Я.П. Невелев
Невелев Яков Петрович. За чистый город и проядочную власть.
Главная О Невелеве Публикации Предприятия холдинга Банк вакансий Общественная деятельность Фотографии  Газета  "Уральский  Край"  Архив О сайте

Я никогда не

занимался торговлей.

Я производственник

Я.П. Невелев

В России произошла историческая девальвация

 «Пушкин, спасая честь своей красавицы-жены, был убит на дуэли никчемным Дантесом, который вскоре женился на ее сестре-дурнушке и уехал с семьей из России, чтобы навсегда все забыть. Много лет спустя их взрослая дочь, которая обожала поэзию и сама писала стихи, узнав о злодействе своего отца, не смогла его простить, тронулась умом и провела остаток дней в приюте для душевнобольных».

«Петр I — первый русский император. Выдающийся реформатор и всадник. …Петр был первым и единственным из русских правителей, кто открыто и официально, по документам, призывал подданных зажигать и палить почем зря (имеются в виду новогодние указы Петра I. – Прим. КМ.RU)».

Из досье на сайте проекта «Имя Россия» http://www.nameofrussia.ru

Когда русские люди учатся у иностранцев тому, чему не грех поучиться, они в итоге превосходят своих учителей. История тому – неоднократный свидетель.

Когда русские в им самим не особо понятном подобострастном экстазе начинают бездумно и слепо копировать иностранцев, забывая о собственных традициях, достижениях и чувстве собственного достоинства, они перестают быть русскими, опускаясь в своем похожем на дурную пародию копировании до крайней степени глупости и пошлости. Примером тому может служить скопированный с британского шоу «Great Britons» («Великие британцы») проект «Имя Россия», в рамках которого русская история и ее творцы безжалостно и бесстыдно препарируются скальпелем под названием «рейтинг».

Рейтинг давно уже стал на телевидении и в масскультуре абсолютной истиной, мерилом всего – художественной ценности, ума, красоты, морали. Теперь зловещая тень рейтинга легла на русскую историю и святые для России имена. Стараниями проекта «Имя Россия» русскую историю просто накрыло рейтингом.

Прекрасная по сути своей идея – всенародно сложить из имен-кирпичиков виртуальный русский пантеон, собор из 500, 700, 1000 имен величайших сынов России, где степень величия каждого определялась бы не количеством поданных за него голосов, а самим фактом его присутствия в этом соборе – была перечеркнута уродливой чертой рейтинга, старательно срисованной с западных шаблонов. Как была перечеркнута и не менее здравая идея состоявшегося в этом году конкурса «Семь чудес России», устроенного в пику западным «чудесным» рейтингам, упорно не желающим замечать русские красоты. Самых расчудесных чудес в России оказалось почему-то всего 7 – как у древних в их покоящемся на китах и слонах мире. В России, на территории площадью 17 млн кв. км, чудес, конечно, много больше. Но «семь чудес» звучит выгоднее: это – бренд и лакомая приманка для пресыщенной, но по-прежнему жадной до зрелищ аудитории. Потому и остановились на 7 просеянных через решето голосования чудесах-суперфиналистах. Как писала пресса, «среди неудачников конкурса, не прошедших дальше финала, оказались нижегородский кремль и Кирилло-Белозерский монастырь»… Теперь пришел черед не дотянувших до финала «неудачников» из числа гениальных россиян. Такая вот история с географией.

