Я.П. Невелев
Невелев Яков Петрович. За чистый город и проядочную власть.
Главная О Невелеве Публикации Предприятия холдинга Банк вакансий Общественная деятельность Фотографии  Газета  "Уральский  Край"  Архив О сайте

Я никогда не

занимался торговлей.

Я производственник

Я.П. Невелев

«Единая Россия» и кризис

    «Единая Россия» стала партией власти в период благоприятной социально-экономической ситуации, характеризовавшейся постоянным ростом ВВП, снижением инфляции (которая повысилась лишь в 2007 году, но все равно была значительно меньше, чем в 1990-е годы) и увеличением оптимизма российских граждан. «Единая Россия» изначально опиралась на поддержку самого популярного политика России Владимира Путина, который в прошлом году официально ее возглавил. Поэтому партии было значительно легче завоевать поддержку населения, чем ее предшественникам, действовавшим в кризисные годы – «Выбору России» и НДР. Однако начавшийся экономический кризис поставил перед партией новые задачи, которые она пытается решать с учетом своего места в системе власти.

В настоящее время «Единая Россия» оказалась в противоречивой ситуации. С одной стороны, ей необходимо продолжать быть полностью лояльной по отношению к действующей российской власти, в том числе и в ситуациях, когда та принимает непопулярные решения. Единственным таким прецедентом в ее истории была монетизация льгот, когда «единороссы» оказались единственной партией, полностью поддержавшей действия правительства, пойдя против преобладавших в обществе настроений. Однако тогда недовольство населения удалось быстро погасить путем масштабных финансовых вливаний, да и сама проблема носила относительно локальный характер, не затрагивающий непосредственных интересов большинства населения. Нынешний кризис является куда более масштабным, и возможности правительства купировать протестные настроения являются в связи с этим не столь значительными, как в начале 2005 года.

С другой стороны, «Единая Россия» не может не реагировать на растущую критику в адрес власти. Так, по данным опроса, проведенного ВЦИОМ и обнародованного на минувшей неделе, рейтинг доверия россиян к премьер-министру России Владимиру Путину снизился на 4%. Если 10-11 января Путину доверяли 63% респондентов, то через неделю число таковых уменьшилось до 59%. Разумеется, делать далеко идущие выводы по двум опросам не представляется возможным, но их результаты все равно выглядят тревожными. По сравнению с докризисными временами в обществе снизился социальный оптимизм, растет раздражение, которое, впрочем, пока не трансформируется в масштабный протест.

В результате партия предприняла ряд действий, которые, по мнению ее функционеров, позволяют сохранить популярность, не вступая при этом в противоречия с властью. Однако первое предложение партийных деятелей – годовой мораторий на выплаты по кредитам для потерявших работу – вызвало негативную реакцию банковского сообщества, расценившего его как популистское. Более того, оно было подвергнуто критике изнутри «Единой России» - депутат Госдумы Павел Медведев обратил внимание на то, что его реализация может нанести ущерб интересам вкладчиков. Заявления «Молодой гвардии «Единой России» о том, что она будет выявлять банки, требующие возврата кредитов у безработных, вызвали опасения другого рода – о том, что такие действия могут быть использованы для давления на конкретные банки.

Поэтому дело ограничилось более умеренными инициативами. На весенней сессии Госдумы будет рассмотрен законопроект о запрете банкам повышать процентные ставки по кредитам и в одностороннем порядке сокращать сроки действия таких договоров, а Агентство по ипотечному жилищному кредитованию (АИЖК) будет заниматься реструктуризацией ипотечного долга у людей, лишившихся работы или потерявших в зарплате. Причем если законопроект будет приниматься Думой – и, следовательно, «Единая Россия» сыграет в этом процессе значительную роль, то вопрос о реструктуризации становится сугубо техническим, к тому же осложненным многочисленными ограничителями (например, снижение зарплаты должно быть официально оформлено, что на практике происходит далеко не всегда).

