского радикализма вообще. Нам также очень важна предсказуемость этой страны.

Говоря объективно, силы коалиции в Афганистане, как это ни странно прозвучит, сейчас прикрывают наши южные рубежи. Так что поддержание стабильности в этой стране и является той самой задачей, где совпадают интересы России и США, а также России и НАТО.

Если наши партнеры действительно готовы к возобновлению сотрудничества, замороженного в августе прошлого года не по нашей вине, то дверь открыта.

ЭДУАРД ВОРОБЬЕВ, советник директора Института экономики переходного периода, бывший зампред комитета Госдумы по обороне, генерал-полковник:

- Наркотрафик, идущий сегодня из Афганистана, является очень опасным не только для России, но и для Европы, Азии да и всего мира вообще. Если наша страна будет дистанцироваться от Афганистана, то, конечно, будут снижены ее возможности по предупреждению этого зла. Но если Россия будет сотрудничать с теми, кто действительно хочет объединить свои усилия в борьбе с наркоторговлей, движущейся по всем направлениям, это будет очень верным шагом.

И еще. По-моему, то, что Россия решила оказывать содействие США в транспортировке в Афганистан невоенных грузов, тоже является шагом в правильном направлении. Может быть, и это будет способствовать тому, что с приходом администрации Барака Обамы к власти отношения между Россией и США начнут улучшаться. Естественно, улучшение взаимоотношений возможно только через взаимные компромиссы, договоренности и уступки.

НАФИГУЛЛА АШИРОВ, сопредседатель Совета муфтиев России, председатель Духовного управления мусульман азиатской части России:

- По-моему, приход к власти в Афганистане талибов никоим образом не может отразиться на нашей безопасности. Ведь ни одна афганская власть никогда не заявляла о том, что имеет какие-то агрессивные намерения по отношению к России. Еще до того, как разразилась американо-афганская война, я говорил: было бы глупо убеждать людей в том, что какие-то полуразрозненные афганские формирования смогут пересечь Узбекистан, Туркмению, весь Казахстан и вторгнуться в Россию.

Но сегодня американская военная машина уже полностью орудует в Афганистане. Я с большим удивлением воспринял новость о том, что Россия предоставляет свою территорию для доставки грузов невоенного характера в Афганистан. Учитывая то, что там идет партизанская война против американских войск, даже доставка мирных грузов для агрессора в какой-то мере тоже является участием в агрессии.

ВИКТОР АЛКСНИС, зампред партии «Народный союз», бывший депутат Госдумы, полковник:

- На мой взгляд, у России два основных интереса в Афганистане. Во-первых, эта страна является и заповедником, и плацдармом агрессивного исламского экстремизма. Учитывая, что Средняя Азия для России носит характер так называемого мягкого подбрюшья и наша страна сегодня с юга практически ничем не защищена, то приход к власти в Афганистане радикальных исламистов представляет собой достаточно серьезную угрозу. Но, к сожалению, у России сейчас мало рычагов для того, чтобы как-то влиять на ситуацию в этой стране.

Во-вторых, с территории Афганистана сегодня осуществляется самая настоящая наркоагрессия в Россию. Производство наркотиков в Афганистане возросло в 20 раз после ухода оттуда наших войск в 1989 году, и это тоже представляет реальную угрозу нашей безопасности.

Я уверен, что вывод наших войск из Афганистана был политической ошибкой. Или войска можно было и вывести, но все равно нужно было продолжать оказывать поддержку режиму Наджибуллы. Напомню, что этот афганский лидер продержался после ухода наших войск еще два года и талибы его свергли только после того, как тогдашнее руководство России категорически отказалось поставлять Наджибулле вооружение, боевую технику, а самое главное - горючее. Режим Наджибуллы пал в 1992 году из-за того, что Россия отказалась поставить в Афганистан 300 тонн солярки для заправки танков их армии. Так талибы взяли Кабул. Теперь можно сравнить цену 300 тонн солярки и того, что мы получили. 