Цель проекта «Имя Россия» – путем телефонного, смс- и интернет-голосования зрителей составить рейтинг величия наших предков, то бишь выстроить по ранжиру, в затылок друг другу наиболее популярных сегодня в народе фигур русской истории. Увенчать сей список должно имя исторического деятеля, завоевавшего наибольшие симпатии участвующей в шоу публики, – имя «россиянина № 1». Расчет верен: современная российская аудитория, хотя зачастую и имеет о русской истории смутное, как начало XVII века на Руси, представление, зато обожает разного рода шоу с голосованием, где надо выбирать самых симпатичных и запоминающихся участников, – «Дом-2», «Звезды на льду», «Евровидение». А в историческом шоу участники-то постатуснее, и имена позвонче Бузовой и Билана будут – Пушкин, Александр Невский, Петр I, Иван Грозный, Достоевский!.. Поэтому рейтинг здесь обеспечен всем – и соревнующимся, и самому проекту, который организатор – телеканал «Россия» – горделиво называет «главными выборами России». Это утверждение отчасти справедливо: «Имя Россия» – главные по нелепости выборы России.

Потому что нелепо на полном серьезе выбирать между Пушкиным и Александром Невским, между Петром I и Менделеевым, Достоевским и Суворовым, силясь понять, кто из них ценнее для России, и не понимать, что все эти люди одинаково бесценны для нашей страны. Это так же нелепо, как спрашивать человека: «Ты кого больше любишь – маму или папу? Луну или солнце? Воду или сушу?»

Нелепо составлять по итогам голосования список так называемых финалистов проекта. «В финал вышли Екатерина II и Иван Грозный» – эта фраза, несомненно, заняла бы достойное место в рейтинге самых идиотских высказываний на историческую тему. «Лев Толстой в финал не пробился, сойдя с дистанции на стадии предварительного отбора» – эта фраза претендовала бы в идиотском рейтинге на первое место.

Нелепо ограничивать «финальный» список величайших россиян 12-ю именами, уподобляя русскую историю скукожившемуся куску шагреневой кожи.

И совсем уж нелепо устраивать агитпроп в телеэфире, выделяя каждому из финалистов персонального «агитатора» или «адвоката» – точь-в-точь, как в западном прототипе. Чтобы свести весь проект к фарсу, достаточно одного лишь объявления вроде «Федора Достоевского представляет Дмитрий Рогозин». Мог ли представить себе Федор Михайлович при всем его космическом воображении, что его перед всей Россией будет представлять человек, чья работа – представлять Россию в НАТО? Мог ли представить автор строк «...Мировая гармония не стоит слезинки одного замученного ребенка», что его непоследовательный представитель в проекте «Имя Россия» во время обсуждения персоны Сталина будет призывать коллег при оценке правления генералиссимуса исходить не из количества пострадавших от репрессий, а из того факта, более сильной или более слабой стала Россия после Сталина? Где логика?

А миссия под названием «Виктор Черномырдин защищает Петра I»? Как человек, который, будучи вот уже 7 лет послом России на Украине, не в состоянии в меру своих дипломатических возможностей защитить от «оранжевого» геноцида русскоязычное население Украины, может защищать титана, прибившего бы любого, кто возомнил бы, что может его защищать?

Примечательно, что во многих странах, клонировавших британский проект, национальные голосования оборачивались фарсом. Так, например, в Германии величайшим из великих был признан первый канцлер ФРГ Конрад Аденауэр, чье правление, по мнению немцев, было посильнее «Фауста» Гете и мессы си минор Баха. В Португалии победили не Васко да Гама, Магеллан или Камоэнс, а профашистский диктатор Антониу ди Салазар, правивший страной до 1970 года. В США рейтинг возглавил 40-й президент страны Рональд Рейган. Кроме него, в американскую топ-10 попали еще 6 президентов, а также Элвис Пресли, Мартин Лютер Кинг и самая богатая ныне дама в мире шоу-бизнеса телеведущая Опра Уинфри. А вы думали, там будут Эдисон или Марк Твен? Полагаю, далеко не все американские любители телеголосований вообще знают, кто это такие.

Да и в самой Великобритании, подарившей миру это антиисторическое по своей сути шоу, голосование закончилось неоднозначными результатами. В первой десятке не оказалось, к примеру, ни Байрона, ни Бэкона, зато оказалась принцесса Диана, опередившая Шекспира с Ньютоном.

