Я.П. Невелев
Невелев Яков Петрович. За чистый город и проядочную власть.
Главная О Невелеве Публикации Предприятия холдинга Банк вакансий Общественная деятельность Фотографии  Газета  "Уральский  Край"  Архив О сайте

Я никогда не

занимался торговлей.

Я производственник

Я.П. Невелев

Преступления Чубайса доказаны научно

Известный факт, что печально памяти 90-е годы дорого обошлись России – как в плане национальных богатств и престижа державы, так и в плане тысяч загубленных человеческих жизней, получил новое подтверждение. Британские ученые опубликовали в журнале The Lancet результаты своего исследования уровня смертности в странах бывшего социалистического лагеря. Эти результаты, по мнению ученых, свидетельствуют о том, что одним из важных факторов, которые привели к росту смертности в 90-е годы, стала быстрая смена социально-экономической модели — так называемые «шоковые реформы», связанные с ускоренной приватизацией государственного имущества.

Специалисты отмечают, что ожидаемая продолжительность жизни в целом ряде стран резко снизилась и во многих странах так и не вернулась к дореформенному уровню даже спустя 15 лет после начала реформ. Хотя из этого правила есть и исключения: в то время как в России уже к 1994 году этот показатель упал на 5 лет, в Польше и Хорватии, напротив, произошло увеличение на один год. Эксперты объясняют это различиями в подходах к проведению изменений социально-экономической модели. Их исследования показали, что резкий скачок смертности сочетался с быстрым ростом безработицы, а, например, в Чехии и Словении, где уровень безработицы был сравнительно невысок, смертность даже упала.

Конечно, эти результаты работы британских исследователей вряд ли удивят жителей России, на себе испытавших «шоковые реформы». Пресловутая приватизация «по Чубайсу» надолго запомнится поколениям, жившим в 90-е. Тогда много говорилось о повышении эффективности экономики, но реальность не имела ничего общего с декларациями так называемых «младореформаторов». На деле переход к «капитализму» обернулся жестким противоборством криминальных структур, стремившихся поставить под свой контроль ранее принадлежавшие государству объекты экономики. Не случайно, что пресловутая субкультура «братков» и киллеров расцвела буйным цветом именно в те годы. На улицах городов развернулась настоящая криминальная война. Как мрачно шутили в начале 90-х, труповозки не справлялись с вывозом павших в бандитских битвах. В то время произошло резкое падение производства, начался кризис неплатежей и долговременных задержек зарплат. Многие люди в буквальном смысле слова выживали за счет натурального хозяйства, многие ранее квалифицированные и благополучные люди сломались, деклассировались, превратились в бомжей. Так что выводы западных специалистов очень хорошо согласуются с реальной практикой российских реформ начала 90-х.

Отметим также, что и в России проводятся подобные исследования. Журналист KM.RU обратился к одному из отечественных экспертов в этой области с просьбой прокомментировать выводы британских коллег.

Игорь Гундаров, доктор медицинских наук, профессор, академик РАЕН:

— Я — автор нового направления в демографии – психодемографии. Меня интересует механизм, почему выросли инфаркты и инсульты, почему упала рождаемость. Когда я проводил тщательный анализ традиционных факторов риска, то оказалось, что все они не имеют отношения к этому взлету смертности, о котором говорится в данном случае. Все говорят о плохой экологии — а она улучшилась. Говорят о высоком холестерине — а мы стали есть меньше мяса, молока, масла, но зато больше картошки, овощей, хлеба, а это здоровая структура питания. Возьмем алкоголизм — мы пьем много, но не больше, чем в начале 80-х годов. Говорят о развале здравоохранения — но в 94-м году развала не было, и мы лечили лучше, чем в конце 80-х. Уменьшилось и число толстых. В 94-м году распространенность курильщиков среди взрослого населения принципиально не выросла. И получается, что все то, что на слуху,— улучшилось или осталось в таком же состоянии. А смертность, тем не менее, выросла в полтора раза.

Наверное, мы тогда одни из первых стали заниматься изучением влияния психики на соматические процессы: на инфаркты, на инсульты, на кровяное давление, на холестерин и все остальное, что ведет к смерти. Как мы изучали психические факторы? Начиная с работ выдающегося социолога XIX века Эмиля Дюркгейма, самоубийства – это индикатор безысходности. И для нас самоубийства интересны как термометр, который измеряет в обществе уровень безысходности, депрессии, потери смысла жизни. А убийства – это индикатор или термометр в отношении крайней агрессии, бесчеловечности, злобы. Мы решили на огромном материале стран СНГ и Восточной Европы посмотреть динамическую связь между социально-экономическими и психическими факторами. Оказалось, что на 80% динамика озлобленности и тоски объясняет динамику смертности. Итак, как бы непосредственный убийца – это злоба и тоска. На этот счет масса исследований проведено в науке, где показано, что в таком состоянии увеличиваются инфаркты, инсульты, злокачественные образования, все болезни, потому что снижаются резервы здоровья. Все, что вызывает злобу и тоску, будет вести к увеличению смерти.

Англичане — авторы исследования — отметили приватизацию, а мы чуть дальше пошли и увидели, что приватизация вызвала у людей злобу, потому что это несправедливо. Это моя собственность, моя земля — и вдруг ее у меня отбирают. Да еще и тоска от непонимания, что же делать, потеря контроля над ситуацией, тревога – вот такое состояние и приводит к росту смертности от широкого круга причин. И дело даже не в скорости перехода к капитализму: англичане словно говорят, что «шоковая терапия» – это плохо, а вот если медленно, то это хорошо. Шок ухудшает результат, но сам по себе результат паршивый, потому что, проведя приватизацию, мы взяли ту модель, которая отжила, которая не соответствует представлениям о справедливости, добре, культуре, цивилизации. Соответственно, переход к капитализму сам по себе вызвал вот эту тотальную демографическую катастрофу по всем странам Восточной Европы и бывшего Советского Союза.

Справка KM.RU  С 1989 года по 1995 год число умерших увеличилось в России с 1,6 млн человек в 1989 году до 2,2 млн человек в 1995 году, т. е. в 1,4 раза, тогда как число родившихся, наоборот, сократилось с 2,2 млн человек до 1,4 млн человек, т. е. в 1,6 раза.

 

© Дионис Каптарь 20.01.2009Первоисточник публикации.