Я.П. Невелев
Невелев Яков Петрович. За чистый город и проядочную власть.
Главная О Невелеве Публикации Предприятия холдинга Банк вакансий Общественная деятельность Фотографии  Газета  "Уральский  Край"  Архив О сайте

Я никогда не

занимался торговлей.

Я производственник

Я.П. Невелев

Консерватор в мире № 1

10 декабря в ИТАР-ТАСС президент Центра стратегических коммуникаций Дмитрий Абзалов представил новый аналитический доклад "Путин – новый мировой консервативный лидер".

Консерватизм становится новым трендом в мировой политике, из 10 самых влиятельных политиков 8 являются консерваторами. Новая волна консерватизма пытаются ответить на запрос населения, сформированный по двум линиям. Первая – рациональность принятия решений, второй – защита общественного строя, в том числе в области семейных отношений. Причем, запрос имеется именно на консерватизм умеренного уровня, без той агрессии, что присуща консерваторам США. Это связано с тем, что мир теряет стабильность, привычные механизмы социальных лифтов отказывают, экономические кризисы сотрясают планету, вооруженные конфликты последнего десятилетия очень сильно изменили политический ландшафт.

Часть политиков левого профиля, на волне популярности и евроэнтузиазма конца XX века начали проводить в жизнь какие-то необдуманные шаги. В частности, в области ценностных сфер, – в религии, в социальной сфере, в семейных отношениях. Эти решения радикализировали, раздробили общества этих стран, уничтожив вариант переговоров и компромиссов, зато увеличили случаи насилия между представителями разных полюсов.

Франция в этом смысле стала самой яркой жертвой необдуманных экспериментов, фактически лишившись возможности дорасти до консенсуса в отношении легализации гомосексуальных браков. Навязанное сверху решение, проведенное крайне жестко, раскололо общество на части, и общество лишилось жизненных сил, растратив их на внутреннюю ожесточенную борьбу.

Неудивительно, что политики, которые решаются стать представителями запроса общества на защиту консервативных ценностей, получают огромную поддержку. Не только из-за тех ценностей, которые они защищают, но и из-за неготовности общества проходить через раскол и радикализацию из-за идеологического популизма левых политиков.

Эта поддержка позволяет им быть арбитрами в решении вопросов мировой политики. Классический пример – Ангела Меркель, принявшая рациональное решение по спасению Евросоюза, принеся в жертву слабые экономики. И эта позиция Меркель переводит в Германию центр европейской политики.

Особенность и отличие Путина от Меркель состоит в том, что он смог повлиять на принятие решения по Сирии в Конгрессе США.

Авторитет российского президента оказал воздействие на внутренний политический процесс в Америке, что ранее сложно было представить, до того, как президентом США стал "левый" Обама.

Публичное проявление своей позиции, рациональный подход очень востребован в мире, он дает определенное конкурентное преимущество на мировой арене при решении сложных геополитических проблем. В мире крайне мало политиков, способных рационально и последовательно поддерживать свою позицию, соблюдая принцип равноудаленности.

Сейчас, получив значительный опыт в управлении Россией, Владимир Путин готов конвертировать свой высокий рейтинг в непопулярные, но рациональные меры, что постепенно приносит ему все большее уважение со стороны зарубежных партнеров на уровне населения и политиков.

Экономические меры, принятые в последние несколько лет и месяцев, продвинулись очень активно. И это в том числе усилило политические позиции России. В частности, интеграционные процессы в рамках Таможенного и Евразийского союзов. Учитывая, что многие страны начинают пересматривать свои внешнеполитические приоритеты, сейчас позиция Владимира Путина, можно сказать, является трендообразующей. На его мнение и методы равняются другие мировые лидеры.

Но на внутреннем политическом рынке сейчас не так много дискуссий, что приводит к эффекту радикализации: получается эффект "кипящего котла", когда не происходит публичное обсуждение основных идеологических платформ, оппозиционные мнения загоняются в подполье. Это приводит к росту политической латентной агрессии.

Различием политики неоконов от политики Путина и других консерваторов является мессианство. Ценности ставятся очень жестко, и они становятся побудительным мотивом к действию, об экономическом рационализме речи не идет. Новые консерваторы более мягки и более открыты. Их позиция аргументирована и оправдана, предполагает согласование интересов, а не диктат. Неокон, принимая решение, заставит всех постфактум принять его решение, а новый консерватор будет пытаться найти компромисс. Именно этот момент и стал провалом политики неоконов, согрев мир пожаром нескольких войн.

Рост консерватизма обеспечен в том числе экономическими причинами и легкомысленным госуправлением на основе популизма. В современном мире люди готовы защищать свой образ жизни, отказываясь от идеологии в пользу стабильности и сохранению привычного мира, искаженного непродуманными программами миграции, интеграции и новыми ценностями, к которым люди не готовы, в частности, к ценностям, угрожающим семье.

Именно поэтому социальные ценности стали тем пунктом преткновения, вокруг которого сплачиваются граждане стран под управлением "левых", в попытке защитить свой привычный мир, который может быть разрушен в погоне за некой мечтой.

Экономический рационализм приводит политиков консервативного лагеря к необходимости оформлять и социальные позиции. Хотя не все они готовы делать это жестко, пытаясь оставить место для разных точек зрения, все они стремятся избежать разрушения общества по линии ценностных конфликтов. И поэтому консерваторы защищают ценности семьи и религии, но, однако, в довольно умеренном варианте, пытаясь не разделять общество на полюсы, не лишать граждан внутренней свободы, но ограничивая разрушительную энергию чрезмерно быстрой смены ценностной парадигмы.

Консерваторы дают людям возможность остановиться и понять, к чему они готовы, и готовы ли вообще.

Разумеется, каждый политик несет и некие региональные ценности, где-то больше выраженные, где-то меньше. Та же Меркель вынуждена входить в коалицию с "зелеными", которые опираются на электорат из числа сексуальных меньшинств. Владимир Путин лишен такой необходимости, а потому может позволить себе более резкие высказывания в защиту традиционных ценностей. Несмотря на эти мелкие различия, обоим политикам приходится принимать непростые экономические решения, основанные на рационализме, что приносит им некоторые имиджевые потери в краткосрочном периоде, но, в итоге, приводит к росту их влияния в мире.

© www.segodnia.ru 11.12.2013Первоисточник публикации.