Ну, на Западе вообще любят трепать имена своих гениев по поводу и без в разного рода рейтингах: самый умный, самый красивый, самый сексуальный, самый стильный, самый брутальный, самый прожорливый… Но это – их история, их право обращаться, как им заблагорассудится, с их великими мертвецами. Но почему Россия столь же бесцеремонно обращается со своими святынями? Почему по-попугайски копирует Великобританию – страну, чей министр иностранных дел советовал России заменить Конституцию? Почему устраивает девальвацию собственной истории, при которой значение великих исторических деятелей прошлого начинает определяться соотношением отданных за них голосов почтеннейшей публики?

И ведь пример того, к чему может привести столь бесцеремонное отношение к священным для России именам, был перед глазами – Украина, где проект-клон под названием «Сто великих украинцев» финишировал в апреле этого года, за месяц до старта российского аналога. В украинской версии победил древнерусский князь Ярослав Мудрый (то-то подивился бы, узнав, что был украинцем), а на третьем месте расположился Степан Бандера (то-то обрадовался бы, узнав, что больше него для Украины сделали только Ярослав Мудрый и кардиохирург Николай Амосов). Далее по списку прочие лидеры украинских националистов продолжили мирное (хотя при жизни миролюбие было им несвойственно) соседство с правителями Киевской Руси – от святой равноапостольной княгини Ольги до Владимира Мономаха. А вот сын Мономаха Юрий Долгорукий, легкомысленно основавший Москву, в отличие от родителя, в список, разумеется, не попал. По современным украинским понятиям, видать, отец за сына не отвечает.

Хотя и отец, в общем-то, присутствует в рейтинге на птичьих правах: обосновавшись в конце шестого десятка, Мономах с треском проиграл, например, Виктору Ющенко и Юлии Тимошенко, занявшим 20-е и 21-е места соответственно (на момент составления рейтинга величия у Виктора Андреевича, по мнению участников голосования, было чуть больше, чем у Юлии Владимировны. Сейчас, согласно данным соцопросов, картина прямо противоположная, но коррективы в рейтинг пока не внесли).

На этом казусы украинского рейтинга не заканчиваются. Согласно сему удивительному акту народного волеизъявления, нашей с вами страной управляли преимущественно представители Украины: помимо киевских князей в сонме великих украинцев так же широко представлены и советские вожди – Никита Хрущев (был первым секретарем ЦК Компартии Украины), Леонид Брежнев (родился на территории, которая сегодня принадлежит Украине), а также – внимание! – Владимир Ленин. Научных версий, объясняющих, почему Ильич был причислен к лику украинцев, нет. Из антинаучных, помимо малоубедительного «пролетарского интернационализма», в голову приходит только одна: инициалы основателя СССР «В» и «У» (Владимир Ульянов) напоминают о ласкающем слух и взгляд нового украинского патриота словосочетании «вильна Украина». Но это, конечно, шутка.

Стоит ли говорить о том, что львиная доля персонажей всевеликого украинского рейтинга присутствует и в числе 500 великих россиян, изначально выбранных для участия в проекте Институтом российской истории РАН? С одной стороны, вроде бы лишнее подтверждение того, что русские и украинцы – один народ с общей историей; с другой стороны – родство с рейтингом, в коем, наряду с крестителем Руси князем Владимиром, писателями Булгаковым и Гоголем, присутствуют Бандера, Петлюра, Мазепа, Шухевич и Ющенко, почетным никак не назовешь.

