Я.П. Невелев
Невелев Яков Петрович. За чистый город и проядочную власть.
Главная О Невелеве Публикации Предприятия холдинга Банк вакансий Общественная деятельность Фотографии  Газета  "Уральский  Край"  Архив О сайте

Я никогда не

занимался торговлей.

Я производственник

Я.П. Невелев

Заказ на «мятеж»

Елена Рохлина о деле полковника Хабарова

Случилось так, что о полковнике Хабарове я узнала от Леонида Развозжаева. Дальше, как говорится, дело техники, точнее - поисковика в интернете.

Признаюсь, я была в шоке от того, что узнала. По версии следователей ФСБ 2 августа 2011 года в Екатеринбурге должен был произойти «вооруженный мятеж» под кодовым названием «Рассвет». Целью мятежа на Урале являлось свержение государственного строя в стране. Якобы группа «мятежников, в которой и десяти человек нет, собиралась захватить власть в Екатеринбурге, а потом сидеть и ждать подмоги, чтобы пойти на Москву.

Этот редкостный по своему маразму план органы оформили в уголовное дело, а главным обвиняемым стал полковник Хабаров - герой афганской войны (первый комендант перевала Саланг), легендарный комбат 56 ОДШБ, кандидат философских наук, бывший начальник института военно-технического образования и безопасности в УрФУ.

В подавляющем большинстве СМИ бойкотировали тему о полковнике Хабарове. Пресса писала мало и делала вид, что мятеж под названием «Рассвет» был очень даже возможен. Заглянуть на сайт Леонида Васильевича Хабарова, дабы почитать обвинительное заключение и показания свидетелей им было недосуг. А ведь после такого чтива даже человеку далекому от военной темы становится ясно, что все это бред, в самом прямом смысле этих слов. Достаточно сказать, что вся доказательная база строится на показаниях некоего Ермакова, человека не вполне здорового. И об участии Хабарова в подготовке этого маразматического «переворота» все свидетели знают только со слов этого свидетеля. Вот такой «мятеж».

В деле - 128 неустановленных фактов, лиц, событий и мест. Господин Горбачёв, бывший офицер и подчиненный Хабарова, провел несколько теоретических занятий по военной подготовке, якобы рассказывал об организации засад и диверсий, а на допросе признался, что план «Рассвет» написан его рукой под диктовку неуравновешенного Ермакова и спокойно пошел домой. Горбачев проходит по делу свидетелем, уголовное дело в отношении него не возбуждалось. Ему вторит некто Ботнарь, тоже бывший офицер спецназа. Они именно бывшие, ибо такие люди не имеют права называть себя Офицерами.

В мае 2012 по делу о «мятеже» были вынесены первые обвинительные приговоры. Сергей Катников и Владислав Ладейщиков пошли на сделку со следствием, их осудили в особом порядке, милостиво дав условные сроки. При этом Катников несколько раз передумывал, отказываясь от сотрудничества с «органами».

А ещё есть старые патроны от разных видов оружия, есть старая аптечка с Афгана, память о тяжелом ранении в Афганистане, а в ней промедол 30 – летней давности. Это, по мысли следствия, и есть вещдоки. Патронами надо было закидать все органы власти в Екатеринбурге, а промедол это приобретение и приготовление к сбыту наркотиков в особо крупном размере. Смешно? Да. Вот только легенда афганской войны, инвалид второй группы сидит уже полтора года. Поскольку сломить Хабарова невозможно, его пытаются уничтожить физически. У полковника не работает правая рука еще с Афганистана, в СИЗО он практически потерял слух и вынужден теперь пользоваться слуховым аппаратом.

На одной скамье с Леонидом Хабаровым - Виктор Сергеевич Кралин, ученый и заслуженный изобретатель России. Это он должен был «продать патенты и договориться с финансированием мятежа с послом Венесуэлы в Беларуси». Кралин держится, как настоящий герой, и искренне сожалеет, что не может сейчас находится со своим студентами.

Понятно, что при «отработке» заказа ни доказательная база, ни здравый смысл, ни личность полковника Хабарова не имеют значения. Да и граждане такого рода судебными процессами не интересуются. Есть безразличие и «всеобщее одобрямс», о котором не раз говорил полковник Хабаров. Мы, неравнодушные, тоже ничего сделать не можем. Или можем? Можем мы тысячами неравнодушных людей прийти в суд и переписать судей, прокуроров, следователей - так чтобы знали, что на них лежит ответственность за совершённые действия и народ интересуется происходящим? Конечно, можем. Если хватит смелости, это могут организовать офицеры с красными лампасами, председатели различных афганских, ветеранских организаций. Те, кто считал за честь пожать руку Леониду Васильевичу, когда Хабаров был в почете.

И я прошу всех, у кого есть возможность, придти на суд и поддержать Леонида Васильевича. Задумайтесь, пожалуйста, кто и как сможет помочь ему в этой ситуации. Потому что, помогая кому-то, мы помогаем себе.

© Елена Рохлина 09.01.2013Первоисточник публикации.