Более перспективными выглядят начинания «единороссов», связанные с созданием «антикризисных групп». Определенный опыт в этом вопросе у партии уже имеется – скандалы, связанные с невыполнением обязательств  строительными компаниями (а то и прямым обманом  граждан-соинвесторов) привели к созданию в 2006 году рабочей группы по защите прав дольщиков, которую возглавил депутат Александр Хинштейн. Результатом ее деятельности стала «канализация» протеста дольщиков, что было особенно важно во время думской избирательной кампании 2007 года; по данным представителей группы, число обманутых дольщиков за время ее работы сократилось вдвое. Теперь функции этой группы расширены – она будет заниматься и проблемами вкладчиков.

Другой проект, получивший значительную «раскрутку» в СМИ – антикризисная группа по офисным служащим, которую возглавляет депутат Владимир Мединский. В рамках этого проекта в декабре прошлого года был создан профсоюз «белых воротничков», получивший название «ВМЕСТЕ»; его президентом был избран один из лидеров «Единой России» Андрей Исаев, а председателем – Мединский. Хорошо известно, что именно эта категория населения стала основной «группой риска» на нынешнем этапе кризиса. На организованный протест она сейчас неспособна, но для власти – и, соответственно, партии – необходимо предотвратить возникновение в этой до последнего времени благополучной и аполитичной среде оппозиционных настроений. При этом Мединский апеллирует к собственникам, которым, по его словам, нужен «эффективный профсоюз, нацеленный на сотрудничество», а не «резко оппозиционные и крайне радикальные группы». В обращении о создании профсоюза было особо сказано, что «мы не противопоставляем себя работодателям. Мы настаиваем, что решение проблем не должно происходить за счет одной стороны».

Остальные аналогичные проекты менее известны – это антикризисные группы по работе с трудящимися и профсоюзными организациями (руководитель – депутат Михаил Тарасенко, возглавляющий одновременно Горно-металлургический профсоюз России) и по работе с пенсионерами и ветеранами (руководитель – депутат Валерий Рязанский).

Наряду с партийными проектами, «Единая Россия» объявила и о своем участии в уличных акциях, направленных, однако, не на критику действий правительства, а на разъяснение населению их плюсов. В данном случае речь идет не столько о желании «продвинуть» партию, сколько о выполнении возложенной на «единороссов» миссии по поддержке политики власти. В этом контексте можно рассматривать и масштабную серию акций в поддержку отечественного автопрома под общим лозунгом «Мы за Путина! Мы за автопром!». Митинги в поддержку отечественной автомобильной промышленности прошли или пройдут в ближайшее время во многих городах Российской Федерации, где расположены крупнейшие автозаводы и смежные с ними предприятия: Москве, Брянске, Екатеринбурге, Калининграде, Елабуге, Набережных Челнах, Ликино-Дулево, Санкт-Петербурге, Всеволожске, Нижнем Новгороде, Липецке, Таганроге, Тольятти, Ульяновске, Миассе, Ярославле, Балаково.

Массовыми акциями «единороссы» не столько добиваются мобилизации сторонников партии (тем более, что часто она обеспечивается сугубо административными методами), сколько противопоставляют в публичном пространстве «правильные» митинги работников автопрома «неправильным» декабрьским акциям протеста в Приморье, которые были жестко разогнаны ОМОНом. При этом, по данным Левада-центра, к новым таможенным пошлинам положительно относятся лишь 27% россиян, а 46% выступают против. 57% опрошенных высказались против силового разгона протестных акций, и лишь 16% поддержали власти в таком подходе (несмотря на то, что в СМИ активно проводится мысль о том, что за протестом стоят представители спекулятивного капитала и сторонники сепаратизма). Хотя в приморских акциях участвовало явное меньшинство (преимущественно, люди, связанные с импортом иномарок), новые пошлины затронули интересы значительно более широких слоев населения – автомобилистов. При этом отсутствие опыта «переговорщика с народом» и ее зависимая позиция от власти способствовали тому, что «Единая Россия» никак не смогла проявить себя в приморском противостоянии (из значимых событий, связанных с деятельностью регионального отделения партии в этот период, можно отметить разве что вынужденную отставку его руководителя).