Тем не менее, весь этот украинский псевдоисторический балаган не стал для создателей российского «клона» уроком. Как не стал для них уроком и конфуз, случившийся в первой версии проекта, когда итоги голосования были отменены из-за шокирующего лидерства Сталина. Компрометирующий страну в глазах «демократического» Запада успех отца народов был объяснен кознями спамеров, а шоу решено было переиграть. Так юный незадачливый шахматист с ущемленным самолюбием, разглядев наконец, что ему через несколько ходов будет поставлен мат, с криком: «Не считается! Играем заново!» смешивает фигуры на доске и расставляет их на исходных позициях, твердо веря в то, что уж во второй-то раз он таких ляпов не допустит. Но одно дело, когда со слонами и пешками так обращается капризное чадо, и совсем другое, когда федеральный канал, носящий то же название, что и страна, поступает так с людьми, которые являются достоянием нации. А не сырьем для рейтинга.

Может быть, тогда уж заодно составить и рейтинг русских святых – Сергия Радонежского, Серафима Саровского, Василия Блаженного, Иоанна Кронштадского, Ксении Петербургской, патриарха Гермогена? Кощунство? Конечно, кощунство. А не кощунство уподоблять святого Александра Невского и великого православного писателя Достоевского героям «Дома-2» и «Евровидения», решая их судьбу на проекте зрительским голосованием? Не кощунство противопоставлять великие имена друг другу, перечисляя достоинства одного и – неизбежно – принижая другого? В № 44 газеты «Аргументы и факты» читатель задал вопрос: почему в финальном списке проекта «Имя Россия» есть Суворов, но нет Кутузова? Виктор Безотосный, завотделом истории России XIX века Государственного исторического музея, ответил ему на страницах газеты следующим образом: «...Назовите хотя бы одного знаменитого последователя Кутузова! Таких нет – за исключением малоизвестных в истории России лиц....Учеником (Суворова) был, например, Багратион. А у Кутузова – кто?...Кутузов был не столько полководцем, сколько дипломатом, переговорщиком». Вот в таком тоне историк говорит о человеке, чью смерть в 1813 году несколько дней скрывали от русской армии, чтобы не допустить падения боевого духа; чей гроб народ, остановив траурную колесницу, на руках нес от окраин Петербурга до Казанского собора. Хотя, что вы хотели?.. Финал – штука жесткая: тут или Суворов, или Кутузов.

Другой эксперт «АиФ», член-корреспондент Академии военных наук Анатолий Цыганок дает не менее глубокий ответ на изумительный вопрос «Чем Суворов лучше Кутузова?»: « (Суворов) – единственный из военачальников, признававший в русском солдате мыслящего человека». Получается, Кутузов и прочие великие русские и советские военачальники считали солдат безмозглыми тварями.

В этой связи остается только радоваться тому, что русские святые, за исключением Александра Невского, не попали, выражаясь языком шоу, в топ-12: состязание, пусть и заочное, к примеру, между Сергием Радонежским и Василием Блаженным выглядело бы уже полным маразмом. Хотя у современных россиян Василий Блаженный зачастую ассоциируется лишь с Храмом на Красной площади: кто ж его в финал выведет – он же памятник!..

Поэтому, если и есть в проекте что-то действительно полезное, так это то, о чем говорил Никита Михалков: благодаря проекту некоторые россияне, возможно, будут знать об истории своей страны несколько больше, чем они знают сейчас. Непонятно только, почему россиян надо приобщать к родной истории таким диким способом – распиная святые имена на досках рейтинга отлитыми на Западе гвоздями.

У рейтингов, базирующихся исключительно на мнениях, симпатиях или антипатиях частных лиц, есть одно плохое свойство: многие воспринимают их всерьез, как отражение реального положения вещей, подсознательно веря в то, что только те, кто попал в топ-10, 20 или 100 и занял там верхние строчки, воистину велики, а те, кто не попал и не занял, – второстепенны и малозначимы. Вот и по окончании проекта кто-то будет всерьез думать, что Пушкин круче Столыпина, потому что у Пушкина, допустим, 2-е итоговое место в финале, а у Столыпина –11-е. Конечно, Пушкин гораздо круче Столыпина.

© Игорь Чебыкин 10.12.2008Первоисточник публикации.