Некоторые факты афганской войны

Широко известны такие цифры и факты войны в Афганистане, как: погибло 14 453 советских военнослужащих, из них 9511 были убиты в боях, 2386 умерли от ран, остальные покончили с собой или умерли от болезней. 27 тыс. стали инвалидами. 417 военнослужащих пропали без вести или оказались в плену. 119 удалось освободить, 97 из них вернулись в СССР, 22 поселились в других странах. Убыль населения Афганистана, по приблизительным подсчетам, составляет 500 тыс. человек.

Первые массовые потери советская армия понесла уже 25 декабря 1979 года, то есть за два дня до штурма дворца Амина и спустя всего пять месяцев после прибытия в Баграм передового парашютно-десантного батальона. В аэропорту Кабула при заходе на посадку взорвался транспортный Ил-76, на борту которого находилось 37 (по другим данным, 67) десантников. Одно из наиболее ярких событий афганской войны - восстание советских и афганских правительственных военнопленных в лагере Бадабера на территории Пакистана 26 апреля 1985 года. Восставших было более полусотни, и их сопротивление подавили только части регулярной пакистанской армии с использованием артиллерии. Впервые в советской печати («Комсомольская правда») появилась небольшая заметка о воинской доблести советских солдат, а не их трудовом энтузиазме в строительстве школ и детских садов. Впоследствии режиссер Тимур Бекмамбетов снял об этом фильм «Пешаварский вальс».

Известны имена семерых узников Бадаберы. Уроженец города Белая Церковь рядовой Сергей Коршенко указом президента Украины награжден в 2003 году орденом «За мужество» (посмертно), а уроженец Акмолинской области младший сержант Николай Саминь указом президента Казахстана - орденом «Доблесть» (посмертно). Уроженцы России ефрейтор Николай Дудкин (Алтайский край), рядовые Игорь Васьков (Костромская область) и Сергей Левчишин (Самарская область) наград не получили ввиду отсутствия у Минобороны точной информации о восстании.

Происхождение названия «Черный тюльпан», которым именовались самолеты, вывозившие тела погибших солдат, имеет несколько версий. Одна из них гласит, что небольшое деревообрабатывающее предприятие Ташкента с началом войны начало выпускать вместо табуреток и кушеток для казарм солдатские гробы. Затем это предприятие стало похоронным бюро под названием «Черный тюльпан», и кто-то из местных жителей, служивших в Афганистане, назвал так самолеты.

Посттравматические стрессовые расстройства остаются серьезной проблемой для прошедших Афганистан военнослужащих (всего их более 500 тыс.). По данным председателя комитета по делам воинов-интернационалистов при Совете глав правительств государств-участников СНГ Руслана Аушева, причиной смерти более 30% умерших после войны ветеранов являются суициды, отравление алкоголем и наркотиками, ДТП. С 1990 по 2005 год среди участников боевых действий в Афганистане число инвалидов возросло в 2,5 раза. Вместе с «афганцами» число участников локальных конфликтов, членов их семей и семей погибших в государствах Содружества превысило 3 млн человек. Более 30% из них - одинокие люди.

Части 40-й армии не оставляли на поле боя своих погибших и раненых. Бой в Мараварском ущелье, в ходе которого погибла рота спецназа капитана Цебрука, продолжался половину дня 21 апреля 1985 года. А операция по вызволению оставшихся в живых и снятию с поля боя останков павших длилась более двух суток с привлечением четырех батальонов и авиации.

Афганская правительственная армия имела в своем составе 11 пехотных, 2 мотострелковые и 3 танковые дивизии, объединенные в три корпуса - Гардезский, Кабульский и Кандагарский. При Амине ее личный состав насчитывал 90 тыс. человек, а к 1986 году в результате потерь и дезертирства оставалось около 40 тыс. Количество моджахедов в разные годы колебалась от 120 тыс. до 200 тыс.

По западным оценкам, СССР истратил на войну в Афганистане около $80 млрд, что вкупе с низкими ценами на нефть фактически подорвало советскую экономику.

© ХАВА ДАЧАЕВА, ДЕНИС ТЕЛЬМАНОВ, ИГОРЬ КРЮЧКОВ, опрос подготовил АЛЕКСАНДР САРГИН 18.02.2009Первоисточник публикации.