В то же время последние события показали, что «Единая Россия» даже в период кризиса не получила возможности публичной критики отдельных членов правительства. Исключение составила статья Юрия Лужкова, опубликованная в «Российской газете» и содержащая негативные оценки деятельности либерального макроэкономического блока кабинета министров. Впрочем, эта статья была расценена как выражение личной позиции мэра Москвы, который уже неоднократно ранее выступал с подобными резкими заявлениями, а не точки зрения всей партии.

При этом информация «Коммерсанта» о том, что на семинаре-совещании с секретарями региональных политсоветов «единороссов» (в нем приняли участие Владислав Сурков, Борис Грызлов и Александр Жуков) были подвергнуты жесткой критике действия финансового блока правительства и конкретные министры, вызвала у партийного руководства сильное раздражение. По словам Андрея Исаева, «это из серии слышал звон, да не знаю, где он. Речь на совещании действительно шла о том, что «Единая Россия», будучи партией парламентского большинства, просто обязана контролировать действия финансового блока правительства - особенно в условиях кризиса. И помогать, если считает нужным, своими предложениями – ведь мы постоянно держим руку на пульсе и объективно знаем о происходящем в стране не хуже, чем Минфин». Председатель центрального исполкома партии Андрей Воробьев заявил, что на мероприятии «никто не давал персональных оценок членам кабинета министров». Возможно, что основой для появления информации стали резкие слова Суркова в отношении «вялого ополчения счетоводов» (под которыми можно понимать государственных чиновников-экономистов) и общее тревожное настроение в связи с кризисом, которое не могло не найти своего отражения на мероприятии. Оно, разумеется, могло проявляться и без персональных оценок отдельных министров.

Кризис способствовал развитию внутрипартийной дискуссии между клубами, созданными в рамках партии; при этом каждый из них выступает с собственных идеологических позиций. Социал-консерваторы выступают за поддержку граждан, а не банков, либерал-консерваторы – за борьбу с коррупцией и неуправляемым разрастанием государственной машины, государственники-патриоты – за патриотическое воспитание финансово-экономических элит. Впервые между клубами произошла полемика, которая, однако, не привела к выработке цельной консолидированной позиции – ее появление вообще маловероятно с учетом того, что в партию оказались интегрированы сторонники разных, часто плохо совместимых идеологических направлений. В период спокойного экономического развития эти разногласия носили малозначительный характер (основным был статус «Единой России» как «партии власти», обеспечивающей вертикальную мобильность или сохранение прежних аппаратных позиций), но в кризисной ситуации значимость идеологического фактора повышается.

Противоречивое положение «Единой России» - как электоральной силы и политического инструмента власти – в условиях кризиса создает ей значительные проблемы, сокращая возможности для маневра и создавая напряженность. Впрочем, слабость всех остальных партий, существующих в рамках сконструированной сверху партийной системы, несколько упрощает задачу «единороссов». «Партии власти» можно вести политическую деятельность, не вступая в реальную полемику со своими оппонентами, которые, в свою очередь, дозируют критику в отношении власти (они вспоминают судьбу «Родины», активно втянувшейся в протесты против монетизации льгот и утратившей доверие Кремля, что привело к ликвидации партии в качестве самостоятельного политического субъекта).

Некоторое исключение представляет КПРФ, особенно на региональном уровне – ее активисты «втягиваются» в протестные акции, а в ряде случаев организуют их. Однако в целом в рамках существующей партийной системы у «единороссов» нет конкурентов (по данным ВЦИОМ, за «Единую Россию» готовы проголосовать 59% избирателей, тогда как за КПРФ – всего 7%). Главная проблема партии – это непосредственный контакт с избирателями, степень протестных настроений которых в период кризиса может существенно вырасти, особенно в том случае, если он будет носить глубокий и продолжительный характер.

© Алексей Макаркин – вице-президент Центра политических технологий 03.02.2009Первоисточник публикации.